Трехкратная олимпийская чемпионка Татьяна Казанкина – о прошлом, настоящем и будущем петербургской легкой атлетики.


– Недавно в Петербурге отметили 130-летие отечественной легкой атлетики. За те годы, что вы являетесь неотъемлемой частью ее ленинградской и петербургской истории, – какой ее период был самым успешным?

– Если говорить о нашем городе, то семидесятые, восьмидесятые и девяностые.

– И девяностые тоже?

– Конечно. Прыгун с шестом Игорь Транденков дважды брал серебро на Олимпийских играх, был призером чемпионатов мира и Европы.  Его жена Марина Транденкова становилась чемпионкой Европы и тоже стала второй на Олимпиаде в эстафете. Так что несмотря на все трудности, в девяностые петербургские легкоатлеты выступали очень достойно. Вообще к легкой атлетике со стороны и Спорткомитета, и городских властей отношение было всегда доброжелательное. Наш вид спорта никогда не «зажимали», скажем так. Другое дело, что сейчас стало гораздо меньше спортсменов участвовать в соревнованиях. В наши годы по двадцать человек выходило на старт в каждой дисциплине, бывало и больше.  По некоторым видам чемпионат города вообще не проводится – просто нет участников. В спортивной ходьбе на дистанцию в городских соревнованиях выходит два-три человека, в беге на длинные дистанции тоже очень мало народу. Престиж легкой атлетики как вида спорта упал. Это не самый простой вид спорта, нужно много трудиться, и отдача не может быть мгновенной, на это готовы не все. Первый мой старт в Ленинграде был на стадионе имени Кирова в перерыве футбольного матча, мы бежали эстафету 4х400. Понятно, что зрители пришли на футбол, но выступали мы при полных трибунах! Сейчас этого нет, к сожалению.  

– Это может быть связано с тем, что предприятия и организации в ваше время спорт активно поддерживали, брали спортсменов высокого уровня на довольствие, а сейчас такого уже нет?

– Да, это тоже одна из причин.

Атлеты, которые не попадали в сборную команду страны или города, продолжали выступать за различные клубы и оставались в спорте, могли выезжать на сборы, полноценно тренироваться. Когда календарь соревнований значительно сократился, а спортивные общества практически развалились, с этим стало все довольно сложно. Исчезли  спортивные клубы при предприятиях, из-за чего ребята, достигшие 18 лет и не попавшие в сборные разных уровней, оказываются никому не нужны, заканчивают со спортом, хотя могли бы себя проявить позже. Ведь во многих видах расцвет атлета приходится на 27-30 лет.

Изменилась и ситуация в студенческом спорте. Если раньше спортсменов в вузах значительно поддерживали – например, выделяя те же талоны на питание, осуществляли целевые наборы, то сейчас этого нет. Сейчас, насколько мне известно, в Университете им. П. Ф. Лесгафта, студентов 1 курса даже порой не отпускают на сборы – это в профильном вузе! Чем меньше стимулов заниматься спортом, тем меньше в него приходит людей, это понятно. До сих пор не побиты многие рекорды вузов, установленные и тридцать, и сорок лет назад.

– Многие рекорды Ленинграда, установленные в семидесятые-восьмидесятые, тоже до сих пор живы. У вас есть этому какое-то объяснение?

– Трудно сказать, возможно, дело в том, что у нас была другая система подготовки. Олимпийские игры – раз в четыре года. Чемпионатов мира не было, они появились только в 1983 году, и тоже поначалу проводились раз в четырехлетие. Мы целенаправленно готовились именно к этим соревнованиям. На пик формы выходили к главным стартам. Сейчас у спортсменов высокого класса непрерывно идут соревнования на протяжении всего сезона, нужно быть в форме постоянно. Выстрелить раз-два за сезон, установив рекорд, – это больше не является приоритетом. Возможно, в этом причина долголетия тех достижений. В наше время подход к спортсменам был более индивидуальный. В нашей группе в ШВСМ были и Бондарчук, и Провидохина, и Двирна, и Веселкова  – все члены сборной страны, ноу каждой был свой план работы. Я помню, как на каких-то соревнованиях, после того как я пробежала, Виктор Ильич Алексеев, наш выдающийся тренер, подошел ко мне, спросил о забеге, о моем самочувствии, и это абсолютно было искренне. Это было проявление того индивидуального подхода к спортсмену, вообще свойственного тому времени, той системе работы. Мы не были с Виктором Ильичом хорошо знакомы, общались мы мало, но благодаря именно такому отношению к спортсменам, к своей работе, он остался в памяти как очень добрый и очень отзывчивый человек. И не только он. Такое можно сказать об очень многих тренерах.

– Поражает разносторонность Алексеева. Его воспитанники добивались успеха в самых разных видах легкой атлетики: и метания, и бег с барьерами, и многоборье…

– Да, он был очень разносторонним. Но это вообще было свойственно тому времени, это была эпоха «многостаночников», энтузиастов и в тренерском деле, и вообще в спорте. Мой первый тренер Виктор Дмитриевич Лутохин в городе Петровске – и шахматы вел, и настольный теннис, и волейбол. Перед тренировкой, скажем, мы, разминаясь играли с ним настольный теннис – да так, что игравшие с ним все мокрые были, как на тренировке! До сих пор – ему уже за восемьдесят, он ведет детскую группу по шахматам, и его ребята очень хорошо выступают на областных соревнованиях. 

– С Валентином Семеновым – одним из энтузиастов ленинградской легкой атлетики, были знакомы?

– Конечно, я даже один раз выступила в пробеге Пушкин-Ленинград, который он организовывал. Это был конец восьмидесятых, по-моему. Сезон заканчивался. Тренер мне сказал: давай поучаствуем. Я согласилась. Помню, прекрасная была погода. Правда, пришлось «пободаться» с одним бегуном, который мне мешал. Я влево – и он влево, я вправо – и он вправо. В конце концов, я ему сказала: «Что ты у меня под ногами болтаешься?» Он рассмеялся, меня пропустил, и я пришла первой.  

Валентин Иванович Семенов очень болел за легкую атлетику, он в «Вечернем Ленинграде» освещал не только свое детище, но и другие соревнования, он много сделал, чтобы пробег «Пушкин-Ленинград» стал настоящим спортивным событием в городе. 

И таких событий, организованных энтузиастами, было много: например, эстафета на Дворцовой площади 2 мая была просто Олимпийскими играми для вузов и спортивных клубов. Боролись – будь здоров! Болельщиков было огромное количество, приходили не только однокурсники, но и выпускники прошлых лет. В 1967 году Университет выиграл эстафету – это был фурор, обошли СКА и Институт Лесгафта! Николаю Егоровичу Малышеву в Университете удалось создать команду, которая тогда, может, и уступала по именам командам соперников, но была такой сплоченной, что обыграли всех. Это было настолько значимым событием, что пятидесятилетие той победы специально отмечали в прошлом году, собрав ее участников и очевидцев.    

– Можно ли сказать, что сегодня легкая атлетика проигрывает конкуренцию другим видам спорта?

– Не думаю. Конечно, есть всплески интереса к тому или иному спорту: скажем, успешно выступили наши в 2016 году на чемпионате мира по фехтованию – все дети пошли в фехтовальные секции. Удачно сыграла футбольная сборная – больше народу пошло в футбол. Но о какой-то тенденции в этом смысле говорить, полагаю, нельзя. Это разовые истории.  Есть секции, куда всегда шли массовым порядком – и в фигурное катание, в хоккей, скажем, несмотря на то, что это очень недешево. А в советское время тренировки практически по всем видам спорта были бесплатны. В чем сейчас, скажем, теряет фигурное катание? Набирают малышей в платные группы. Но ведь не всегда те, чьи родители готовы за эти занятия платить, безусловно талантливы. А дети из небогатых семей, которые не могут в секцию попасть, более мотивированны и могли бы добиться большего, нежели их сверстники. С другими видами спорта похожая ситуация. Меньше стали идти ребят в легкую атлетику, в лыжные гонки, сложные и при этом «нетелевизионные», а значит, не очень престижные дисциплины.

– Когда вы тренировались и выступали, что было центром легкой атлетики в Ленинграде?

– Таких центров было несколько: Институт им. П. Ф. Лесгафта, школа Алексеева, Спортивный клуб армии, всегда были хорошие спортсмены в Политехническом институте. И конечно, Ленинградский государственный Университет, за который мне посчастливилось выступать. На стадионе имени Ленина, нынешнем «Петровском» проводились самые престижные соревнования. Я помню, как в 1970 году как раз на стадионе имени Ленина проходил легкоатлетический матч СССР-США.  Несмотря на дождь (зрители до нитки промокли, но никто не уходил), стадион был полный, конная милиция сдерживала тех, кому не досталось билетов. И то, что на «Петровском» теперь снова будут выступать легкоатлеты, можно только приветствовать, тем более в виду того, что Петербург претендует на проведение Олимпийских игр.

Татьяна Васильевна Казанкина – заслуженный мастер спорта СССР. Многократная чемпионка национальных соревнований, победительница и призер чемпионатов Европы и мира, трехкратная чемпионка Олимпийских игр по легкой атлетике. Выступала за спортивное общество «Буревестник» (Ленинград). Кандидат педагогических наук. Является заместителем председателя Олимпийского совета Санкт-Петербурга.

Все материалы рубрики "Блоги".