Протесты в Белоруссии против действующей власти достигли апогея. Собрали реакцию спортивного сообщества на главное событие месяца.

Главный тренер волгоградского «Ротора» Александр Хацкевич назвал действия ОМОНа «полным беспределом». По словам Хацкевича, его знакомых эта ситуация тоже затронула: у друга забрали 14-летнего внука, которого так же, как и многих ни в чем не повинных белорусов, избивали.

Бывший белорусский лыжник Сергей Долидович заявил, что голосовал за независимого кандидата, после чего ему «немножко прилетело», так как он работает в госучреждении — в республиканском центре олимпийской подготовки по зимним видам.

Олимпийский чемпион 2008 года по тяжелой атлетике Андрей Арямнов заявил, что, по его мнению, «правоохранительные органы нужно тщательно профильтровать, потому что в них работает много мудаков, которые занимают порой очень серьезные посты».

Болельщики также не остались в стороне: фан-клуб минского ХК «Динамо» объявил бессрочный бойкот домашних матчей.

Белорусская пловчиха и трехкратный призер Олимпийских игр Александра Герасименя подчеркнула, что насилие и применение военной техники против мирных граждан недопустимо. Она считает, что сейчас как никогда народ готов идти до конца.

Российский тренер по фигурному катанию Александр Жулин считает, что кричать «Долой Лукашенко!» очень опасно. «А представьте, что все раздербанят, Лукашенко уберут! А потом поставят человечка прозападного! И что мы получим? Мы получим ракеты под боком, не пойми что будет происходить! Надо это как-то все мирно разрулить. Но это мои мысли, я не политик», — заявил Жулин.

О безопасности России задумался и Николай Валуев. По его мнению, надо пожелать крепкости белорусскому руководству, чтобы суметь найти язык с оппозицией, не раздувая межнациональный конфликт путем провокаций со стороны силовиков.

Трехкратная олимпийская чемпионка по фигурному катанию, депутат Госдумы Ирина Роднина считает, что с беспорядками, которые творятся в Европе и Америке, митинги в Белоруссии не сравнятся. «Жертвы? Была одна жертва, давайте говорить без множественного числа! Но, наверное, это всех охладило», — сказала Роднина.