Как любой большой клуб, «Зенит» имеет в своем распоряжении значительное количество качественных игроков. На поле всех не разместишь, и даже в заявку команды попадают далеко не все. Однако важность игровой практики никто не отменял. Если футболист не будет играть — он не будет расти.

В «Зенит» не попадают люди без таланта. Так или иначе, если ты играешь сейчас в клубе, значит имеешь шанс стать звездой на уровне РПЛ. Развитие футболиста — чуть ли не главный критерий успешности любого трансфера.

В клубе чувствует этот талант. Но понимают: здесь и сейчас команде он много дать не может. Тогда вполне вероятно, что находясь в другом клубе, с другими партнерами и других условиях, этот футболист раскроется. И вот тогда будет с успехом конкурировать за место в основе.

Поэтому в «Зените» не рубят с плеча. В клубе разработали систему, при которой воспитанник не без перспектив не уходит навсегда. Он либо отдается в аренду, либо продается, но уже с прописанной суммой обратной покупки. Если это не сделать, есть шанс потом кусать локти. Переплачивать за своего воспитанника — например, так было с Данилом Круговым. По-хорошему, так было и с Алексеем Суторминым, если бы мы не знали, что переход был осуществлен за 50 тысяч рублей.

И вот, кейс Леона Мусаева. Текущие способности полузащитника не превышают игровые навыки хавбеков, которые есть у Семака — Вендела, Оздоева, Барриоса, Кузяева. Однозначно Мусаев будет довольствоваться крохами игрового времени. Переводить его на левый фланг обороны также не имеет смысла — у «Зенита» там Дуглас Сантос, Жирков и Круговой. Но насовсем отпускать игрока тоже не хочется — перспективы Мусаева, который с 17 лет тренируется с основой, отмечают многие тренеры.

Стало быть, Мусаев продается в «Рубин» — «Зенит» уже реализует затраты на футболиста, но при этом ставит страховку: если Мусаев, например, превращается в Казани в действующего игрока сборной России, у «Зенита» есть опция обратной покупки за фиксированные деньги.

Получается, ситуация win-win для всех сторон. «Зенит» получает деньги за игрока и надежду на то, что он будет расти в другом клубе. Мусаев имеет игровую практику и возможность для развития. «Рубин» усиливается прямо сейчас, поскольку текущие навыки Мусаева находятся на хорошем уровне для этой команды.

Есть и другой кейс — условно: Данила Прохин. 19-летний центральный защитник имеет хорошие перспективы, чтобы вырасти в игрока основы клуба. С учетом конкуренции «Зенит» не может дать ему практику игры в стате — мест всего два, есть Ракицкий и Ловрен, есть всегда готовый выйти на подмену Дмитрия Чистяков. В конце концов, роль Прохина, как 4-го защитника команды, могут исполнить Данила Хотулев или Саба Сазонов — не менее перспективные, по правде сказать, ребята.

Однако продавать Прохина, как в случае с Мусаевым, нельзя. Дефицитная позиция, да и находится он в таком возрасте, когда прогресс может прийти мгновенно. К тому же, Прохин совсем недавно стал претендовать на роль игрока основы, серьезных шансов в противоборстве с зубрами Ракицким и Ловреном у него было.

В этой связи, есть хорошее решение — аренда до конца сезона в клуб РПЛ, чтобы проверить его на этом уровне на дистанции нескольких матчей. Окрепнет, испытает и поверит в себя — вернется назад и навяжет конкуренцию.

Именно так должен работать конвейер воспитанников внутри большого клуба. По-другому воспитанники в основном составе «Зенита» не появятся.