Бывший главный тренер московского "Спартака" и сборной России по футболу Олег Романцев:

Всех ребят, которые ближе к концу 1990-х приехали в «Спартак» из Украины, привез Славка Грозный — Безродного, Мора, Калиниченко, Парфенова.

По Безродному, как и по Мостовому, сразу было видно — парень талантливый! Увы, Артем — один из тех, кто так и не реализовал себя в футболе, не раскрыл полностью свой талант. Бог дал ему гораздо больше, чем он показал на поле. Характер подводил.

Однажды подходит ко мне:

— У меня с мамой плохо, заболела. Отпустите?

— Конечно, отпущу! Мама — святое дело.

Проходит один день, второй, третий — Безродного все нет. Звоним ему — трубку не берет. Через несколько дней появляется. «А я, — говорит, — на машине поехал. Двое суток туда, двое назад».

— Ну, друг мой, — говорю ему. — Так ты футбол любишь, значит. Игрок основного состава…

Потом после тренировки сознательно обратился к нему при всех. «Артем, мы завтра тоже тренируемся, ну и ты приходи, если будет время. Побегаешь с нами за компанию».

Безродного я изначально видел на левом фланге. Он чистый левша в отличие от Тихонова, который действовал на этой позиции до него. Если ставить таких игроков в центр — они читаемы для соперника. Как бы он ни финтил, все равно понятно, что в конечном счете будет убирать под левую. Когда пришло время расстаться с Тихоновым, я понимал — вариант замены у меня есть.

Книга О. Романцева выходит в ближайшие дни. Фото: издательство "Эксмо"

В «Спартаке» всегда был костяк, у которого новички учились. Это долгие годы работало. Так в «Спартаке» заиграл, например, Карпин. Если ты постоянно тренируешься с футболистами, которые проповедуют такой стиль, ты сам волей-неволей через какой-то момент начнешь играть в этот футбол. Не будешь же ты дубасить мяч вперед, если все остальные пацаны выходят из обороны за счет передач? Про Витю Онопко что только ни говорили — деревянный, зачем его взяли? А он заиграл. А взять Ковтуна! Его вообще называли сенокосилкой и полагали, что он и спартаковский футбол несовместимы.

А Юра в итоге стал классным игроком! Он перестал просто выбивать мяч вперед, как делал это в «Динамо». Ребята попадали в среду, которая их обучала.

На правом фланге я хотел видеть и Аршавина — был эпизод, когда он мог оказаться в «Спартаке».

Игра Андрея мне импонировала. Если и правда он отказался переходить из-за того, что я видел его правым хавом, а он хотел быть нападающим, то это странно. Я бы нашел ему оптимальное место на поле. Просто в тот момент это была самая проблемная позиция. Но я уверен, что не сработал бы Аршавину во вред и он нашел бы себя в «Спартаке».

Не у всех, конечно, получалось стать до конца спартаковскими игроками. Взять, например, Баранова. Вроде веселый, компанейский парень. Но тащил команду не туда, куда нужно. Но я вынужден был его ставить, потому что альтернативы на позиции правого полузащитника у меня на тот момент не было.

Вот Макс Калиниченко был плоть от плоти спартаковским игроком. Мог вырасти в европейскую звезду. Но он, увы, не полностью раскрыл свой потенциал. Наверное, в этом есть и моя вина.

Из книги "Олег Романцев. Вся правда обо мне и "Спартаке". (М.: "Эксмо", 2018). Публикуется с любезного разрешения правообладателя.