Шубенков и допинг — слова, которые, казалось бы, невозможно поставить в один ряд. Чемпион мира в беге с барьерами Сергей Шубенков, как и Мария Ласицкене и Анжелика Сидорова, входит в число борцов за чистую лёгкую атлетику. Имена этих спортсменов давно стали символами надежды — надежды на то, что российская атлетика не умрёт, как бы сильно её ни топили.

Шубенков создал себе настолько положительный имидж, что новость о его допинге — как гром среди ясного неба. Вчера источник, близкий к ситуации, проинформировал СМИ о наличии запрещенного препарата в анализе Сергея.

«На допинге попался Шубенков. Чтобы немного погасить употребленный допинг, он принял фуросемид — препарат-прикрытие, который смазывает действие запрещенного препарата. Сейчас Олег Матыцин отправился в Барнаул по этому вопросу. В легкой атлетике уже некому выступать», — цитирует слова источника News.ru.

Выходит, борьба за флаг, возрождение федерации и чистый спорт была показной, а на самом деле Шубенков играет по тем же правилам, как и осуждаемые им личности? Или всё-таки нет? Ситуация требует тщательного рассмотрения.

Сергей Шубенков. Фото: Всероссийская федерация легкой атлетики

Почему фуросемид?

Запрещенным препаратом, найденным в пробе Шубенкова, оказался фуросемид — вещество из класса диуретиков. Проще говоря — мочегонное. Использование фуросемида как допинга — не новая история: на нём влетают преимущественно девушки, сгоняющие вес перед соревнованиями — фигуристки, гимнастки и т.д.

Зачем Шубенкову мочегонное, да еще и во внесоревновательный период? Захотелось похудеть после праздников? Звучит абсурдно.

Но есть у фуросемида еще одно предназначение — ускорение вывода других запрещенных веществ и их маскировка. Этот вариант выглядит куда более правдоподобно, хотя верить в него совсем не хочется.

Самые популярные виды допинга. Инфографика nevasport

Может ли быть так, что Шубенков не виноват?

На данный момент Сергей не отстранен от соревнований, никаких санкций к спортсмену пока не применяли. Впереди — вскрытие пробы «Б». Точная дата процедуры неизвестна, но очевидно, что затягивать с этим не будут. Если вторая проба окажется чистой, можно будет спокойно выдохнуть и вновь поверить, что у нашей легкой атлетики еще есть шансы на жизнь. А если нет?

Если фуросемид будет обнаружен и во второй пробе, у Шубенкова останется два варианта: а) признать нарушение, б) настаивать на случайном попадании препарата в организм. Такое действительно бывает: иногда запрещенные вещества оказываются в составе лекарств, бадов или спортивного питания. В таком случае атлет может отстоять свою невиновность, предоставив доказательства — образцы того, что принимал. Если это был лекарственный препарат, необходима также справка от врача, подтверждающая необходимость приёма — самодеятельность в таких вопросах недопустима.

История знает разные, порой совершенно невероятные случаи ошибочного применения фуросемида: например, в 2007 году допинг-тест российской лыжницы Ирины Артёмовой тоже показал наличие диуретика во внесоревновательный период. Как выяснилось, девушка таким образом лечилась от похмелья: после свадьбы подруги она пыталась снять известный синдром с помощью лекарства, которое ей посоветовала соседка.

Но можно ли ставить Шубенкова в один ряд с малоизвестной лыжницей? Спортсмен, который лично общался с главой World Athletics и пытался отстоять права чистых атлетов, будет за несколько месяцев до Олимпиады глотать что попало? Не тот случай.

Удар по Ласицкене и Сидоровой

Одним из самых неприятных моментов стало то, что под удар теперь поставлена репутация Ласицкене и Сидоровой. Вместе с Шубенковым они были надежным и неделимым трио, от которых точно не ждешь подставы. Конечно, и сейчас кажется безумием думать, что Ласицкене может оказаться в подобной ситуации, однако тень сомнения уже упала.

День, когда (если?) допинг Шубенкова подтвердится, станет реальным и необратимым крахом нашей легкой атлетики. Мы уже давно достигли дна и ждали, когда, наконец, от него получиться оттолкнуться, но вместо этого погрязли еще глубже. Допинговые скандалы традиционно решаются не в пользу России: если фуросемид найдется в пробе «Б», оправдания этому не будет.