8 октября 2015 года

Андрей Рычагов: Назаров буквально кипит на скамейке, потому что болеет за дело

Нападающий «СКА-Нева» Андрей Рычагов — человек, которого до сих пор обожают фанаты СКА. Хотя сейчас он играет в Высшей лиге. Про него питерские болельщики говорят: наш человек, свой парень. Неудивительно, ведь Андрей родом из Петербурга. В свое время он выступал за главную армейскую команду, сейчас, сам не подозревая, учит премудростям своей профессии молодых, но не оставляет надежды вернуться в КХЛ — как игрок.
Утром с Алексушиным мяч перекидывали — и тут сообщают, что он умер. Был шок

— Андрей, как обстоят дела в вашей команде?
— Достаточно неплохо. Не так много очков потеряно по сравнению с прошлым сезоном. Мы занимаем неплохую позицию (восьмое место в чемпионате. — «Спорт День за Днем»). Старт неплохой. Прошлый, неудачный сезон мы забыли. Сделали выводы. О том, как играем сейчас, можно будет судить только после того, как услышим финальный свисток арбитра.

— Вас радует, что команда перебралась в город на Неве из Карелии?
— Конечно. Это и удобнее, и комфортнее.

— Зрителей меньше стало?
— Не сказал бы. Люди приходят на наши встречи и смотрят с удовольствием. Я даже ждал, что меньше зрителей будет. Но на трибуны дворца на Ждановской набережной смотреть приятно. Особенно вечером, когда люди с работы приходят.

— Во время предсезонных сборов ваша команда пережила стресс. Умер один из тренеров команды — Владимир Алексушин. Прямо на сборах. Вы были тогда на базе в Кавголово?
— Когда человек покидает наш мир — это всегда трагедия для окружающих. Я знал Алексушина с первых своих профессиональных шагов. И для меня его внезапная смерть стала… У них такой с Пушковым тандем был хороший. Мы готовились к сезону, все по расписанию…. И тут ко мне в номер забежал Костя Богдановский, форвард нашей команды, и говорит: «Владимир Борисович умер!» Я отвечаю: «Не говори глупости, он еще утром с нами в мячик играл на утренней тренировке». Но потом пришло сообщение на телефон. И мы поняли — это правда. Спустились в холл. Было все руководство команды. Сказали, мол, так и так, в жизни все случается. Если честно, у нас случился шок. Утром вместе в мяч перекидывались, и раз — нет человека. Он смеялся, улыбался на обеде, а его смех ни с чем не спутаешь, а вечером его уже нет в живых… Тяжко.

— Не испугались после этой трагедии за свое сердце?
— Это обратная сторона медали в нашей профессии. Все об этом знают. Спортсмены с опытом, возрастные прекрасно понимают, что здоровье на первом месте.

Дадонова со Шипачевым трогать не надо — им бы третьего подыскать

— Но тренеры часто просят играть, что называется, на разрыв аорты…
— Конечно, человек должен полностью отдаваться игре на площадке. Действовать, не щадя себя, в том числе эмоционально. Если человек катается без огня в сердце — это амеба. Посмотрите на Андрея Назарова! Как он ведет себя на скамейке? Он буквально кипит. Ругается, кричит, но не со зла. Просто в нем буря эмоций, за дело болеет! И ждет того же от своих подопечных. Может, в сердцах и крикнет: иди, сломай ему шею! Но профессионалы прекрасно понимают, что играют против живых людей. Просто у каждого тренера своя манера поведения. От хоккеистов требуют максимальной отдачи. Ты должен выйти на лед, максимально выложиться и помочь победить.

— Следите за играми СКА?
— Конечно, по мере возможностей.

— Кажется, что после победы в Кубке Гагарина у питерского клуба задачи уже не так высоки?
— Никто высоких задач не отменял. Думаю, руководители СКА достаточно амбициозные люди. Конечно, команду покинул ряд игроков, которые вносили очень весомый вклад в конечный результат команды. Сейчас звенья сформированы иначе...

— Вот только Шипачев и Дадонов как «неразлучники»…
— Вадика и Женю трогать не надо, им, как говорится, третьего найти надо (смеется).

— Что скажете о голкиперах СКА?
— Вратарь — специфический игрок. С него высок спрос. Если ошибся нападающий, его защитник страхует. Если все ошиблись, единственный страховщик — вратарь. У него за спиной никого. Конечно, это тяжко.

— Что думаете об игре СКА в целом? Команда новая…
— Надо дать время. Не все так однозначно. Например, СКА может обыграть лучшие команды КХЛ — «Йокерит» или ЦСКА.

— А если финны выиграют Кубок Гагарина, то позор?
— Конечно, не хотелось бы, но это не позор. Вспомните 2004 год — чемпионат Европы по футболу. Выиграла Греция, обыграв всех грандов. Так что ничего страшного в том, что Кубок возьмет иностранная команда, но, надеюсь, «наши» этого не допустят. Особенно СКА.

Поставили ко мне Барабанова — он перебрался в СКА. Направили Ткачева — тот тоже теперь в КХЛ

— Вы — один из немногих питерских игроков, выступающих дома. Почему в командах систем СКА так мало игроков с берегов Невы?
— Так случилось. Никто не знает почему. Но радуют Барабанов, Дергачев. Считаю, они не зря попали туда, где находятся, — в команду КХЛ.

— В этом сезоне поставлена задача — активнее использовать молодежь…
— Все равно играть будут те, кто правильно соотнес талант с работоспособностью и желанием. Много хороших ребят в Петербурге… Но в силу каких-то своих личных качеств у них может не получиться. И это нормально. Из моего года выпуска на профессиональном уровне играют только два человека.

— Почему?
— Этот вопрос не ко мне (улыбается). Вот Барабанова ко мне в звено поставили и сразу забрали в СКА. Вову Ткачева поставили — и тоже уже в КХЛ. Я только за, важно, чтобы парни росли.

– Так вы по натуре тренер…
— Заметь, они не под моим руководством играли, а со мной…. Быть тренером — это трудно. Я об этом совсем пока не думаю. К тренерской работе надо иметь предрасположенность и призвание.

— Желание поиграть в КХЛ у вас еще есть?
— Смеетесь? Конечно, есть. Но я объективен…

— Помню, кто-то сказал: попасть в Высшую лигу можно легко. Выбраться — практически нельзя. Вы с этим согласны?
— Зерно правды в этих словах есть. Если вернуться к началу двухтысячных, то спортивный принцип был на первом месте. Если игрок набирал сорок очков в Высшей лиге, то вероятность его попадания в Суперлигу была высока. Сейчас таких единицы. Мне кажется, искусственное введение лимитов по возрасту, увлечение молодежью — лишние. Помню, когда сам начинал карьеру, нам надо было в «молодежке» всех растолкать локтями, забить много голов, а потом чтобы тренер еще тебе сказал: ты годен. Сейчас ребята молодые расслабились. Знают, все равно возьмут. Они не проходят трудной дорогой, «по головам» и чтобы еще тренер дал шанс. По возрасту все равно возьмут… Ворчу по-стариковски (улыбается). Впрочем, я еще слишком молод. У меня еще все впереди.
Источник: Невский Спорт

© все права защищены, Невский Спорт