Олимпийский чемпион Алексей Парамонов – о своей дружбе с выдающимся спортивным комментатором:

Именно Николай Николаевич Озеров был автором идеи пригласить меня в «Спартак». Это было в 1947 году, я уже тренировался и выступал за футбольную команду ВВС, патронируемую Василием Сталиным. Тренировал нас Анатолий Владимирович Тарасов, впоследствии знаменитый хоккейный тренер. Относился ко мне Тарасов неплохо, даже немного выделял среди игроков: во время кроссов, которые Тарасов любил давать на сборах, я часто приходил первым.

Потом эта симпатия Тарасова вышла мне боком. Не поладив с Василием Сталиным, отличавшийся крайней самостоятельностью суждений и, как говорили даже, «строптивостью» Тарасов довольно быстро покинул клуб ВВС. Пошли слухи, что вот, Тарасова убрали, а родственник его продолжает в команде играть. Мы были с Тарасовым немного внешне похожи, и ходили слухи, что я его близкий родственник – это было неправдой. По этой ли причине или по какой другой, но меня отчислили.

Николай Озеров, в то пору уже влиятельный спартаковец, многократный чемпион страны по теннису, порекомендовал спартаковскому руководству обратить на меня внимание. Сначала Озеров устроил мою встречу с председателем московского городского совета «Спартака» Василием Анисимовичем Кузиным, потом меня посмотрел на тренировке Альберт Хенрикович Вольрат, тогдашний спартаковский тренер. Ему хватило пяти минут, чтобы принять решение, и так я оказался в московском «Спартаке».

Николая Николаевича в «Спартаке» не только уважали, но и по-настоящему любили. Помню, в начале пятидесятых «Спартак» по окончании сезона отправился в небольшое турне по городам России и Украины. Соперниками наши были местные коллективы в городах, где тогда не было команд мастеров серьезного уровня. Такого рода поездки поощрялись и даже инициировались руководством – с целью популяризации футбола. Конечно, когда в город приезжала команда высшей лиги, да еще с титулами, да еще такая популярная, как «Спартак», это был праздник не только для соперников, но и для всего города. И в одно из таких турне с нами поехал Николай Николаевич.

Играл в товарищеских встречах Николай Николаевич центрального нападающего, и выглядел он на этой позиции вполне прилично. Единственное, что ему по большому счету мешало, это некоторый избыток веса, который уже тогда у него был. Как он оказался в команде? Да просто попросил Николая Петровича Старостина: «Можно я поеду с вами?» Неужели кто-то мог отказать Озерову, многократному чемпиону страны по теннису, гордости «Спартака», уже знаменитому комментатору? Его, конечно, очень уважали. У меня даже такой случай был. Мяч ушел в аут, Озеров должен был идти за мячом, мне было ближе, и я сказал: мол, Николай Николаевич, я сбегаю. Потом он эту фразу неоднократно вспоминал, это стало общей шуткой: «Я сбегаю…»
В семидесятом году мы вновь оказались с Николаем Николаевичем в одной поездке. «Спартак» ездил играть в Бельгию, потом в Англию, и Николай Николаевич, у которого не так давно родилась двойня, ходил по магазинам, покупая детскую одежду: трусы, маечки и т. д.  К тому времени я уже был опытным отцом, сопровождал его в походах по магазинам, немного помогая ему в этом вопросе.

И это нас еще больше сблизило.

Из книги "Николай Озеров. Всю жизнь за синей птицей" (СПб.: 2018). Фрагмент из книги приводится с любезного разрешения издательства "Гуманитарная Академия".

Все материалы рубрики "История спорта".