Гейши и самураи, вампиры и даже «матери драконов» — за каждым образом в фигурном катании стоит труд хореографа. Он превращает набор элементов в маленькое представление на льду, помогает спортсмену рассказать свою историю, но оценка его труда — самая субъективная в фигурном катании.

Так, например, в этом году Международный союз конькобежцев (ISU) признал лучшим хореографом канадку Ше-Линн Бурн. Заслуженно? Безусловно. Но хуже ли остальные? Объективного ответа дать нельзя.

Программы Ше-Линн Бурн действительно обладают особой магией: не зря к ней обращаются лучшие из лучших. Например, любимый миллионами «Сеймей» Юдзуру Ханю стал плодом совместной работы японца с Ше-Линн. Группа Брайана Орсера вообще любит работать с канадским специалистом: так, Бурн ставила программы и двукратной чемпионке мира Евгении Медведевой. И в этом году, когда Женя вернулась в Россию к Этери Тутберидзе, одна из её программ — «Цирк дю Солей» — будет результатом творчества Ше-Линн. Сезон ещё толком не стартовал, но болельщики уже оценили эту произвольную программу на контрольных прокатах и сочли едва ли не гениальной.

В чем секрет успеха Ше-Линн Бурн? Всё просто: хореограф оставляет своим спортсменам простор для самовыражения и даёт им определенную свободу. Это помогает раскрыть сильные стороны и создать такой образ, в котором фигуристу удастся выразить себя на все сто процентов. Прекрасный пример — «Мемуары гейши» Евгении Медведевой, о которых фигуристка мечтала много лет.

«Феномен Ше-Линн в том, что у нее нет своего стиля. Она в каждой программе ставит совершенно разную хореографию, и перестраивать такую постановку «под себя» ошибочно», — говорила о Бурн Елена Радионова, которая тоже успела с ней поработать.

Евгения Медведева. Фото: instagram.com/jmedvedevaj/

Ещё один хореограф, с которым давно работает двукратный олимпийский чемпион Юдзуру Ханю — это Джеффри Баттл. Бывший канадский спортсмен традиционно ставит японцу короткие программы — он вообще специализируется в основном на них.

В свое время Джеффри профессионально занимался балетом, что помогло ему обрести неповторимый стиль в катании; теперь он старается передать его через программы спортсменов. Несмотря на то, что специалист еще довольно молод, опыта у него уже предостаточно — не каждый хореограф может похвастаться программой, выигравшей Олимпийские игры. Баттл начал пробовать себя в этой роли еще будучи действующим спортсменом, а сейчас в его послужном списке «Элегия Рахманинова» для Патрика Чана и «Баллада №1 Шопена» для Ханю.

В России топовым хореографом в последние годы стал Даниил Глейхенгауз: его популярность взметнулась вверх, когда воспитанницы Этери Тутберидзе захватили пальму первенства на мировой арене. Творчество Глейхенгауза вызывает неоднозначную реакцию со стороны фанатов: есть и ярые почитатели его таланта, и жесткие критики.

Алина Загитова и Даниил Глейхенгауз. Фото: instagram.com/daniil_gleikhengauz

Опять же, истории на льду — материя столь тонкая, что судить о ней объективно не получится. Глейхенгауза часто обвиняют в однообразии программ, и, конечно, небезосновательно. Однако в защиту хореографа стоит сказать, что он один придумывает постановки для огромного количества спортсменов — от совсем юных до тех, кто представляет страну на Олимпиадах. Схожесть программам придает и другой компонент, не зависящий от Даниила — костюмы спортсменов. Так как практически все платья для группы Тутберидзе создает дизайнер Ольга Рябенко, они получаются в одном, достаточно узнаваемом, стиле.

Как бы ни отзывались о работе Глейхенгауза, среди его постановок есть не просто удачные, но и по-настоящему сильные. «Девочка на шаре» в исполнении Камилы Валиевой — необычный, далекий от шаблонов и стандартов номер, покоривший зрителей всего мира, а «Ангел» Алёны Косторной — наглядный пример элегантности и нежности вкупе с силой и твердостью.

Камила Валиева. Фото: скриншот видео

Ещё один хореограф, чьё имя вплетено в канву современного российского катания — Илья Авербух. Он ставит программы не так массово, как Глейхенгауз, но, тем не менее, радует болельщиков каждый сезон. В этом году, например, он помог вернувшемуся Михаилу Коляде воплотить образ Рудольфа Нуреева. Программа еще не исполнялась на соревнованиях, но уже по контрольным прокатам стало понятно, насколько мощную произвольную будет катать Коляда.

Михаил Коляда. Фото: скриншот видео

Постановки Авербуха — более взрослые, чем у ряда других хореографов, всегда отличаются глубиной и силой. Так, одной из лучших программ в истории женского катания остается «Девочка в красном пальто», с которой Юлия Липницкая драматично не выиграла Олимпиаду. Маленькая и несгибаемая, Липницкая запомнилась зрителям именно этой программой под «Список Шиндлера». Тему геноцида поднимали в фигурном катании не раз и не два, но такой пронзительной истории не получилось больше ни у кого.

Липницкая

Юлия Липницкая. Фото: Википедия

Есть в России и другие хореографы, чьи имена упоминаются реже, однако работы они выполняют ничуть не меньше. Группа Валентины Чеботаревой, где до недавних времен тренировались Михаил Коляда и Станислава Константинова, всегда обращается к Ольге Клюшниченко, а спортсмены Евгения Рукавицына зачастую прибегают к помощи Ольги Глинки.