Участник пяти Олимпиад по легкой атлетике прыгун в длину Игорь Тер Ованесян в 1956-м году поехал на свою первую Олимпиаду. Вышел на квалификацию. Сделал три заступа и уехал.

Потом в своей книге он написал: «А мне на родине хоть кто-то сказал, что соревнования квалификации будут начинаться в 8 утра? У нас в Союзе все сореванования идут в субботу после шести вечера». Тогда в Австралию советская делегация добиралась по воде. Плыли на теплоходе чуть ли не две недели.

Причем у 18-летнего Тер Ованесяна прыжки были за восемь метров. Как раз рекорд Европы был — чуть-чуть за восемь. Он ехал за медалью. Но три заступа — и можно ехать домой.

Больше чем десять лет спустя Тер Ованесян приедет на Олимпиаду в Мексику — рекордсменом мира. Мексика — первая высокогорная Олимпиада. Высота около 2000 тысяч метров. Советские легкоатлеты оказались в высокорье за полтора-два месяца. Сидели и акклиматизировались. Прыгали перед друг другом на 8.50-8.60. И Тер-Ованесян настраивался на этот результат. Уже став призером Олимпиады, собирался показать такие цифры.

И тут американец Роберт Бимон взлетел на 8,90. В первой же попытке. В своей книге «Летящие над землей» Тер-Ованесян напишет: «Только после четвертой попытки я понял, что на Олимпиаде разыгрывается не только золото!» Он стал тогда четвертым.

В 80-х годах Тер-Ованесян был главным тренером сборной СССР. Выходил на собрание с молодежным составом. Справшивал: «А вы знаете, кто я такой»? В ответ была — тишина. Молодежь не знала своего вида спорта.

Игорь Тер Ованесян