Виталий Сирота, предприниматель, профессор, доктор физико-математических наук:


Поступив в ЛГУ, я сразу стал играть в водное поло в университетской команде. Заниматься спортом, а не просто физкультурой как обязательной дисциплиной, было довольно престижно. Элитными дисциплинами были большой теннис и альпинизм, в котором как раз и преуспел наш тогдашний ректор, академик Александр Данилович Александров.

Среди университетских учёных было принято проводить лето в горах Кавказа или Тянь-Шаня с рюкзаком и альпинистским снаряжением. Старшекурсники физического факультета тоже занимались альпинизмом, и до нас доходили слухи об их походах и, увы, нередких несчастных случаях. О теннисе люди больше говорили, чем собственно им занимались, потому что кортов было мало, но всем хотелось видеть или представлять себя на корте с ракеткой. Одно время было даже модно возить у заднего стекла автомашины теннисную ракетку как знак причастности к спорту и светской жизни.

Спортом занималось не так уж много студентов, думаю, человека два-три в каждой группе, не больше. Заместители декана физфака Валентин Иванович Вальков и Николай Иванович Успенский, встречая студента-спортсмена, всегда останавливались и расспрашивали: всё ли в порядке, не нужно ли чем помочь, всё ли хорошо в общежитии, как дела с учебой и т. д. Эти заместители, немолодые седые люди, прошедшие войну, спортсменов уважали, как ребят организованных, эмоционально устойчивых, умеющих преодолевать трудности. Эти качества были очень ценны для студентов физфака, где учиться было сложно и многие одаренные ребята по разным причинам «сходили с дистанции», не выдержав трудностей.


От спортивной кафедры наш факультет курировал Николай Егорович Малышев. Он был тренером по легкой атлетике, тренером, судя по всему, превосходным, среди его учеников – олимпийская чемпионка Татьяна Казанкина. Николай Егорович передвигался по Университету рысцой, ему было некогда, он с утра до вечера занимался своим делом. Самой большой радостью для него было обнаружить новый талант, отыскать и поддержать студента, который мог бы выступать за сборную Университета.

Спортсменам нередко шли навстречу в том, что касалось учёбы, некоторые занимались по индивидуальному графику, но, как правило, все учились весьма прилично. Например, мой однокурсник Андрей Потанин, знаменитый в своё время теннисист, первый советский участник Уимблдонского турнира, дошедший до финала Уимблдона среди юниоров, чемпион Ленинграда и СССР, не прерывая выступлений, защитил диссертацию, стал кандидатом физико-математических наук.
Нашу сборную по водному поло тренировал Александр Иванович Тихонов, одновременно выступавший за команду мастеров «Балтика». Это был физически одаренный человек, спортсмен до мозга костей, со всеми достоинствами и недостатками людей этого типа. Тренировались мы три-четыре раза в неделю. Главным городским турниром был чемпионат вузов Ленинграда. Несколько раз в год были выезды на товарищеские встречи с командами других университетов страны: Минска, Вильнюса, других городов, чемпионат Центрального совета общества «Буревестник». Перед серьезными турнирами у нас были двух-трёхнедельные сборы. Более всего запомнились матчи с командой МГУ – тогда это была команда выдающегося уровня, европейского, даже мирового. Помню их тренера, Андрея Юльевича Кистяковского, аккуратно делавшего заметки в блокноте во время игры, а в перерывах тихо, обращаясь к игрокам на «вы», объяснявшего на макете «их маневр».

Играл в команде и знаменитый ныне фотограф и журналист Юрий Рост. Мне он запомнился бережливым отношением к своему времени – приходил точно к началу тренировки и уходил сразу после её окончания. Выдавалась пауза – брался за книгу. Такую организованность я наблюдал у многих университетских спортсменов.

Спорт давал возможность ездить по стране, кто-то из команды получал получше место в общежитии, кому-то, благодаря выступлению за университетскую сборную, доставались ещё какие-то бонусы, но мы тренировались и выступали не только за материальные блага. Это было действительно любимое занятие. Наш вратарь, скажем, помнил все голы, которые ему забили в официальных встречах, а матчей могло быть несколько десятков за сезон. Для него это было важно, каждый пропущенный мяч он «пропускал» через себя. Для всех нас это был настоящий драйв, как сказали бы сейчас.

Студенты ЛГУ в летнем спортивном лагере. Фото: из архива автора

Я с удовольствием вспоминаю азарт коллективной игры, ощущение сильного тренированного тела и спокойной уверенности в себе, которые давал спорт.

Вместе с тем, мне кажется, что спорт мог бы нести в нашу тогдашнюю жизнь много-много больше – настоящее здоровье и дух fair play, то есть культуру честной борьбы и соперничества. Этому, к сожалению, тогда особенного внимания не уделялось.

Все материалы рубрики "История спорта".