Биатлонные разборки в межсезонье порой бывают куда зрелищнее, чем сражение на трассе — по крайней мере, если речь идёт о российской команде. Так и на этот раз: не успел сезон закончиться, как в СБР вновь назрел бунт — ветераны и тренеры требуют отставки Владимира Драчева.

Несмотря на то, что в числе недовольных предсказуемо оказались самые обиженные — не желающий быть забытым Тихонов и выгнанный из команды Касперович, их претензии к Драчеву вполне обоснованны. Нехватка спонсоров и финансовые проблемы, отсутствие результата, внутрикомандные конфликты и невозвращение постоянного членства в IBU — достаточный список, чтобы задуматься о целесообразности сохранения за Драчевым должности. Необходим не просто сменщик, а человек, способный изменить ситуацию в корне. Чтобы российский биатлон поднялся с колен, недостаточно просто поменять президента или тренерский штаб, как это делается ежегодно — нужно менять всю систему.

Павел Ростовцев. Если все захотят работать

Самый оптимистичный для отечественного биатлона вариант — назначение Павла Ростовцева, который вряд ли позволит многочисленным сотрудникам СБР просиживать штаны без дела и результата. Сейчас Ростовцев занимает пост министра спорта Красноярского края, и переманить его в СБР было бы не самой простой задачей.

Однако способность к оценке ситуации и системный подход — это как раз про Ростовцева. Он не из тех, кто станет оправдывать неудачи порывами ветра, лыжами и не туда летящими патронами. Как раз наоборот: во главу угла он ставит грамотную работу внутри организации, следствием которой уже является результат на трассе.

«Если выделять что-то одно, остановился бы на ситуации в СБР. Именно она определяет и тренерскую работу, и селекцию. А спортсмены у нас талантливые», — рассуждал Ростовцев на старте ЧМ-2020.

Павел Ростовцев. Фото: instagram.com/rostovtsev.pavel

Ещё один аргумент в пользу Ростовцева: он не позволит телевизионщикам во главе с небезызвестным комментатором продолжать превращать биатлон в цирк, а биатлонистов — в клоунов, веселящих публику. Его подход в этом плане выглядит здраво: общение спортсменов с прессой — необходимо, прогулки телебригады по спальням команды — недопустимы. Подобным образом сейчас строятся дела в лыжах: Вяльбе и спортсмены открыты для комментариев, но не превращают эту работу в подобие «Дома-2».

Шесть лет назад между Ростовцевым и Губерниевым произошел открытый конфликт: они подрались в Шереметьево. Из контекста той истории зрители запомнили фразу «чемодан — вокзал — Рупольдинг», адресованную Пихлеру, но был еще и «баул – аэропорт – Красноярск» — уже в сторону Ростовцева, на тот момент тренирующего женскую команду. Специалист выразил свою позицию предельно ясно: если Губерниев пытается руководить Союзом, значит необходимо остудить его пыл.

Виктор Майгуров. Чтобы обойтись без кардинальных перемен

Второй человек, чья фамилия напрашивается в список кандитатов — Виктор Майгуров. Его назначение видится вполне реальным, так как два года назад выбор стоял между ним и Драчевым. Сейчас ситуация может повториться, но уже в пользу Майгурова, за спиной которого опыт работы в СБР и IBU.

Навыки управленческой работы и знание иностранных языков (увы, в наших спортивных федерациях это редкость, а не требование к кандидату), тоже послужат аргументами в пользу Майгурова. Но ожидать, что он взмахнет волшебной палочкой и превратит тыкву в карету, не стоит. Майгуров не вступал в открытую конфронтацию с Драчевым и получил должность в СБР сразу после проигранных выборов: вряд ли теперь он пойдет на резкую смену курса.

Виктор Майгуров. Фото: instagram.com/victor_maygurov

Алексей Нуждов. Стыдится нынешней ситуации

Ещё один человек, чье имя не станет сенсацией в случае назначения на пост главы СБР — Алексей Нуждов, который сейчас по сути является первым после Драчева лицом в организации. Нуждов имеет богатый опыт работы и в СБР, и в региональной организации — федерации Московской области.

Первый плюс в его копилку: связи в бизнес-среде, которые могут сыграть на руку при поиске новых спонсоров и выходе из финансового кризиса. Второй плюс: непосредственная заинтересованность в том, чтобы российский биатлон функционировал корректно и правильно.

Несмотря на должность первого вице-президента СБР, Нуждов выступает с открытой критикой Драчева, когда на это есть основания. Например, на старте сезона его сильно возмутила ситуация с отбором в команду, когда глава СБР забыл о необходимости соблюдения критериев.

«Мне сейчас стыдно за руководство СБР, этим решением мы обманываем не только болельщиков, но спортсменов, отобравшихся в команду по спортивному принципу. Лично я не хочу, чтобы про меня говорили, что мои слова расходятся с делом», — говорил Нуждов в ноябре.

Алексей Нуждов. Фото: СБР

Меценат-спаситель или бывший спортсмен

Один из наименее вероятных вариантов: появление еще одного Прохорова — олигарха, жаждущего поднять российский биатлон с колен. Мало того, что на кон придется поставить своё имя и репутацию, что весьма рискованно в случае с СБР, надо помнить и об окружающей реальности: в условиях мирового кризиса и пандемии вряд ли появятся желающие вложиться именно в наш биатлон.

Ещё один путь — приглашение бывшего спортсмена, выступавшего в современную эпоху, а не во времена Советского Союза. На ум сразу приходит кандидатура Шипулина — единственного, кто блистал в последние годы, однако история с сочинским допингом и недопуском в Пхенчхан как бы намекает, что мыслить в этом направлении не стоит. Та же ситуация и с Ольгой Зайцевой — наверняка, многие хотели бы видеть ее в СБР, но аргумент против слишком весом.