В 2020-м году парное катание России лишилось замечательного дуэта. Призеры чемпионата мира и Олимпиады Наталья Забияко и Александр Энберт завершили спортивную карьеру. Но никуда не исчезли — Наталья готовит к изданию свою книгу, а Александр стал победителем возрождённого «Ледникового периода».
Корреспондент Nevasport поговорила с Александром незадолго до гала шоу «Ледникового периода», обсудив грядущий чемпионат мира в Стокгольме, работу в проекте и его свадьбу, которую пришлось праздновать спустя год из-за пандемии.

Каковы перспективы российских пар на ЧМ в Стокгольме? Есть ли шансы на золото и у кого? 

— На золото шансы есть, у российских пар они есть всегда. В этом году сложно оценить конкуренцию, потому что сезон получился скомканный, кто пропустил сезон в большей или меньшей степени из-за ограничений в разных странах. Из наших пар шансов больше у чемпионов России — Евгении Тарасовой и Владимира Морозова, они прекрасно готовы и поедут первым номером от нашей сборной. Этот сезон складывается у них довольно неплохо, и настрой на золотые медали есть. Сложно, конечно, строить какие-то прогнозы в этом сезоне, так что будет интересно посмотреть на борьбу.

Евгения Тарасова и Владимир Морозов. Фото: Nevasport/Наталья Латуш

Следите ли за другими видами фигурного катания? Может быть, могли бы выделить своих фаворитов на грядущем турнире?

— Конечно, слежу. О фаворитах сложно сказать — я болею за всю нашу сборную, за каждого из спортсменов. Не выделяю кого-то больше или меньше, это все — наши ребята. Буду рад победе любого из них. В этом году в мужском одиночном катании интересная ситуация сложилась. Поедет молодой Евгений Семененко, он фактически юниор, но опередил в борьбе за путёвку Дмитрия Алиева, чемпиона Европы. Интересно будет посмотреть, как он справится на таком крупном турнире, ведь они с Михаилом (Колядой) будут добывать нам три квоты на Олимпийские игры, а это дополнительный груз ответственности.

Если бы вам пришлось выступать на таком необычном чемпионате мира, повлияло бы как-то на вас отсутствие зрителей, строгие правила?

— Со зрителями, конечно, выступать полегче. Есть ощущение соревнований, если умеешь справляться с адреналином, он помогает. Но все индивидуально: кто-то любит кататься, когда никого нет, и для него отсутствие зрителей будет плюсом, а кто любит выступать на публике, будет не хватать… 

Основная особенность этого турнира — в подготовке к нему, в подведении спортсменов к пику формы именно к чемпионату мира. Какие-то катки закрывались, сложно было передвигаться по миру, а спорт высших достижений подразумевает и сборы, и постановки, и работу с разными специалистами в разных странах. Всё пришлось экстренно менять. Даже у Владимира с Евгенией откладывались поездки в Америку, пришлось искать место, где кататься.

Нина Мозер

Нина Мозер. Фото: Nevasport

Ваш тренер Нина Мозер объявила, что возобновляет активную тренерскую деятельность, а вы после окончания карьеры пробовали себя в роли тренера. Не поступало предложение о совместной работе? 

— В первую очередь, я очень рад тому, что Нина Михайловна вернулась к тренерской работе, хотя это было сложным для нее решением. Она вкладывается в эту сложную работу полностью, думаю, это большой плюс для нашего парного катания. Конкуренция на сто процентов возрастёт, а в ней рождаются самые сильные и закалённые спортсмены. Жду чего-то интересного от тандема Нины Михайловны с Владом Жовнирским.

Что касается тренерской работы… Мы общаемся с Ниной Михайловной все время после окончания нашей с Натальей карьеры, встречаемся и обсуждаем какие-то вещи. Вскользь обсуждали и тренерскую деятельность. Мы с ней сотрудничаем, но я на данный момент не тренирую, а помогаю ей разными другими способами.

Ваша партнёрша на льду Наталья Забияко не так давно написала книгу. Успели ли прочитать?

— Мы недавно виделись с Натальей, обсуждали книгу, и она рассказала, что напечатано пока только четыре пробных экземпляра. Тираж только готовится. Мне очень приятно, что одна из этих четырёх книг — у меня дома, на прикроватной тумбочке лежит, хочется сказать Наталье большое спасибо. Книгу прочитал очень быстро, наверное быстрее, чем любую другую — вечером начал читать, утром уже закончил.

Это история становления спортсменки, остальные действующие лица упоминаются, но в центре именно Наталья. Я хотел бы узнать её историю, ведь мы много катались вместе, общались на совершенно разные темы. Её внутренние переживания было очень интересно прочитать. Всем любителям фигурного катания будет интересно узнать, какой путь проходят спортсмены от перспективных детей до тех, кто борется за медали чемпионатов Европы и мира. У всех этот путь разный, но у всех — непростой, и каждый из них интересен. Наталья меняла и страны, и специалистов, и партнёров, так что будет интересно даже просто любителям спорта и тем, кому нравятся истории успеха.

Наталья Забияко и Александр Энберт. Фото: Валерия Кукалева/Неваспорт

Впереди гала-шоу «Ледникового периода». Вы с Ольгой решили готовить новый номер или будете выбирать из предыдущих постановок?

— Будем выбирать из предыдущих. Обидно, что мы готовили программу для проекта и катали ее всего однажды. В спорте ты привыкаешь к тому, что делаешь одну программу и целый год ее показываешь на разных трибунах, оттачиваешь и делаешь лучше. Формат «Ледникового» позволяет откатать программу только один раз, и очень хотелось бы показать эти программы вживую на публике. Такая возможность появилась, поэтому мы с удовольствием покажем программы, любимые зрителями. 

Оглядываясь назад, можете сказать, есть ли у вас любимый номер в сезоне? Тот, который хотелось самому воплотить в жизнь? Может быть, сами предложили идею?

— Все номера получились очень разными, у каждого — своя эмоциональная окраска, свое настроение. Каждый из них особенный для меня. Из любимых и тех, которые хотелось воплотить — это финальный номер на музыку «Rain in your black eyes». Очень люблю эту музыку, часто слушаю ее просто в жизни — в машине, например. Я предлагал ее Илье (Авербуху) на разные наши программы, начиная с первого номера. У каждой передачи была своя тематика, сначала мы катали номер на свободную тему, но первую программу мы хотели бы сделать более веселую и энергичную, чтобы она отражала нас самих. Когда возникла тематика кино и сериалов, композиция вновь подошла, потому что она встречается в сериале «Черный список». Эта музыка понравилась Ольге и Илье, она довольно сложная, но классная. Илья тогда сказал, что нужно оставить ее на финал, если мы до него дойдём, там тоже будет свободная тема.

Дошли до финала, пришли к Илье с номером под Земфиру, и он сказал, что ее надо катать первым номером, а «Rain in your black eyes» — вторым, поскольку здесь эта музыка будет очень к месту. Я был очень рад, для меня это особенная программа со своей идеей — восхождение на гору рука об руку и та музыка, под которую я давно хотел откатать ещё в спорте. Эта финальная программа — мой фаворит.

Фото: скриншот трансляции

Вы закончили карьеру из-за проблем со здоровьем. Не было ли опасений, что это может помешать выступлениям на “Ледниковом периоде”? Или нагрузки несравнимы?

— Если честно, опасений не было. У меня никогда не было ощущений, что я себя как-то не очень хорошо чувствую, но не было допуска для спортивных тренировок. Он опирается на медицинские показания, на цифры, которые я не чувствую. Я полностью доверяю врачам, которые со мной работали, мы с ними прошли долгий путь. Когда мне сказали, что нужно передохнуть, я, конечно, расстроился, и мы объявили с Натальей о завершении карьеры. 

Собирались большие консилиумы по обсуждению ситуации, можем ли мы продолжать спортивную карьеру, в каком формате. На финальном консилиуме о продолжении карьеры обсуждались и ледовые шоу, к ним у врачей не было никаких претензий, потому что нагрузки совершенно другие. Сопоставить их можно, но профессиональный спорт выигрывает это сравнение: там затраты в 10 раз больше. В проекте была усталость, но когда ты катаешь на олимпийском катке произвольную программу с поддержками четвёртого уровня на суперскорости — это совсем другое.

Многие российские фигуристы не по одному разу участвовали в проекте. Допускаете ли вы для себя возвращение в проект, если Первый канал задумается о новом сезоне?

— Допускаю, хотя это сложный вопрос, проект отнимает очень много времени. С августа по декабрь мы проводили все время на льду. Можно готовиться меньше, но хочется сделать максимум, и все менее важные дела откладываются на потом. Думаешь, что нужно ещё одну поддержку освоить, ещё одно вращение выучить. Но я буду очень рад принять участие снова, если появится такая возможность и будет время. Впечатления — просто супер, очень было приятно поработать с Ильёй, Еленой Станиславовной, Албеной, Максимом, придумывать и воплощать номера в жизнь. “Ледниковый период” — это сосредоточение талантливых, харизматичных, вдохновлённых людей в одном месте, в это хочется ещё раз окунуться, поделиться энергией и получить её от других.

Ледовые шоу потихоньку возвращаются после карантина, есть ли у вас какие-то планы по участию? 

— Участие в туре «Ледникового периода» зависит от загруженности, в каких-то шоу у меня не получится принять участие, в каких-то у Оли из-за гастролей и съёмок. Причём есть сложность в том, что в спорте ты постоянно тренируешься и катаешься, поддерживаешь себя в форме. Подготовка к этому шоу занимает длительный период, нет такого, что появилось свободное окошко и мы едем выступать. 

— Сейчас мы катаемся по четыре часа в день, и это по сути занимает целый день. Пока приедешь на каток, проведёшь там время и поедешь обратно, вот и день закончился. Надеемся, что это будет получаться, и будем стараться это делать, но пока каждое шоу — это проект, который нужно реализовать. Мы с Ольгой обсуждали, что выступать на зрителях — это совсем другое, особенно по части эмоций, так что будем стараться.

Александр и Алеся Энберт. Фото: Марина Богумил

С момента участия в Ледниковом периоде вы начали активно вести соцсети. Что сподвигло вас на это и много ли времени на это уходит?

— Мне просто хотелось рассказать болельщикам и зрителям, как проходит моя жизнь после спорта: что это такое, что в ней есть, а чего нет. Когда я увидел, что зрителю это тоже интересно — и болельщикам фигурного катания, и просто интересующимся спортом, это мотивировало продолжать. Как-то так и закрутилось. Мне очень помогает жена Алеся, спрашиваю у неё, она большой специалист в этом деле. 

Как так получилось, что вам пришлось отложить свадьбу на целый год? 

— Изначально такой задумки не было. В 2020-м году многие планы не случились, и наши тоже. Я закончил спортивную карьеру 26 февраля на фестивале фигурного катания Нины Михайловны (Мозер), а 29 февраля мы с Алесей расписались, и для меня этого было начало новой жизни после спорта, знаковое событие. 

— Мы хотели отпраздновать свадьбу за границей, где-нибудь на острове в тепле. Купили билеты на май с друзьями и планировали, где и как это все произойдёт. Но случился карантин, закрыли границы, и пришлось дружно сдавать билеты. Стали ждать, переносили, откладывали, может быть, летом, потом осенью, а на «Ледниковом периоде» времени не было вообще.

— Ближе к зиме мы поняли, что вряд ли скоро сможем улететь за границу, и решили отпраздновать свадьбу в первый год с момента росписи. Если в первый год не отпразднуем — то уже вряд ли когда-нибудь соберемся. Это стало для нас приятным событием, учитывая все обстоятельства до этого. Я даже не думал, что это будет настолько особенный день для меня. Выбрали последний день нашего первого года, получается, сыграли свадьбу ровно через 364 дня.

Какие сложности были с организацией свадьбы во время пандемии?

— По-прежнему действует ограничение по количеству человек, поэтому приняли решение, что свадьба будет для близких людей. Хотелось бы, конечно, сделать торжество более пышным, но обстоятельства такие, что большие вечеринки сейчас пока что под запретом. Конкретных сложностей назвать не могу, поскольку все подрядчики уже готовы работать, поскольку свадеб было довольно мало. Агентство очень нам помогло в вопросах организации. С Лесей мы ставили свадебный танец, выбирали цвета зала, в общем, у нас были приятные хлопоты. Остальное все привычно — санитайзеры, измерение температуры на входе, такие сейчас реалии мира. За год уже мы все к этому привыкли и просто продолжали радоваться тому, что есть, что можно встретиться такой приятной компанией.