Перед стартом сезона в России разгорелась большая дискуссия о контрактах: отношения тренера и спортсмена надо, наконец, урегулировать, чтобы не было скандалов, как с переходом Алены Косторной.

В этом материале мы рассмотрим основные предложения по виду контрактной системы — в прессе об этом раньше высказались Илья Авербух, Александр Жулин, Олег Овсянников и Олег Васильев.

Позиция Авербуха: контракты нужны, а то, что происходит сейчас, напоминает бизнес в 90-ые

Первым с идеей введения контрактов в фигурном катании публично выступил хореограф Илья Авербух.

Основные положения — если тренер/клуб хочет заполучить к себе фигуриста, пускай платит компенсацию. «Абсолютно нормальное правило, как в футболе или хоккее, где есть отступные за досрочный разрыв контракта», — отметил специалист. Авербух честно заявляет, что он против монополизации в фигурном катании, и не хочет, чтобы на рынке было два-три клана. Но не усугубит ли контрактная система положение фигуристов?

Илья Авербух. Фото: Валентин Егоршин/Nevasport

Если фигурист сделал переход от одного тренера к другому не во время трансферного окна, то должен пропускать сезон — так считает Авербух. Сегодня век фигуристов-одиночниц — а речь идет в первую очередь о них — очень недолог, и пропуск сезона может стать фатальным. Тем более, яркий случай Косторной — скорее исключение, чем правило. О переходе Анны Фроловой, которая уже зимой тренировалась не со Светланой Пановой, а с Сергеем Давыдовым, мало кто говорил. О трансферах парников вообще почти не поднимается разговор, хотя мог бы.

Спасут ли ситуацию контракты на олимпийский цикл?

Идею с контрактами на 4 года озвучил Александр Жулин — так у тренера и спортсмена будет понимание на целый олимпийский цикл, после которого тренер, спортсмен и родители обсуждают дальнейшие перспективы сотрудничества. В короткой карьере спортсмена этот олимпийский цикл может стать единственным — и если работа с одним тренером не сложилась, получается, не сложилась вся карьера.

Александр Жулин. Фото: https://www.instagram.com/aleksandr_zhulin

Что делать в таком случае? Опять же, отступные. Жулин предлагает адекватную сумму — примерно 20 тысяч евро, которые спортсмен сможет отбить призовыми за сезон. И чтобы уйти от тренера, фигуристу придется хорошенько постараться в этом сезоне. А что пришлось бы делать Станиславе Константиновой? Выступала фигуристка в последний сезон из рук вон плохо и пролетала мимо призовых, решилась сменить тренера, чтобы встряхнуть карьеру. Петербургские группы не стали ее брать даже бесплатно, потому что не были уверены в фигуристке.

«Как я понял, речь идет о более серьезных суммах, чтобы не было повадно уходить», — добавляет Жулин. Значит, в первую очередь контракты видят как инструмент, который просто затормозит переходы между тренерами.

Юридическая сторона: контракты с совершеннолетними спортсменами — да, а что для тех, кому нет 18?

Олег Овсянников также выступил за введение контрактной системы, однако на деле такие соглашения могут заключить только с совершеннолетними спортсменами.

Основные же скандалы и споры сейчас как раз происходят с переходами несовершеннолетних. Из группы Тутберидзе ушли не только звезды Трусова и Косторная, в академию «Ангелов» пришли и будущие звезды — фигуристки, которым по 8, 10, 12 лет. В их жизни еще нет крупных призовых, а все решают родители, которые будут триста раз думать о том, заключать ли контракт с этим тренером или уйти туда, где условия лучше.

Тутберидзе нужно поскорее пережить развод

Максимально просто невозможность контрактной системы объяснил Олег Васильев. Контрактная система вполне существовать в США или Канаде, ведь за океаном работу тренера оплачивает сам спортсмен и есть товарно-денежные отношения. В России же спорт финансируется государством: тренер получает зарплату от государственных организаций, спортсмен также находится на гос. обеспечении.

Если фигурист считает, что дальнейшее сотрудничество с тренером невозможно — он достиг потолка, не подходит система подготовки и тому подобное — он делает переход, но в определенный период, чтобы финансирование правильно разошлось по всем организациям.

Алена Косторная. Фото: скриншот видео

Косторная в эти рамки не вписалась.

Но исключений Федерация фигурного катания для хороших спортсменов делает много. Евгения Медведева, например, может спокойно тренироваться на катке ЦСКА и быть приписанной к «Самбо-70», а юниорке Камиле Валиевой по желанию Тутберидзе разрешается участвовать в контрольных прокатах взрослых. Будет и исключение для Косторной.

Все предложения по контрактам сводятся к тому, что Плющенко должен заплатить Тутберидзе за ее топ-фигуристку. Или чтобы за это заплатила сама Косторная. Монетой, сезоном, чем угодно: те эксперты, что обсуждали контракты, упоминали о санкциях или наказании.

Пока кейсы Тутберидзе больше напоминают обыкновенный развод с риторикой «Я потратила на тебя лучшие годы жизни, а ты ушел», но даже в брачных контрактах в нашей стране нельзя прописать компенсацию за моральный ущерб.