Россиянка Мария Шарапова объявила о завершении карьеры. В своем прощальном письме для Vanity она вспоминает свой путь.

«Как можно оставить позади ту единственную жизнь, которую ты когда-либо знала? Как можно уйти от кортов, на которых тренировалась с детства, от игры, которую любишь — которая принесла  несказанные слезы и неописуемые радости. От спорта, в котором нашла семью, вместе с болельщиками, которые поддерживали более 28 лет?

Я новичок в этом деле, так что, пожалуйста, прости меня. Теннис — я прощаюсь с тобой.

Но прежде чем мы дойдем до конца, позволь мне начать с самого начала. Когда я впервые увидел теннисный корт, на нем играл мой отец. Мне было четыре года, я была такой маленький, что мои крошечные ножки свисали со скамейки, на которой я сидела. Такая маленькая, что ракетка, которую была рядом со мной, была в два раза больше меня.

Когда мне было шесть, мы с отцом путешествовали по всему миру во Флориду. Тогда весь мир казался гигантским. Самолет, аэропорт, бескрайние просторы Америки — все было огромным. Как и жертва моих родителей.

Когда я только начинала играть, девушки по ту сторону сетки всегда были старше. Они всегда были выше и сильнее; великие теннисистки, которых я смотрел по телевизору, казались мне недосягаемыми. Но мало-помалу, с каждым днем тренировок на корте, этот почти мифический мир становился все более реальным.

Первые корты, на которых я играла, были из неровного бетона с выцветшими линиями. Со временем они превратились в грязную глину и самую великолепную, ухоженную траву, на которую вы когда-либо вступали. Но никогда, даже в самых смелых мечтах, я не думала, что когда-нибудь выиграю на самых больших спортивных аренах. На каждом покрытии.

Уимблдон казался хорошим местом для старта. Я была наивным 17-летним подростком, все еще собирающим марки, и не понимала величие своей победы, пока не стала старше.

Мое преимущество, однако, никогда не было связано с чувством превосходства над другими игроками. Это было похоже на то, что я был на грани падения с обыва. Вот почему я постоянно возвращалась на корт, чтобы узнать, как продолжить восхождение к вершине.

Открытый чемпионат США показал мне, как преодолеть рассеянность и ожидания. Если вы не можете справиться с суматохой Нью-Йорка — что ж, аэропорт был почти рядом. Досвиданья».