В сезоне 2017/2018 танцевальный дуэт Анастасия Скопцова/Кирилл Алешин выиграли все турниры на юниорском уровне, включая Финал Гран-при и чемпионат мира. Они всегда отличались харизмой, артистизмом и хорошим уровнем исполнения технических элементов. Этот год для ребят стал вторым на взрослом уровне, и они идут вперед, прибавляя с каждым стартом. После открытой тренировки на московском этапе Гран-при ребята рассказали Nevasport, как встали в пару, кто выбрал музыку для произвольной программы и какие образы хотели бы воплотить на льду.

– Ребята, помните ли вы момент, когда впервые встали в пару?

Настя: Кирилл, давай ты расскажешь свою историю, а я – свою.

Кирилл: Я перебрался из Петербурга в Москву в группу к действующим тренерам (Елена Владимировна Кустарова, Светлана Львовна Алексеева – прим. ред.) и искал партнершу. Мы разместили объявления на
определенных ресурсах, что, так и так, требуется партнерша, и в какой-то момент отец мне сказал, что нам позвонили.

Настя: А объявления, чтобы вы понимали, все анонимные на этих сайтах. То есть мы не знаем, кто именно их публикует. А мы с Кириллом были знакомы еще до того, как встали в пару.

Кирилл: На Спартакиаде встречались.

Настя: Да, мы, когда были с предыдущими партнерами, на Спартакиаде пересекались. Я каталась с Никитой Назаровым, и мы не очень красиво разошлись. Я хотела вообще закончить, потому что мне сказали, что особо
перспектив нет, но, думаю, ладно, попробуем. Там (на ресурсах для поиска партнеров – прим. ред.) приведены параметры – рост, вес. Я смотрю: по параметрам парень подходит, но не знаю, у кого тренируется, поскольку тренеров там тоже не пишут. А я всегда хотела тренироваться у Елены Владимировны и Светланы Львовны, прямо мечтала. Мы звоним, и нам говорят, что он тренируется у Алексеевой Светланы Львовны, и я сразу обрадовалась. Приезжаю на каток, захожу в раздевалку, смотрю, а там Кирилл. Я думала, что он, наверное, с какой-то партнершей другой катается, говорю «Кирилл, привет». А потом мы уже поняли в зале, что мы друг к другу приехали.

– И в каком это возрасте было, сколько вы уже лет вместе катаетесь?

Настя: 8 лет. Мне было 11, почти 12 А тебе, Кирилл, сколько было?

Кирилл: У нас почти 4 года разницы, мне было около 15

Настя: 15-16 лет, в 8-9 классе ты был.

– И как у вас шел процесс скатывания, когда вы встали в пару? Как по эмоциям было?

Кирилл: Выходим на тренировку, пробуем все, и тренерский состав уже оценивает.

– И вы сразу поняли, что все хорошо будет?

Настя: Да, тренеры сразу сказали, что хорошо по рычагам подходим, все классно, тренируйтесь. Пар было много очень на тот момент, сейчас в этом плане не так много пар.

Кирилл: А там конкуренция была огромная.

Настя: У нас две группы – старшая и младшая, и в младшей группе юниорских пар, причем сильных, которые катаются на этапах Кубка России и отбираются на Первенство, было 8 или 9, то есть очень много. И чтобы у
нас было внимание тренера, нам приходилось очень много работать. И вот как-то катались, катались…

Кирилл: И докатались.

Настя: На Cup of Russia теперь катаемся. (улыбается)

Анастасия Скопцова и Кирилл Алешин с тренерами. Фото: Nevasport/Наталья Латуш

– Вы раньше выступали в одиночном катании. Как получилось, что вы ушли в танцы на льду?

Кирилл: У меня была небольшая проблема с коленями, и прыжки не шли. Поэтому такой период был, что как-то и травмироваться дальше не хочется, но и продолжать тоже хочу. И вот тогда мне предложили танцы в
Петербурге, я согласился и потихоньку двинулся в эту степь.

Настя: А у меня мой первый тренер по танцам на льду был мужем моего тренера на тот момент по одиночному катанию. У меня тоже не очень шли прыжки, потому что у меня по строению длинные мышцы, и я не могла их резко собрать, и была очень раскоординированная, но каталась хорошо. Тогда мне посоветовали танцы и направили к мужу тренера. Получается, даже не пришлось особо далеко ходить, просто лед был на час позже, чем обычно.

– Это здорово. Вы уже так долго катаетесь вместе, были ли у вас какие-то острые моменты за это время, например, хлопали дверью или вообще хотели расстаться?

Настя, Кирилл: Естественно!

Кирилл: Это у всех есть, это рабочие моменты.

Настя: Конечно, бывало что-то вроде «Все, я не буду больше кататься, я пойду учиться или пойду работать. Мне все это не надо». Выходит, чехлы надевает, идет в раздевалку. Я через 30 секунд дверь открываю, стою и
говорю: «Ну что, научился, наработался? Пошли дальше кататься».

– Можете ли вы выделить какие-то главные черты друг в друге как в партнерах?

Кирилл: Целеустремленность, перфекционизм до жути.

Настя: А Кирилл очень добрый, очень-очень терпеливый, потому что со мной, мне кажется, никто бы не смог кататься, кроме Кирилла. Я за него держусь просто как за спасательный круг, потому что кроме него меня никто не вытерпит, мне кажется.

– Неужели такая эмоциональная?

Кирилл: Ух, шебутная! (оба смеются)

– На сайте ISU про вас очень мало информации: известно лишь то, что вы студенты. Где вы учитесь и на кого?

Кирилл: Я учусь на спортивного тренера, но сейчас я в академическом отпуске, служу в спортивной роте.

Настя: А я учусь в РГУФК (Российский государственный университет физической культуры, спорта, молодежи и туризма – прим. ред.) тоже на тренера. Нам очень много что интересно, каждому свое, но в силу карьеры мы не можем тратить время на учебу.

Кирилл: Много времени уже на фигурное катание потратили, живем этим, без него никуда.

– А после завершения карьеры вы планируете, например, делать постановки, тренировать или, может, сейчас уже занимаетесь чем-то параллельно?

Настя: Сейчас да, мы иногда тренируем младших товарищей на нашем катке.

Кирилл: Ну, как тренируем, скорее, помогаем тренерам.

Настя: Это вообще очень полезно для действующих спортсменов именно тренировать кого-то, потому что когда ты объясняешь…

Кирилл: Это такой некий взгляд со стороны на себя.

Настя: А если честно, я не знаю, тренером как-то не особо хотелось бы быть.

Анастасия Скопцова и Кирилл Алешин. Фото: Nevasport/Наталья Латуш

– Какие сферы больше привлекают?

Настя: Я после окончания хотела бы пойти учиться, но, может быть, что-то отдаленное от фигурного катания. Ну, а там как пойдет, не знаю, смогу ли я без него. Просто очень много в этом мире интересного, хочется все попробовать, а не одним делом заниматься всю жизнь. То есть я очень много чего хочу в этой жизни посмотреть.

– Мы уже давно заметили, что у тебя всегда такой продуманный стиль в одежде, в макияже, скажи, ты интересуешься этим? Может быть, видеоуроки смотришь или сама все придумываешь?

Настя: У меня было время, когда я этим очень сильно увлекалась, и мы на этом сошлись со многими моими подругами. Я очень люблю косметику, смотрела много всяких обучающих уроков, ходила даже на какие-то мастер-классы и на многих блогеров подписана. Потому что я вспоминаю, как я выглядела года 4 назад, и это вспоминать грустно, если честно. Но если б, наверное, я тогда не начала, то я бы сейчас так не выглядела. Я начала просто за собой следить и как-то к этому пришла. Мне очень интересна мода и fashion-индустрия.

– А сейчас у вас хватает времени на какие-то хобби помимо фигурного катания? Чем вы занимаетесь, когда вы вне катка?

Кирилл: Ну, честно, я как лошадка. То есть я целенаправленно работаю только на фигурное катание, больше ничем особо не занимаюсь.

Настя: На самом деле, да. Весь день построен на том, как подвести себя оптимально к каждой тренировке: во сколько проснуться; как позавтракать, чтобы тебе было комфортно тренироваться, чтобы ты не поправилась, я в частности, то есть не переесть или наоборот не недоесть; за сколько выехать до катка; за сколько приехать на разминку, чтобы оптимально подойти к тренировке. В принципе, на этом строится все. В свободное время летом я иногда, но сейчас уже меньше, потому что холодно, занималась конным спортом, но это просто для себя.

– Уже длительное время им занимаешься?

Настя: Нет, я недавно начала. Я такой человек, у меня есть мимолетные увлечения на лето. Летом больше времени просто. То конным спортом занимаюсь, то иду в школу дизайна, то из себя театралку строю и по театрам хожу. Такая вот какая-то непонятная.

– Расскажите подробнее, как проходит ваш обычный день: сколько тренировок на льду, что помимо льда делаете?

Кирилл: Два льда, разминка передо льдом, иногда хореография.

Настя: У нас в 9:30 начинается зал до 10:30. Зал – это хореография 2 раза в неделю и остальное разминка, или с тренером проходим в зале программы. Потом лед с 11:00 до 13:00. Потом у нас в 14:15-14:30 разминка, в 15:15 лед.

Кирилл: До 17:00. И потом у нас каждый день почти ОФП.

Настя: Да, у нас ОФП до 18:00 и дальше восстановительные процедуры, так как в нашем преклонном возрасте уже просто так не получается. (улыбается) Массаж, всякие ультразвуки, тейпы – все входит туда. А потом у меня начинаются веселые приключения в Балашиху каждый день.

Кирилл: Невероятные путешествия из Медведково в Балашиху.

Настя: Я далеко живу. 2 часа езжу до тренировки и 2 часа после, поэтому у меня в принципе нет ни на что времени.

– Давайте поговорим о ваших программах. Короткий танец этого сезона мы видели впервые на контрольных прокатах в Лужниках, а произвольный – на Мемориале Панина в Санкт-Петербурге. Чьи были идеи, как пришли к короткой и произвольной программам, кто постановщики?

Кирилл: Постановщики – наш тренерский состав.

– А сами принимаете участие в создании программ?

Настя: Конечно. В таком возрасте уже с нами советуются, удобно ли нам. Когда начинается какое-то раздумье, ступор в постановке, когда пробуешь одно, второе, то мы сами предлагаем «давайте вот это сделаем, давайте это». И даже уже потом по ходу сезона я говорю: «Давайте, я вот тут руку добавлю», а Кирилл говорит: «Я вот тут руку могу добавить». Мы уже не просто как подопытные кролики, а сами принимаем участие.

Кирилл: Когда ты маленький, тебе сказали, и ты сделал, а тут уже немножко нужно самим проявлять инициативу.

– Как пришла идея произвольного танца? Музыка из фильма «50 оттенков серого», очень интересная программа получилась.

Настя: Просто музыка классная, мне она очень нравилась. Я давно эту музыку услышала, причем у нас из «50 оттенков серого» это кавер, а вообще это INXS «Never tear us apart». Эта песня старая, она мне очень нравится. Я очень люблю такой стиль музыки и ее слушаю уже года 3, наверное. И как-то все что-то она не так и не этак.

Кирилл: И плюс еще The Weeknd, которая наша наиболее быстрая часть. Ты ее тоже очень много слушала.

Настя: Да, я еще The Weeknd люблю очень. Я просто влюблена в нашу музыку из произвольной программы. Я такую музыку в наушниках слушаю, а кататься под нее – это просто мечта, если честно. Но мы послушали сначала и поняли, что образа какого-то нет, если просто взять эти песни. А тут я услышала этот кавер из «50 оттенков серого» и подумала, вот это будет классно на льду звучать. Мы предложили тренерам, и им, в принципе, понравилось. Там было еще несколько вариантов других произвольных программ.

Кирилл: Да, мы накидывали много вариантов музыки, которая нам нравится.

Настя: Эта понравилась всем, причем я, по-моему, даже не знала, что она из «50 оттенков». Просто так получилось, а потом мы поняли и подумали, что это еще круче.

– А как обычно у вас происходит процесс выбора музыки? Вы приносите свою и потом обсуждаете с тренерами, или, может быть, они советуют? Или это взаимный процесс?

Настя: Они предлагают.

Кирилл: Когда сезон заканчивается, тренеры говорят «Ребята, поищите музыку на следующий сезон, накидайте варианты. Мы тоже свои предложим, и все вместе подумаем».

Настя: Я, например, очень много музыки слушаю. У меня в телефоне куча плейлистов разного стиля музыки, то есть я уже в начале сезона начинаю думать на три сезона вперед, мне кажется.

– Это, наверное, так сложно. Ведь ты сначала музыку слушаешь, любишь, потом начинаешь под нее танцевать, и не бывает такого момента, что она надоедает, и под нее уже невозможно кататься?

Настя: Очень часто бывает.

Кирилл: Но мы пока хорошо идем, нам пока все нравится.

Настя: Пока нравится, но, думаю, к концу сезона, конечно, поднадоест. Даже сейчас, включая музыку, я эти треки, под которые мы катаем произвольный танец, уже обхожу. Потому что, если я лишний раз их послушаю, это может быть опасно, вдруг они мне надоедят.

– А кто был инициатором идеи вашего короткого танца на образы Бонни и Клайда?

Настя: Это Елена Владимировна.

Кирилл: С мюзиклами было действительно трудно, а тут Елена Владимировна предлагает вариант с «Бонни и Клайд».

Настя: Мы очень много смотрели, но не могли ничего найти. Что-то нам не подходит, не нравится. Понятно, что мюзиклов много, но вот не идет нам этот образ, мы не чувствует его. Елена Владимировна говорит нам «Бонни и Клайд», и это была музыка из мюзикла. А я помню музыку из фильма, и она мне не очень нравится.

Кирилл: Такая паника сразу у Насти была, я помню.

Настя: И я говорю, какой еще «Бонни и Клайд», все уже перекатали, это популярная музыка в танцах и тем более в фигурном катании. И тогда Елена Владимировна говорит, что это музыка из мюзикла, а вот она мне прям очень понравилась, классная, и я думаю «ну да, давайте».

Анастасия Скопцова и Кирилл Алешин. Фото: Nevasport/Наталья Латуш

– Здорово. А вы можете назвать самую любимую программу за всю вашу карьеру?

Кирилл: Ну, честно, пока это произвольный танец нынешнего сезона.

Настя: Этот произвольный танец и прошлогодняя короткая программа. Я очень люблю прошлогоднюю короткую, которую мы с Нахарро ставили. (Антонио Нахарро, испанский хореограф – прим. ред.)

– Вообще, если смотреть с юниорских лет, у вас выработался такой свой стиль: прослеживаются четкие позиции «партнер-мужчина» и «партнерша-женщина». Как вы пришли к этому? Может быть, отрабатываете в зале или это происходит само собой?

Кирилл: Ну, нецеленаправленно.

Настя: В плане стиля, я думаю, это заслуга тренеров. Когда они ставят программы, когда ставят руки и хореографию, то придерживаются нашего стиля. Тяжелая достаточно работа, но в зале мы тоже много работаем над взглядом. Например, подмечаем, что тут можно друг на друга посмотреть, тут можно улыбнуться друг другу. В целом, мы работаем над этим, но не специально.

– В следующем году, насколько мы знаем, будет Равенсбургский Вальс в коротком танце. Как вы относитесь к вальсу?

Настя: Мы катали вальс однажды, когда первый раз вышли на Гран-при по юниорам.

Кирилл: В первый международный сезон. Тогда был Звездный Вальс.

Настя: У нас сейчас в фигурном катании большой простор для творчества, и нам нужен будет, я полагаю, именно ритм вальса. Вообще, там будет тема «Вальс» и «Танцы народов мира», вот это надо будет совместить, что будет непросто.

Кирилл: Тут нужно будет фантазию проявить.

Настя: Интересно будет. Я не думаю, что в следующем сезоне будут программы прямо вальс-вальс, потому что тема «Танцы народов мира», и «Бал-маскарад» никто не будет катать.

– Если бы можно было прокатать вообще любой образ, что бы вы хотели взять?

Настя: Я скажу о себе. У меня семь пятниц на неделе. Сегодня я хочу катать Богемскую Рапсодию, завтра я хочу катать Тристана и Изольду, послезавтра я захочу катать Людовико Эйнауди, но вообще я очень скучаю по испанской тематике. Хотя даже еще и года не прошло с момента, как мы Испанию закончили катать, танго в прошлом году, но все же я бы снова взяла.

Кирилл: Тут сложно, потому что у меня тоже под настроение. В принципе, соглашусь с Настей про семь пятниц на неделе. Думаю, у всех фигуристов так, и у танцоров в том числе, потому что это огромный объем музыки, который мы слушаем. Мы все, по сути, меломаны, и поэтому я как-то не могу даже четко сказать, какой образ я хотел бы испытать. Всегда разное, всегда что-то новое хочется.

– Такой вопрос, как вы считаете, кого бы вы могли сыграть на экране? Расскажите Настя про Кирилла, а Кирилл – про Настю.

Настя: Ой, Гошу Куценко можешь сыграть (смеется)

Кирилл: Спасибо (смеется)

Настя: Я любя. На самом деле, это сложно. Есть, например, сериалы с персонажами, которых придумывают по сюжету. Кирилл вообще актер. Я думаю, он много кого мог бы сыграть. Например, главного из сериала
«Полицейский с Рублевки».

Кирилл: Ну да, поорать я могу.

– А что думаешь про Настю?

Кирилл: Там столько образов, ух. Ничего в голову не лезет. Кого-то бы из сериала тоже.

Настя: Когда я покрасила волосы в белый цвет, я была Дайнерис Таргариен.

Кирилл: Там точно была Мать Драконов.

Настя: Ну, сейчас-то уже нет.

Кирилл: Наверное, девушку из «Гэтсби».

Настя: Оо, Дэйзи Бьюкенен. Он просто знает, что это мой любимый фильм, и подлизывается. (смеется)

Автор текста: Екатерина Юшкова