Год назад причиной всех бед в российском биатлоне считалась злосчастная шлифт-машина — точнее, её отсутствие. Тогдашний глава СБР Владимир Драчев в каждом втором интервью сетовал на то, что команда не может подготовить лыжи без этого чудо-агрегата, а потому и бежит хуже остальных. Прошел год, сменилось руководство, о шлифт-машине успешно позабыли, но бежит команда по-прежнему так же — хуже остальных. В чём же дело на этот раз?

На чемпионате мира, который сборная России проваливает с оглушительным треском, появилась новая универсальная отговорка: мол, не надо было столько времени сидеть в Поклюке на высоте, из-за этого спортсменов теперь трясет на рубежах. Логика, конечно, в этом есть: на высотной подготовке настаивал Валерий Польховский, в то время как Каминский и Шашилов, работающие непосредственно с биатлонистами, хотели тренироваться в Антхольце.

«Хотеть не вредно – возьмите, сделайте. С корабля побежали люди, а я только из прессы узнал, какие были планы», — парировал Польховский, и тема была закрыта.

Однако постепенно причины провала стали расширяться: как выяснилось, и подготовка к сезону была не та, и условия на рубежах недостаточно плохи. Да-да, именно так: слишком хорошая погода помешала российским биатлонисткам стрелять без осечек.

«Сегодня были слишком идеальные условия на чемпионате мира. Нет ветра, солнечно, блин. Ни холодно, ни жарко. Тут чистой воды психология была. Сегодня никаких внешних факторов, влияющих на стрельбу не было», — заявил Волков после женской индивидуалки.

Польховский тоже обратил внимание на кошмарную стрельбу, но снова поспешил снять с себя ответственность за результат. Он посетовал на то, что спортсменам якобы не удалось наработать необходимые кондиции на заключительном сборе.

«Мы здесь 16 дней катались, но некоторые в интервью говорят, что не смогли наработать. Ну так чьи это проблемы, что ты не смог наработать? А что ты тогда делал: на диване лежал?» — недоволен Польховский. Однако встречный вопрос можно адресовать и ему: что делал главный тренер национальной команды, если на главном старте сезона он не в курсе, кто лежал на диване, а кто работал?

Ещё один момент: спортсмены объясняют проблемы на рубежах сложным подходом к стрельбищу. «Кто мешал подойти хоть тысячу раз? Это же нормальная вещь, и это должны обсуждать тренер со спортсменом», — отвечает на это Польховский и тут же добавляет, что высказал свои пожелания тренерам, но понятия не имеет, прислушались ли они. Невольно возникает вопрос, какова в таком случае вообще роль главного тренера, если он не вовлечен в происходящее, а единственное принятое им серьезное решение оказалось неверным?

Все уже давно привыкли, что сборная России бросает Кубок мира в жертву первенству планеты, выстраивая подготовку исключительно с прицелом на главный старт. Казалось бы, так получилось и в этом году: на этапе Кубка мира в Антхольце, который предшествовал Поклюке, команда показала потрясающие результаты и подарила надежду на то, что сказка продлится и в Словении. Не вышло. Как выяснилось, при подготовке к сезону были допущены серьезные ошибки.

Апогеем позора стал мужской пасьют, в котором Бабикова обогнали на круг. После гонки Каминский сделал потрясающий и очень своевременный вывод: в межсезонье Антону не стоило тренироваться с ковидом. «Сейчас очевидно, что это было неправильное решение. Он рвался, я не смог не то что удержать, но тоже решил, что это бессимптомная форма», — сказал Каминский.

Подготовка сборной России давно проходит как попало: Логинов тренируется по своему плану, Гараничев занимается с областной командой, Елисеев устраивает походы с отцом, а на чемпионате мира тренеры просто разводят руками — мол, на что наработали, то и показываем. И все отговорки, будь то шлифт-машина, яркое солнце или высота, это просто попытки замаскировать простой факт: команда не готова к борьбе на мировом уровне.