Российский биатлон практически одновременно всколыхнули два громких события: как водится, сначала стало известно о плохом, потом — о хорошем. Евгений Устюгов (а заодно с ним еще три россиянина) был лишён олимпийской медали Сочи-2014, а Александр Логинов, вопреки всем критикам, стал чемпионом мира, прервав кризисную ситуацию длиной в 28 гонок.

Обо всём по порядку. Что произошло с Устюговым? Изначально речь шла об аномальных показателях биопаспорта, но всё оказалось куда серьёзнее: в пробе Устюгова нашли допинг, причем далеко не самый безобидный — анаболический стероид оксандролон. Почему это произошло спустя шесть лет после той самой олимпийской эстафеты, триуфматором которой Евгений стал в компании Дмитрия Малышко, Алексея Волкова и Антона Шипулина?

Устюгов, биатлон

Евгений Устюгов. Фото: Википедия

Дело в том, что допинг-пробы имеют срок давности, после последних поправок он составляет десять лет. Многие задаются вопросом, для чего это нужно, почему нельзя проверять пробы сразу и закрывать вопрос о наличии или отсутствии в них запрещенных веществ? Ответ прост: допинговая система на шаг, а порой и не на один, опережает антидопинговую. То есть, употребление веществ сначала учатся скрывать, а уже потом — находить. Поэтому с усовершенствованием методик появляются новые возможности для обнаружения допинга, скрытого годы назад.

Говорить об антироссийском заговоре глупо: оксандролон — не тот препарат, наличие которого припишут случайно. Другой вопрос в том, что история получила огласку именно во время чемпионата мира, на котором россияне, вероятно, в последний раз перед отстранением выступают под своим флагом.

Искать виноватых в данной ситуации — бесполезный и бесперспективный процесс. Допинг Устюгова пришелся на времена, когда российским биатлоном управляли Прохоров и Кущенко. Предположить, что ноги растут именно оттуда, можно, вспомнив все допинговые скандалы со спортсменами тех времен. Список — более чем внушительный: Юрьева, Глазырина, Зайцева, Романова, Старых, Вилухина, Слепцова, Логинов, Печенкин и Чернышев.

Багаж Прохорова продолжает вскрываться спустя годы: сейчас он буквально свалился на голову Драчеву, которому, имея и без того кучу проблем, нужно как-то выпутываться из ситуации. Какие пути развития есть у сложившегося скандала?

Первый, самый простой и очевидный: признать вину. Согласиться с тем, что допинг действительно был, смиренно отдать медали и пообещать не допускать подобного. Для России это из разряда фантастики, потому что придется признать, что имеет место не только использование запрещенки, но и та самая допинговая система, которую мы упорно отрицаем. Ведь тогда придется согласиться, что кто-то покрывал Устюгова на протяжении этих шести лет.

Второй: всё отрицать, как сейчас и поступает Устюгов, обжалуя обвинения в свой адрес. Даст ли это результат? Конечно, нет. Это лишь затянет процесс, но факт останется фактом: Россия лишится своих медалей, а чиновники продолжат с пеной у рта кричать, что для нас Устюгов и компания — навсегда олимпийские чемпионы.

По сути, ситуация тупиковая, и единственное, что можно сделать — отдать медали и начать отстаивать не прошлые, а будущие победы. Допинговая система в стране привела практически к полной потере легкой и тяжелой атлетики, а также поставила под угрозу другие виды спорта. Чтобы в дальнейшем не пришлось пенять на антироссийский заговор, надо устранять существующую систему и создавать новую: чистую и прозрачную. Это то, о чем без устали твердит глава РУСАДА Юрий Ганус — единственный, кто не хочет строить новое будущее на фундаменте старой лжи.

Как ни странно, подвергающийся регулярным нападкам Драчев пока не замешан ни в чем подобном, за исключением дурацкой истории с Маргаритой Васильевой. Но та ситуация не про допинг, а про глупость. Когда же под угрозу встала репутация спортсменов после визита австрийской полиции, Драчеву удалось погасить пожар быстрыми действиями.

Сейчас в команде есть человек, чьё прошлое тесно связно с СБР Прохорова и допингом — это Александр Логинов. Так уж получается, что именно он, отбыв эритропоэтиновую дисквалификацию, повел российский биатлон вперед. Разумеется, Логинов попадает под шквал хейта со стороны каждого второго. Возникают опасения: не отберут ли сегодняшние медали Александра лет через 5-10, когда борцы с допингом решат перепроверить пробы спортсмена с подорванной репутацией?

Александр Логинов. Фото: СБР

Мы не можем уверенно сказать: выдыхайте, то, что завоевал Логинов, останется у Логинова. Но можем с большой долей вероятности предположить: сейчас россиянин чист настолько, насколько это возможно. Мы можем предположить даже больше: он либо вообще не употреблял эритропоэтин и прикрывал тех, чью репутацию замарать нельзя, либо делал это помимо своей воли. Именно поэтому ни иностранцы, ни IBU не могут добиться объяснений: Логинов не говорит лишь потому, что не может говорить. Он не станет просить прощения за то, в чем не виноват, но и не скажет правду о том, по чьей воле оказался в допинговом аду. Молчать — единственное, что ему остается. Возможно, кто-то другой мог бы взять вину на себя, только чтобы избавиться от вечных нападок. Но Логинов — спортсмен другой категории. Он привык находиться под огнем и перестал его бояться. Его дело — бежать и стрелять, а не отвечать недовольным.