Футбольный мир переживает непростые времена. Из-за пандемии коронавируса приостановлены почти все европейские чемпионаты. Руководство, игроки и болельщики находятся в полнейшей неопределенности, что же будет дальше. А вопросов много. Нужно ли доигрывать чемпионаты? Как изменится футбол эпохи посткоронавируса? Что будет с трансферным рынком и ценами на игроков? Nevasport поговорил об этом с известным футбольным менеджером, главой Агентства стратегического консалтинга и трансферных решений, бывшим спортивным директором «Краснодара» Алексеем Зининым.

– Алексей Николаевич, чем занимается футбольный менеджер во время карантина?

– Сплю часов по 5-6, остальное время работаю и занимаюсь саморазвитием. До середины марта жил либо на Кипре, который на период предсезонки стал центром российского футбола, либо в самолетах. Бывало, за двое суток мог побывать в Швейцарии, Германии, Голландии, Словении, затем залететь на три дня в Турцию, а оттуда вернуться на Кипр. Теперь настал момент, когда можно подбить все дела, которых накопилось с перехлестом.

Кроме того, на рынке сейчас открываются новые возможности: на него вываливается большое количество игроков. Летом настанет период, когда футбольный мир окажется в жутком цейтноте – нужно готовиться.

Каждый день приходится просматривать огромное количество футболистов. Наибольшее удовольствие получаю от изучения молодых еще не раскрученных отечественных игроков – думаю, что удастся открыть несколько новых имен. Держу руку на пульсе и по многим интересным вариантам в разных странах. Вот сейчас, например, у меня на экране открыт профайл на футболиста, которого в январе нельзя было купить и за 3 миллиона евро, а на данный момент его цена уже 400 тысяч евро. И это еще без торга.

Также у меня идет период переосмысление каких-то своих футбольных взглядов. Это периодически необходимо делать. Футбольный менеджер должен быть как навигатор. Если ты не обновляешь свою программу, то рано или поздно приедешь на дорогу, которой уже не существует. Мы должны находить новые ходы.

Еще, конечно, читаю. Вчера завершил «Чертоги разума» Андрея Курпатова.

— А во внешнее пространство как выходите?

— Постоянно на связи с тренерами, менеджерами, агентами, игроками. Первые дни проводил много конференций в ватсапе, но там больше четырех человек нельзя подключать. Сейчас наладили Zoom. Более того, сегодня при помощи «зума» российская знаменитая легкоатлетка Дарья Кораблева дала нашей кампании такую нагрузку, что Максим Калиниченко, который просто наблюдал в чате, до сих пор радуется, что «не попал под раздачу». Супервыносливые Александр Павленко и Денис Лактионов справились лучше меня. Но ноги у всех нас до сих пор отойти не могут.

– Сейчас идет дискуссия — останавливать футбольные чемпионаты или доигрывать. Ваша точка зрения?

– Я живу в своем мире. Почти не читаю новости, так, иногда пролистываю заголовки. Об эпидемии коронавируса я узнал значительно позже того, как эта тема стала наболевшей. Прилетел в Цюрих на переговоры, а человек, к которому я прилетел, не смог выйти из отеля, потому что их в этот конкретный момент посадили на карантин. Мне тяжело судить о степени опасности, так как не являюсь специалистом в данной области.

Да, я законопослушный гражданин и выполняю все предписания, которые нам дают. Но я все равно думаю мозгами футбольного человека. Мне бы хотелось, чтобы 1 июня все чемпионаты возобновились, чтобы были сыграны все оставшиеся игры, призеры и аутсайдеры определены в честном бою. Да, можно сдвинуть срок окончания чемпионата. Увеличить количество недель, в которых будет по два тура. Но с точки зрения законов спорта чемпионаты должны быть доиграны.

– Как изменится футбол, когда пандемия закончится?

– Везде по-разному. Клубы из чемпионатов большой пятерки, скорее всего, пострадают сильнее, так как они очень зависимы от продажи билетов, матч-дэев, рекламных поступлений и так далее. Сейчас, к слову, много клубов-середняков в Англии и Германии, которые можно приобрести очень дешево.

— А что будет с другими чемпионатами?

— Многое будет зависеть от того, когда все это закончится. Хотя, думаю, что в любом случае произойдет некое перераспределение сил, особенно в чемпионатах стран Восточной Европы. Клубы, которые были на хорошем счету, останутся. А вот те, кому было и так тяжело, могут либо прекратить свое существование, либо упасть в низшие дивизионы. Знаю, что сейчас готовится выйти на рынок новая категория владельцев. Кто-то из прежних тоже поднимется. Поэтому хотя бы на локальном уровне расстановка сил изменится.

Но самое существенное, что рынок станет чуть более здравым… Смотрите, в среднестатистической европейской стране, не беря топовую пятерку чемпионатов, футболисты получают зарплаты 3-4 тысячи евро в месяц. При этом, им сейчас урезают зарплаты примерно на 30 процентов. Я думаю, что будет еще больше клубов, которые станут жить в этой финансовой парадигме. Понятно, что останутся титаны, которые будут всегда. Но в целом – это такая вынужденная результативная оптимизация.

В РПЛ уровень зарплат тоже станет более трезвым. Думаю, это принесет пользу нашему футболу. Будет тяжело, но зато и игроки будут смотреть на эти вещи с другой ментальностью, и самое важное, руководители клубов будут думать о том, как оптимизировать свою деятельность. Они уже сейчас об этом активно думают. А когда ты думаешь насчет оптимизации, то принимаешь меньше глупых и больше эффективных решений.

Все эти решения, пусть не в обозримом будущем, но в далекой перспективе, скопят совокупность положительных действий. Футбол может стать сильнее. Но лишь со временем – текущую ситуацию нужно перетерпеть. Думаю, если согласно оптимистичному сценарию в июне возобновятся чемпионаты, зимой трансферный рынок вновь начнет расти, а следующим летом мы будем жить уже более-менее полноценно, только решения менеджерами будут приниматься более взвешенные.

Вообще, мне кажется, что в любой проблеме есть возможности. Человечество исторически так устроено, что какие-то глобальные скачки, открытия происходили, как правило, после тяжелых и масштабных потрясений. Когда люди переформатировали свой мозг. Думаю, что в обозримом будущем уже больше не будет того, что российский футбол испытал в 2011 году, когда топ-клубы в деньгах буквально купались.

А мировой рынок футбола – насколько в 2016 году он начал сильно меняться! Бундеслига, АПЛ – безумно высоко подняли и трансферные цены, и зарплаты игроков. Те же китайцы, которые взорвали рынок. Тот сходивший с ума мир сейчас одумается, очухается. У нас будут происходить более разумные вещи. Вслед за этими проблемами пойдут и какие-то позитивные моменты.

– Руководство клубов сейчас договаривается с игроками о снижении зарплат. Так делают все?

– Подавляющее большинство. И если в среднем девяти клубам из десяти предварительно удается договориться с игроками о готовности пойти на снижение, то, примерно, в пяти случаях из этих девяти не удается договориться по нюансам. На какой процент снижать зарплату? С какого момента: со дня прекращения общекомандных тренировок или с того дня, когда президент издал указ об обязательном карантине до 30 апреля? До какого момента снижать зарплату? До момента возобновления полноценного тренировочного процесса или до первого возобновленного матча? Или до конца года? Или до конца контракта? А с момента возобновления чемпионата компенсировать ли удержанные ранее деньги?

На каждый пункт есть обоснованные разные точки зрения, но если мы с вами сейчас начнем в этом копаться, то погрязнем в теме. Скажу лишь, что клуб не имеет право понизить зарплату игрокам и сотрудникам без согласования с ними.

— Неужели игроки не могут войти в положение?

— Некоторые и в положение входят, и благотворительностью занимаются. Также знаю футболистов из другого лагеря, которые, по крайней мере, вчера были категорически против снижения. Дело в том, что владельцы клубов – разные люди и структуры. Не у всех жизнь перевернулась. Есть же те, кто сейчас вообще ни капли не потерял в деньгах, более того, все необходимые для выплат зарплат средства имеет на своем расчетном счете уже до конца года. И игроки понимают, что люди просто хотят воспользоваться моментом и на них сэкономить.

Еще у многих игроков логика такая. Если чемпионаты будут доиграны, то те матчи, которые не состоялись в марте-апреле-мае, впоследствии все равно будут сыграны, то есть футболисты все равно полностью выполнят положенную им работу. Так почему они должны терять в деньгах?

Мне кажется, здесь нельзя говорить о том, как должно быть правильно в целом. Нужно смотреть каждую страну, каждый чемпионат, каждый клуб в отдельности. У каждого свои расклады. Главное, чтобы не было так, что клуб реально загибается, а игроки его добивают, требуя выплатить все сейчас и полностью.

– Если говорить конкретно, зарплаты игроков насколько станут ниже?

– Зарплаты будут более сдержанными – по моим ощущениям, те, кто будет подписывать новые контракты летом, получат процентов на 25-40 меньше, чем могли бы рассчитывать. На рынке появится гораздо больше людей, которых можно будет взять за символические деньги или практически бесплатно. То есть предложение будет доминировать над спросом.

– Возможно ли, что между клубами увеличится практика обмена игроков?

– Ну если мы говорим о том, что в футболе будет такая же тенденция, как в хоккее, то это вряд ли. Клубам ничего не мешало меняться игроками и раньше. Сейчас принципиально в этом плане ничего не изменится. Обмены бывают, но масштабного характеро носить не будут.

Алексей Зинин, мама Алексея Зинина, Виктор Классон. Фото: из архива А.Зинина

– Нужно ли сдвигать трансферные окна? Говорят, окно периода регистраций могут расширить до Нового года.

– Достаточно тонкая тема. Старт трансферных кампаний, полагаю, не должен сдвигаться, поскольку есть большая группа игроков, ожидающих возможности куда-то перейти в ближайшее окно — для этих ребят каждый день на счету. Хотя здесь и противников много, так как чемпионаты логично было бы доигрывать в прежних составах, по заявочным листам января-февраля 2020.

А вот то, что дату окончания трансферного окна нужно максимально сдвинуть – очевидно почти для всех. Иначе в этих условиях непонятно, как и когда формировать составы. То есть сформировать-то их клубы наспех сформируют, но им нужно иметь возможность вносить коррекцию по ходу.

Каждый месяц будут продолжать появляться клубы, у которых тяжелые финансовые ситуации. Игроки станут вываливаться на рынок, и будет хаос. Было бы здорово, если бы трансферное окно работало до Нового года, пусть и с какими-то ограничивающими критериями. Но предметно говорить на эту тему не могу, поскольку мы не знаем, когда вообще возобновятся чемпионаты. Когда будет это понимание, а также то, когда они закончатся и когда начнутся следующие – вот тогда можно будет говорить о трансферных окнах.

– Высказываются предложения, что можно воспользоваться ситуацией и вернуться на формат «весна-осень», по которому игрался чемпионат России 10 лет назад. Ваше мнение?

– В этих вопросах я точно не интересный собеседник. Они меня не волнуют. Воспринимаю и жизнь в целом, и работу – как готовность эффективно функционировать в заданных условиях, в заданных «правилах игры». Если эти правила «осень-весна», мы готовимся под осень-весну, если «весна-осень» – готовимся под это.

Если надо будет играть в новогодние праздники – будем решать и эту задачу. Если нужно приглашать футболистов в таком-то зарплатном диапазоне, я найду их в таком диапазоне, с теми паспортами, которые необходимы. Я не реагирую на погоду, на поля, на судейство, потому что повлиять на них не могу. Это то, что я называю «вводные данные, которые нужно учитывать».

Единственная вещь из распространенных демагогических, о которой говорю – это лимит на легионеров. Вода камень точит. Считаю, что лимит — ключевое развращающее зло в российском футболе. Если мы от него совсем уйдем, это будет колоссальнейший прорыв. И сборной, и клубов, и отдельных игроков. В период расцвета российского футбола на международной арене (2005-2008 года) у нас не было лимита. Акинфеев, Игнашевич, Аршавин, Павлюченко, Жирков и прочие звезды выросли в условиях жесткой конкуренции. Они выточены из другого материала.

А осень-весна… Как-то Леонид Слуцкий в личном разговоре сказал: «Теоретическую базу можно подвести под все что угодно». Если заняться нечем – давайте перейдем. Да, какая разница! И там, и там, ты проходишь предсезонные сборы. И там, и там ты подбираешь игроков, которые способны в бутсах играть в футбол мячом окружностью 70 сантиметров на поле размером 100 на 65. Бери и делай! А глобальные рассуждения на общие темы – это больше к чиновникам. Я не чиновник.

Алексей Зинин с супругой, Леонид Слуцкий.Фото: из архива А.Зинина

– Говоря о лимите, насколько изменился рынок после перехода на «8+17», который будет с лета?

– Из-за пандемии пока мы еще не успели почувствовать, как будет ощущать себя трансферный рынок. У большинства клубов из-за отсутствия понимания, неясности бюджетирования, нет и понимания спортивных вопросов. Людям сейчас не до новичков. Думаю, что на наличие легионеров больше повлияет фактор курса евро. Если он будет за пределами 80, то многим клубам будет невыгодно приглашать иностранцев.

Если бы не было этой истории с коронавирусом, большинство клубов не изменили бы свою трансферную стратегию из-за нового лимита, поскольку они и так жили в рамках планируемого лимита. Хотя некоторым, конечно, нужно будет чуть расширить обойму россиян.