В связи с последними успехами наших спортсменов на профессиональном ринге уместно и справедливо было бы вспомнить одного из первых петербургских боксеров-профессионалов. Один из лучших питерских боксёров девяностых Максим Нестеренко не входил в сборную команду России, ему не довелось выступить на Олимпийских играх. Причина не в околоспортивных интригах и не в том, что боксёр проиграл конкуренцию более сильным бойцам – спортсмен, представлявший в городских и всероссийских соревнованиях Санкт-Петербургский государственный университет, в рекордно короткие сроки выполнил норматив мастера спорта и столь же быстро перешёл в профессиональный бокс, как известно, тогда не представленный на Олимпиадах.

– Максим, как вы стали боксёром?
– Я всегда мечтал об этом виде спорта. Ещё когда я жил в интернате в Зеленогорске, мой одноклассник Вячеслав Кустов занимался боксом и немного меня тренировал. Он и отвёл меня к своему тренеру Борису Михайловичу Хорькину, но это было уже после окончания школы, когда я поступил в художественно-реставрационный лицей.  Пришёл я в спорт довольно поздно, в семнадцать лет, в этом возрасте все уже давно разрядники, кто-то и мастер спорта. Флойд Паттерсон в семнадцать лет вообще стал олимпийским чемпионом. Но я старался, нагонял, и уже через два года, в феврале девяносто второго выполнил норматив мастера спорта.

– Это не мешало учебе в лицее?

– Нет, я тренировался я после занятий.

– Практически одновременно с выполнением норматива мастера спорта вы поступили в Университет.

– Да, это был 1992 год. Я поступил на факультет журналистики. Поначалу было довольно тяжело учиться, гораздо тяжелее, чем боксировать. Диплом я защитил по истории спортивной журналистики. И во время учебы, и после окончания Университета пытался найти себя в этой профессии, писал статьи в спортивные журналы, комментировал бокс на телевидении вместе с Кириллом Набутовым. Но фактически у меня не было времени, чтобы на практике в полной мере постигать эту профессию, я делал акцент на спорте, я готовился к соревнованиям, на занятия журналистикой времени просто не было; я подписал контракт с Фрэнком Уорреном, легендарным английским промоутером, работавшим в своё время с Майком Тайсоном, Рикки Хаттоном, другими знаменитостями. Я очень много тренировался и после тренировок не хватало сил ни на что. В Университете я встретил большое количество прекрасных людей, с теплотой вспоминаю тренеров университетской сборной по боксу: Бориса Григорьевича Тихонова, Владимира Васильевича Юденко, Владимира Александровича Подчищалова, которые очень многое мне дали и как спортсмену, и как человеку.

– Сколько боёв вы провели, прежде чем ушли в профессиональный бокс?

– Ближе к ста, точнее не сказать, в любителях я счёт боям не вёл, а как профессионал провел 60 боев:  48 побед, 10 поражений, 2 ничьи.

Максим Нестеренко с чемпионскими поясами. Фото: из архива М. Нестеренко

– Сколько можно понять, в любителях у вас карьера складывалась неплохо, но вы всё равно довольно скоро перешли в профессионалы…

– Да, я выступал на чемпионатах России и на равных боксировал с Олегом Саитовым, будущим двукратным олимпийским чемпионом. В 1994 году у меня родилась дочка, надо было кормить семью, я решил перейти в профи; взял старт в Питере, потом боксировал и в других странах: в Германии, в Дании, в Швейцарии, странах бывшего СССР. Не был только в США, хотя была возможность, туда отправилась целая команда петербургских боксеров…

– Почему не поехали вы?

– Я не хотел долгое время проводить без семьи, мне любой отъезд был в тягость, спустя неделю уже начинал тосковать по жене и дочке. Может быть, поэтому выше чемпиона Европы прыгнуть мне не удалось, хотя, наверное, мог добиться большего. Как профессионал я боксировал довольно долго, до тридцати пяти лет, закончил карьеру в 2007 году.

– В книге «Красные гладиаторы» журналист Константин Осипов пишет, что первых отечественных боксеров-профессионалов, отправившихся на заработки в девяностые в ту же Америку, часто обманывали, пользуясь их доверчивостью, незнанием языка и юридических тонкостей. Сколько можно понять, обманывали и вас в Европе и России, вы даже судились с недобросовестными контрагентами…

– Обманы были, конечно, не без этого, это всё-таки естественный процесс в этом виде спорта, как оказалось, поскольку профессиональный бокс это прежде всего бизнес, где зарабатывают не столько сами спортсмены, сколько организаторы. Я этого тогда не знал, всем всегда доверял. Зла и обиды ни на кого не держу, обманули – и обманули, сделанного не воротишь.  Я стараюсь не копить обиды, не держать их в себе.

– Вы провели шесть десятков профессиональных боев, неоднократно становились чемпионом Европы. Что вы считаете своей самой большой победой?

– Это был бой в Петербурге против англичанина Майкла Смита в мае 1996-го. Я довольно спокойно вел дело к победе, но пропустил сильный удар по печени, потом по голове – впоследствии выяснилось, что у меня лопнула барабанная перпонка. Сначала показалось, что всё – бой проигран, но я нашел в себе силы, отстоял какое-то время, перевёл дух и сам очень жестко попал, потом нанёс около тридцати ударов подряд, пока соперник не упал. Перетерпел боль, переборол себя.

– Профессиональный и любительский бокс – это один вид спорта или всё же разные?

– Разница невелика. Хороший любитель – уже готовый профессионал. Мне повезло, я всю жизнь тренировался у одного тренера – Бориса Михайловича Хорькина, мы с ним выигрывали и любительские соревнования, и профессиональные. Он сам был хороший боксер и стал очень чутким тренером, который искал и развивал во мне те качества, которых не было у него. Он, например, не мог боксировать все три раунда по три минуты, поскольку уставал, и поэтому всегда старался заканчивать бой нокаутом или ввиду явного преимущества. Он пытался развивать во мне то, что не было у него – общую и специальную выносливость. На тренировках я боксировал по 20 раундов, а перед этим – бегал кроссы по тридцать-сорок минут, играл в баскетбол, теннис.

– Вы очень поздно начали заниматься боксом по нынешним меркам. Что помогло вам добиться того, что вы достигли?

– Я всегда очень много тренировался. У меня не было особенного таланта, но за счёт каждодневных длительных и интенсивных тренировок я всегда был в форме. В бою я всегда я задавал высокий темп и держал его гораздо дольше, чем это мог выдержать соперник.

– Если бы вернуться, условно говоря, на двадцать лет назад, что бы вы изменили в своей спортивной жизни?

– Я часто боксировал во время тренировок с более тяжелыми ребятами, на две-три весовых категории выше. Из-за этого пропускал на тренировках тяжелые удары. Как сейчас понимаю, такой способ готовиться был ошибкой. Сегодня на тренировках я иногда встаю в пару со своими учениками и понимаю, что только за счёт опыта, за счёт чутья могу предвидеть, как будет двигаться партнер, как он будет бить. Такое дается или от природы, или приходит с опытом. У меня такого опыта не было тогда. Сейчас я понимаю, что, наверное, нужно было больше отдыхать. Как правило, после соревнований я забывал про бокс, про тренировки и бои, отдыхал с семьей. Но уже через неделю мне начинало не хватать тренировок, я бежал в зал, мне начинало казаться, что я разучился боксировать, всё забыл, что слишком много провел времени без бокса.  Теперь я понимаю, что нужно было просто больше отдыхать, чтобы была эмоциональная и физическая свежесть, чтобы развивалось чувство дистанции, чутьё, когда предчувствуешь движение партнера, как удар полетит, в какую сторону соперник двинется. Это позволило бы мне достичь еще больших результатов.

Максим Нестеренко (р. 1972), Мастер спорта по боксу. Выступал в полусреднем весе (66,7 кг). Чемпион Европы по версии WBC (1995), чемпион Европы по версии IBF Inter-Continental (1995), чемпион Европы по версии EBU (1999). Провел 60 боев на профессиональном ринге, одержал 48 побед, из них 28 нокаутом. Выпускник факультета журналистики СПбГУ, в настоящее время работает тренером.

У Максима и его жены Екатерины 11 детей, из них шесть – приемных.


Вопросы: Сергей Князев, Екатерина Пешкова.