Вчера IBU принял решение не рассматривать восстановление прав СБР на ближайшем конгрессе в Мюнхене. В тот же день появилась информация, что Россия отправила в WADA объяснения по ситуации в Московской антидопинговой лаборатории. Тогда же стало известно, что лидеры сборной России по биатлону Александр Логинов и Екатерина Юрлова-Перхт не тренируются со сборной. Что всё это означает и взаимосвязаны ли новости между собой?

Начнём по порядку. На самом деле тот факт, что статус СБР не будет рассмотрен на конгрессе – не новость. IBU уже давно сообщал, что не намерен поднимать этот вопрос в октябре, однако Владимир Драчев уверял, что СБР сможет договориться с Международным союзом. И, хоть многие слова Драчева уже давно остаются лишь словами, надежда была. В доказательство президент СБР многократно подчеркивал, что организация активно работает над выполнением критериев, необходимых для восстановления. Как выяснилось вчера, не все критерии выполнены, и IBU не полностью удовлетворен деятельностью российской стороны.

Невозмутимость Драчева, уже ставшая его визитной карточкой, не перестает удивлять. «В письме лаконично и чётко написано, что мы продолжаем работу, IBU надеется на дальнейшую плодотворную совместную деятельность СБР и IBU. Но на данный момент они видят, что пока рано восстанавливать СБР в правах, не все критерии полностью выполнены», — сказал Драчёв. Как так получилось, что «они», то есть IBU, видят невыполненные критерии, а СБР – не видел? Какие именно критерии не выполнены и почему информацию об этом не озвучивают открыто? Чем больше вопросов к СБР, тем меньше ответов.

Однако замглавы РУСАДА Маргарита Пахноцкая выразила мнение, что решение не рассматривать статус СБР может быть напрямую связано с проблемами Московской антидопинговой лаборатории. В начале января лаборатория передала данные экспертам WADA, хотя должна была сделать это до конца 2018 года. Напомним, как было дело: специалисты WADA прибыли в Россию в назначенный срок, но допуска не получили – их оборудование якобы не было сертифицировано нужным образом. Данные всё же были переданы, когда в январе эксперты нанесли повторный визит. Однако теперь, после проверки, WADA утверждает, что Московская лаборатория проводила манипуляции с информацией.

И снова – есть вопросы, нет ответов. Когда проводились манипуляции – ещё в период допингового скандала или непосредственно зимой, перед тем, как данные были переданы в руки международных экспертов? О каких именно пробах идёт речь?

В переданной базе данных хранились сведения о пробах спортсменов за период с 2012 по 2015 годы. Имеет ли к этому отношение Логинов, который сейчас не работает с командой? Он был дисквалифицирован за допинг в 2013-м и свое отстранение уже получил. Отбыв положенную дисквалификацию, спортсмен вернулся, и вопросов к нему возникать больше не должно.

Александр Логинов. Фото: официальный сайт СБР

Нельзя утверждать наверняка, что на самом деле происходит в кулуарах российского биатлона, но отсутствие Логинова на сборе команды, скорее всего, связано просто с особенностью подготовительного процесса. Для многих стран индивидуальная работа лидеров является нормальной и вполне обычной практикой. Вряд ли Логинову грозят ещё какие-либо санкции, однако есть большая вероятность, что следующую Олимпиаду он пропустит. Всё идёт к тому, что российские спортсмены вновь будут выступать в нейтральном статусе. И, как показал опыт Пхенчхана, бывших допингистов на Играх не жалуют. В Корею многие россияне не поехали без указания причин, а уж спортсмену, у которого в послужном списке дисквалификация за эритропоэтин, и вовсе не станут ничего объяснять.

Так как конкретных сведений о пробах Московской лаборатории нет, под подозрение может попасть любой биатлонист, выступавший в период с 2012 по 2015 год. Однако полагать, что IBU не хочет восстанавливать статус СБР именно из-за этого, кажется нелогичным. В данном случае утверждение Пахноцкой выглядит переводом стрелок: мол, не наш хороший и правильный СБР виноват, а плохое и недружелюбное к России WADA. При этом она подчеркнула, что РУСАДА не имеет никакого отношения к письму российской стороны с объяснениями, да и вообще, проблемы Московской лаборатории с Агентством никак не связаны. Что же получается, РУСАДА к конфликту с WADA отношения не имеет, а IBU – имеет?

Не связывает эти события, кстати, и сам Драчев. Он как раз придерживается точки зрения, что причина отказа IBU непосредственно в работе СБР. В то, что WADA могла предоставить какие-то дополнительные сведения, специалист не верит.

Если новый допинговый скандал получит развитие, то его последствия скажутся на олимпийских путевках. Биатлонный же сезон стартует как обычно – с Логиновым, российскими спортсменами и без восстановленного статуса СБР. И вместо того, чтобы искать причины в заговорах WADA, лучше обратить внимание на происходящее в нашем биатлоне – сам факт того, что организация, наказанная за антидопинговые нарушения, не научила своих спортсменов заполнять систему АДАМС, наводит на мысли.