На Петроградском острове расположился тир ДОСААФ — большая тренировочная база для стрелков. В доме №14 на Аптекарском проспекте разместилась не только секция по пулевой стрельбе при Комплексной школе высшего спортивного мастерства: в соседних помещениях также упражняются в практической стрельбе из огнестрельного оружия. Потому просто так попасть внутрь не получится: охранник обязательно спросит документы, и пока не получит желаемого, не откроет несколько массивных железных дверей, ведущих в кабинеты, оружейные и собственно тир. Но внутри нас уже ждут: сегодня «Невский спорт» отправился побеседовать о проблемах спортивной пулевой стрельбы к тренеру-преподавателю высшей квалификационной категории Андрею Филиненкову, который за свою карьеру воспитал двух мастеров спорта международного класса и пятерых мастеров спорта — призёров Первенства Европы и мира.

— Андрей Николаевич, сколько сейчас в Санкт-Петербурге мест, где можно полноценно заниматься спортивной пулевой стрельбой?

— На город с населением 5,5 миллионов человек у нас всего пять тиров. Из них два работают в закрытом режиме. Есть ещё частные, где стреляют из личного оружия, но это не имеет отношения к нашему спорту. Также существуют тиры силовых структур, но в них тренироваться полноценно нельзя.

— Как дети попадают в пулевую стрельбу? Приводят родители?

—По-разному. В основном, конечно, приводят за ручку. Очень часто дети не хотят заниматься стрельбой, но родители просто стараются оторвать от компьютера своё чадо. Сейчас система «Пирамида» нарушена. А ведь раньше юношей и девушек готовили ещё начиная со средних классов, во многих школах были свои тиры. Причём, с пневматикой тогда были большие проблемы в стране, поэтому стреляли из самых настоящих мелкокалиберных винтовок. А потом, году в 1985-м, Михаил Сергеевич Горбачёв сказал: «Мы разоружаемся, так зачем нам готовить столько стрелков?!» И закрыл половину тиров. А ведь раньше ДОСААФ тоже был мощной организацией. Пулевая стрельба в своё время по статистике была вторым видом спорта в Советском Союзе по массовости, после волейбола.

Сегодня огромный тир на 30 щитов практически пустует. А на время Чемпионата мира по футболу тир и вовсе был закрыт особым распоряжением правоохранителей. Фото: Даниил Бучко

— Ведётся сейчас работа со школами по поиску и отбору юных спортсменов?

— В подавляющем большинстве случаев, когда приходишь в школу и говоришь слово «стрельба», сразу слышишь в ответ «нет». Даже слушать не хотят, все считают, что это опасно. Раньше было проще, в школах работали отставные военные. Хотя, иногда и сейчас такое ещё можно увидеть…

— Раньше и начальная военная подготовка была в школах.

— А сейчас это «кто во что горазд». Порой даже стреляют из того, из чего стрелять нельзя. И наша промышленность, к сожалению, ничего не делает. Всё приходится покупать за границей.

— Разве у нас оружейные производители не пытаются ничего разрабатывать и производить для спортсменов?

— Ну, пытаются, но это как сравнивать жигули и мерседес: вроде бы обе — машины, обе могут передвигаться. А на деле разница огромна. Ведь в техническом виде спорта без специального технического обеспечения никуда. А у нас именно технический вид спорта. И будь спортсмен хоть трижды талантлив, без нормального оружия он ничего не сможет сделать.

— Винтовками каких производителей сегодня пользуются спортсмены?

— Немецких, итальянских, швейцарских. Всё оттуда. А сейчас мы ещё попали под санкции. Плюс новый порядок закупок — раньше мы могли выйти напрямую в Европу и приобрести всё необходимое, а сейчас приходится закупать всё то же самое, но практически в три раза дороже и гораздо сложнее с точки зрения оформления всех документов. Из-за этого одна винтовка может стоить миллион рублей!

— И аналогов в России сегодня нет?

— Нет. Даже близко нет. Ну, то есть, винтовки имеются. Но они не попадают в цель. Вот если бы сняли эти ограничения… Но мы защищаем своего производителя, а тот ничего не делает для клиента. Что странно, ведь у нас в стране делают такие ракеты, самолёты — а это всё очень точные производства. Во всём мире спортивное оружие делают небольшие частные фирмы, которые работают только под заказ. И делают всё очень аккуратно, каждый экземпляр их продукции — практически ручная работа. Не знаю, как сейчас в США, но я вам для сравнения могу рассказать про немецкую фирму Umarex, достаточно крупный (как "Калашников") оружейный концерн, которому принадлежит знаменитый оружейный производитель Walther. Этот концерн производит в основном оружие для военных и полицейских нужд, но есть у них и спортивное подразделение. Так вот, продукцию для спортсменов они делают настолько качественно, что она приносит им убытки. Эти убытки они перекрывают за счёт других заказов, но главное для производителя — репутация.

— А с патронами как обстоят дела?

— Точно так же. Для пневматических винтовок даже в советское время мы покупали пули за границей, и с тех пор у нас так и не научились делать их качественно. И партия давала указания, и стрелки объясняли требования — но наша промышленность не справилась с этой задачей. С огнестрельными боеприпасами тогда было чуть лучше, мы стреляли только нашими патронами. Не всегда качество было на высоте, но иногда по спецзаказу получалось достать патроны с военных заводов — а там с требованиями было всегда строже. Ну и отношение на производстве к продукции было в то время другое — ведь это делалось для наших спортсменов, которые будут защищать честь страны! Тогда такие вещи ещё имели какое-то значение.

Спортивная экипировка спортсмена включает в себя не только винтовку, но и специальную одежду, патроны, множество принадлежностей для ухода. Фото: Даниил Бучко

— Государство финансирует спортсменов-стрелков?

— Конечно. Дают деньги из бюджета, как положено. Правда, говорить о полном финансировании не приходится, и дело тут в несогласованности — сначала нам предъявляют требования «купите это и это», а когда доходит дело платить за все эти нормы, нам говорят: «денег нет». Поэтому государственного финансирования недостаточно.

— Есть у стрелковых спортивных команд спонсоры?

— Нет, в последнее время я такого не встречал.

— То есть спортсмены вынуждены покупать снаряжение за личные средства?

— Нет. Как раз таки, если спортсмен попадает в государственную спортивную школу, он фактически не тратит ни копейки. Ну, если ты показываешь хорошие результаты и хочешь их значительно улучшить, тогда, конечно, можешь приобрести себе более точное и, само собой, дорогое оружие.

В Тире ДОСААФ, при котором расположилось отделение СПб ГБУ СШОР «Комплексная школа высшего спортивного мастерства», имеется больше тридцати щитов для занятий пулевой стрельбой. Но на сегодняшний день зал почти никогда не заполняется полностью, а порой и вовсе пустует. При этом в школе работают тренеры, подготовившие уже не один десяток чемпионов России, Европы и мира. Что ж, сегодня пулевая стрельба уступила место другим, более популярным видам спорта в школьных и университетских программах. И это плохо увязывается с заявлениями о возрождении патриотического воспитания и о построении сильной армии, готовить к службе в которой будущих солдат хорошо бы с детства. Но это уже совсем другая история…