Летом 2020-го года петербургский Профессор фигурного катания Алексей Мишин взялся реанимировать карьеру Михаила Коляды. Спортсмен к тому моменту не соревновался больше года, пропускал сезон из-за синусита и в целом находился в крайне нестабильном состоянии.

Полгода совместной работы вернули Коляду в топ: он сходу выиграл чемпионат России, не оставив соперникам ни единого шанса, и отобрался на чемпионат мира. Но главное — не медали пандемийного сезона, а прыжки: любитель падений и «бабочек» отпрыгал большую шесть сезона «на ура», а ироничные заголовки из разряда «Коляда опять упал», похоже, остались в прошлом.

В чем кроется секрет такого быстрого успеха? По словам Мишина, он рассматривает Коляду как двухлетний проект — то есть, с прицелом на Олимпиаду. Стоит оговориться: исходник, если так можно выразиться, ему достался потрясающий — Коляда сочетает в себе и талант к прыжкам, и феноменальное скольжение, и умение зажечь публику. Мишину оставалось исправить ошибки, с которыми не справилась Валентина Чеботарева.

Михаил Коляда. Фото: Nevasport

Михаил Коляда. Фото: Наталья Латуш/Nevasport

Для такого специалиста, как Алексей Николаевич, задача вряд ли показалась очень уж сложной: Профессор известен именно как мастер по технике, он посвятил этому вопросу не один научный труд и даже разработал уникальный тренажер, позволяющий фигуристам развивать вестибулярный аппарат и тем самым повышать эффективность вращений в многооборотных прыжках.

Одним из самых проблемных прыжков для Коляды был тройной аксель, который с удручающим постоянством превращался в одинарный. Но вместе с Мишиным фигурист проделал большую работу над тем, чтобы не раскрываться в прыжке раньше времени, сохраняя группировку до нужного момента.

Несмотря на то, что Мишин — именно прыжковый специалист, программы его учеников всегда выглядят сбалансированно: спортсмены в большинстве своём выступают ярко и имеют выраженный собственный стиль, а их программы надолго остаются в памяти. Для топовых фигуристов не скупятся на хороших хореографов — Ше-Линн Бурн или Илью Авербуха, например.

Почему же тогда Мишин и его спортсмены не достигают тех же высот, что и фигуристы Этери Тутберидзе? На самом деле, ответ весьма прост: Профессор не форсирует подготовку своих учеников и не пытается сделать из них чемпионов здесь и сейчас любой ценой. Грубо говоря, практически каждая фигуристка, попадающая в руки Тутберидзе, спустя некоторое время запрыгает то, что ранее было за пределами ее возможностей. Но платить за результат порой приходится дорого: вспомните Алёну Канышеву, которая буквально за месяц выучила четверной, а потом ушла в танцы на льду, или Элизабет Турсынбаеву, которая ради серебра чемпионата мира одолела четверной сальхов, а затем вообще пропала с радаров.

Фигуристы Мишина — долгожители, и пример Елизаветы Туктамышевой показывает, что такой подход имеет право на существование. Школу Тутберидзе неспроста называют конвейером: чемпионки там сменяют одна другую, и главное  — успеть что-нибудь выиграть в отведенное тебе время. Отсюда и обилие медалей, а следовательно и прочие «плюшки», которые в фигурке щедро раздаются тем, кто в топе. Так, например, Камилу Валиеву уже давно обвиняют в «читерстве»: на огрехи в прыжковой технике обращают внимание не только фанаты, но и бывшие спортсмены. Оксана Баюл указала на то, как Камила меняет ребро перед вторым прыжком в тулупном каскаде, что идет вразрез с правилами, но игнорируется судьями. В группе Тутберидзе, где за прыжковую технику отвечает Сергей Дудаков, проблема рёбер стоит уже давно, но не остро — потому что чемпионам очень часто разрешено то, что запрещено другим. У Анны Щербаковой, например, можно обнаружить преротейшн на четверном лутце. А можно и не обнаружить — это как посмотреть.

Российская фигуристка Анна Щербакова. Фото: ФФККР

Речь не идет о том, что фигуристы группы Мишина, в противовес московским, всё делают идеально и безупречно — конечно, нет. Ошибки можно найти у всех, но у некоторых судьи ищут их куда менее внимательно, чем у других. Той же Соне Самодуровой, сенсационно выигравшей чемпионат Европы-2019, ставят оценки как фигуристке второго разряда, хотя она является едва ли не самой стабильной спортсменкой в России. Её протоколы пестрят недокрутами, на которые в иных случаях арбитры не обращают внимание. Жаловаться тут не на что: фигурное катание уже давно превратилось в вид спорта, где все равны, но некоторые равнее. Однако порой становится обидно за спортсменов, которые недополучают баллы только из-за того, что представляют не тот тренерский штаб.