Роман Кармазин: чемпионы возвращаются
Роман Кармазин с чемпионом мира Флойдом Мэйвезером. Фото из архива Р. Кармазина

Роман Кармазин: чемпионы возвращаются

01.06.2018 Бокс Автор Сергей Князев

Один из самых ярких петербуржцев мирового профессионального бокса, харизматичный средневес Роман Кармазин вернулся в Санкт-Петербург после двух лет тренерской работы в США. Обратно за границу чемпион не собирается: он уже тренирует спортсменов в Центральном зале Федерации бокса Петербурга и намерен вырастить нового чемпиона мира среди профи.

«Я поехал в Америку со своим опытом и был уверен, что найду себя в любом случае, потому что здесь, в Петербурге, в профессиональном плане было столько…

Так и произошло. В Штатах пошли тренировки с Фредди Роучем, общение с Абелем Санчесом, видел, как они работают, выстраивают своих спортсменов.

Роман Кармазин с поясом чемпиона мира среди профессионалов. Фото из архива Р. Кармазина

Правда, все думают, что там, в Америке, булка с маслом, а на самом деле там непросто, тем более русскоязычным людям постсоветского пространства. Там нас никто не ждет, и не ждал никогда.

Но то, что дает наша школа, что, например, дал мне мой тренер Игорь Михайлович Лебедев (царствие ему небесное, не дожил до моего чемпионского боя буквально полгода) — они не знают и половины этого. И это объективный взгляд.

Знаешь, что такое настоящий американский бокс? Ни шагу назад, сильней бей и держи удар. Не обмани, не обхитри, не думай. Ломай соперника, и всё. Вот такой, к сожалению, там бокс: простой, силовой, жесткий. Главное — зарубиться и бить, бить, бить. Какая тут стратегия!

А ведь можно же по-разному ударить. 20 ударов нанести и 19 пропустить. А можно ни одного не пропустить и один, который все решит, нанести. Ты тоже выиграл в один удар, но вот те 19, пропущенных в твою голову, обязательно скажутся на здоровье — ходить будешь, улыбаться не к месту. Оно тебе надо?

Короче, разница в подходах кардинальная. Вот настолько, как небо и земля, пропасть. И выходит, что по глубине знания бокса тот же Роуч, например, КМС. Да, хороший, крепкий КМС, но даже не мастер спорта. А Лебедев — ЗМС, заслуженный!

Игорь Михайлович дал мне весь бокс в развернутом виде. Вот знаете, как правильно добить соперника? Поставить на пятки и сразу бить. Американцы этого не умеют. Да что там, даже простое правило — не лезть, добивая, под сильную руку — мало кто знает.

Или как восстановиться в ринге после нокдауна? Вроде все знают: надо головой потрясти — кровоснабжение восстановить, вестибулярку устаканить. Но ведь соперник не дурак, видит, что ты головой затряс — значит, поплыл, надо давить и добивать! А ведь нужно схитрить. Подергай его, поиграй корпусом — и он понервничает, и ты голову обратно растрясешь. Но это надо придумывать не в ринге, когда уже хватанул и пытаешься выжить, — этому надо на тренировках учить. Такие вот мелочи.

Да, американская школа учит хорошо нападать — просто перебить и передавить соперника. Но это же и ее слабость, против которой у классической советской школы есть прием.

Бывало как: раунд, два, три, пять. Силы закончились. И всё, он тебя сейчас прибьет. Но ведь это же американец. Вперед-то он уверенно прет, как танк, но назад — не умеет. Заставь его попятиться, и он потеряется! Конечно, в лобовую такого не передавишь, но если его поднять, ударить снизу, он чисто рефлекторно отшатнется… и потеряет равновесие. Теперь он весь твой. Это то самое боксерское мастерство, искусство.

Почему тогда говорят, что лучшие боксеры и лучшие тренеры — там?! Да потому что с постсоветского пространства, из Африки, Австралии, Новой Зеландии —лучшие со всего мира поехали туда, и вот теперь из этих лучших выходят самые лучшие. Не потому, что там самые лучшие тренеры, а потому, что все хотят там боксировать.

Роуча и Санчеса много лет подряд признавали лучшими тренерами, потому что к одному попал

Роман Кармазин с чемпионом мира Флойдом Мэйвезером. Фото из архива Р. Кармазина

Геннадий Головкин, а ко второму Мэнни Пакьяо. К сожалению или к счастью — вот такое стечение обстоятельств. Самое интересное, что нашим ребятам там русский тренер не нужен. Даже бесплатно заниматься не хотят. Говорят: «Зачем нам русский тренер? Мы приехали настоящему американскому боксу учиться». Есть Роуч — он бог. Всё. Остальных они даже слушать не хотят. Хотя вот Сергей Ковалёв, я смотрю, сейчас тренируется у казаха — и, наконец, начал практиковать нашу, отечественную школу бокса.

Сегодня есть много молодых ребят, у который большой потенциал в профессионалах. Но потенциал потенциалом, а вылезет тот, кто пашет. Знаешь, когда мне ученики говорят: «Ну вот, были же боксеры раньше!», я удивляюсь. Ребята, у вас, что, кости другие, мясо другое? Мы все одинаково сделаны. Есть жажда победы — работай.

Большое дело стать великим боксером, но всегда надо продолжать учиться, потому что бокс — такой вид спорта, где невозможно уметь всё. Вот смотрю сегодня на Василия Ломаченко и вижу, что там есть чему поучиться. Даже тому же заходу за спину, как он это делает. Все его бои смотрю с удовольствием. У Ковалёва с Уордом интересно сложилось, интрига какая-то появилась. Всё остальное предсказуемо.

В свое время меня тренер часто даже останавливал, говорил: «Лучшее, Кармазин, это враг хорошего», а я всегда хотел учиться, и, когда все уходили из зала, я оставался и чего-то там пытался напридумывать, наковырять. Искал, путался, потому что не всегда новое — это что-то хорошее. Зато сейчас я умею почти всё.

Кое-что, чему меня учил Лебедев, я начал понимать только сейчас, когда сам стал тренером. Раньше я всё это на автомате делал — ну выполняю, ну падают люди, не задумывался. А теперь у меня ученик спрашивает: «Роман Александрович, а зачем это делать?» Вот тогда начинаешь осознавать всю гениальность системы.

Роман Кармазин секундирует одного из своих учеников. Фото из архива Р. Кармазина

Однажды, когда я уже ушел из бокса и стал тренировать, ко мне в зал пришел мальчишка, забитый такой, видно, что всю жизнь обижали. А ведь ему уже 29 лет было. И вот через три месяца он вдруг подходит ко мне, мол, «Роман Александрович, можно вам руку пожать? Я благодаря боксу мужчиной стал, спасибо большое!» Я не сразу даже догадался, что случилось, — а он просто впервые в жизни смог за себя постоять и так воодушевился! Тогда я понял, что нахожусь на правильном месте. Да, сейчас я тренирую чайников, но придет время, когда буду выводить в ринг настоящих боксеров.

Сейчас у меня новая цель — воспитать чемпиона мира по боксу. И я это сделаю ни рано, ни поздно — вовремя». 

Подготовка текста: Ольга Рудакова и Никита Егоров.

Впервые: журнал «Спорт № 1». Благодарим за содействие Спортивную федерацию бокса Санкт-Петербурга