Молодежная сборная России бесславно завершила выступление на Евро, крупно проиграв Дании 0:3. Команду не спасли ни основной нападающий ЦСКА Федор Чалов, ни основной вратарь «Спартака» Александр Максименко. В среде «сезонных» болельщиков уже встал старый вопрос: «Почему в такой большой стране не найти 11 молодых игроков, умеющих играть в футбол?» Конечно, это очень наивная претензия, в конце концов, в тех же Индии и Китае населения еще больше, но только их сборные не спешат всех разрывать на футбольных полях.

Если и поднимать вопросы об отечественном футболе, то лучше такие, которые можно и нужно решать.

Вопрос первый. Что там с регионами?

Матч Академии Коноплева и УОР №5. Фото — сайт Академии Юрия Коноплева

Большая часть успешных футболистов в нашей стране воспитывалась в школах Москвы и Санкт-Петербурга. И даже если в провинции появляется самородок, то велика вероятность, что он рано или поздно уедет в мегаполис. Там он попадает в молодежную команду российского гранда, и хорошо, если получает возможность проявить себя в первой команде. Но чаще ситуация бывает более печальной: поездка по арендам, в каждой из которых нужно заново адаптироваться, и в результате переход в скромный клуб, где уже сложно прыгнуть выше определенного потолка.

Руководитель едва ли не каждого российского клуба хотя бы раз говорил: «Мечтаю, чтобы в нашей команде играли 11 воспитанников». Сказать-то легко, но много ли для этого делается? Пример Сергея Галицкого и «Краснодара» — это скорее исключение, нежели правило. Те же «Крылья Советов» в свое время так и не наладили сотрудничество с академией Юрия Коноплева, из-за чего самые талантливые ее воспитанники вроде Дзагоева шли в ЦСКА, а менее яркие, но все еще способные к прогрессу, не получали шанса по большому счету нигде. А ведь в первые годы работы академии у «Крыльев» были деньги, и клуб высоко котировался в отечественном футболе. Однако в те годы воспитанник в команде заиграл только один – Александр Анюков.

В свое время Сергей Фурсенко пришел на пост главы РФС с рядом экстравагантных проектов. Но был среди них и один очень перспективный – студенческая лига. Из-за особенностей развития футбола в регионах молодые ребята зачастую не могли показать себя на высоком уровне в юном возрасте, а в зрелом уже было поздно – не все могут начать играть в футбол в 20 лет, как легенда «Спартака» Василий Баранов. Студенческая лига давала таким ребятам шанс.

Студенческая лига существует уже 10 лет. В декабре 2020 года она получила приз Российского студенческого спортивного союза в номинации «Проект года»  Но кто о ней слышал? Где пиар? Сколько у нее успешных воспитанников? Может, они и есть, но только массовый зритель об этом совершенно не знает.

Вопрос второй. Как мотивировать детских тренеров?

Александр Головин в составе ЦСКА. Фото — ПФК ЦСКА

Пока топ-клубы могут позволить себе тратить миллионы евро на игроков, детские тренеры по футболу, способные взрастить реально талантливых спортсменов, получают достаточно скромные зарплаты. Часто бывает: тренер выигрывает с молодежью кучу турниров, весь обвешан медалями и кубками, а на взрослом уровне – ни одного воспитанника. Заточенность на результат, а не на прогресс можно понять. Медали и кубки приносят премии. За успешных воспитанников им тоже стали полагаться бонусы, но для этого нужно потратить гораздо больше времени и сил, без какой-либо гарантии успеха.

В феврале 2020 года стало известно, что школа в Калтане не получила 16 миллионов рублей за трансфер Александра Головина из ЦСКА в «Монако». Она могла претендовать на эти деньги, но просто не обратилась в РФС в течение 12 месяцев после трансфера. В июне было объявлено, что вопрос будет решаться, но если бы о ситуации не раструбили СМИ, вряд ли бы ей кто-то озаботился.

А в ноябре  2020 года сообщалось, что Славянский район Краснодарского края должен получить за воспитание двух братьев Миранчуков два миллиона рублей. Неплохая сумма по российским меркам, но мизерная на фоне европейского футбола.

Вопрос третий. Лимит: друг или враг?

Малком и Азмун. Фото — ФК «Зенит»

На этот вопрос просто нет четкого ответа, но для развития российского футбола пока что лимит нужно оставить. Разговоры на тему «таланты все равно пробьются», конечно, хороши, но вот только много ли пробьется таких талантов при нынешних условиях, когда проще купить средненького легионера, чем давать шанс своему таланту? Вспомните начало нулевых, когда и появился лимит на легионеров. Тогда в российский футбол после «лихих девяностых» наконец-то пришли деньги, и порой в командах на поле выходило 10-11 легионеров. У того же «Ростова» в заявке на сезон больше половины команды были иностранцы, и далеко не все они были уровня Мэттью Бута.

Вот и получается, что главный тренер «Зенита» Сергей Семак прямым текстом говорит, что в составе команды не играют воспитанники, потому что не могут конкурировать по уровню с ведущими игроками — Малкомом, Дзюбой, Азмуном, Оздоевым.

Вопрос четвертый. Стадионы

Перед чемпионатом мира все захлебывались в восторге от того, что российский футбол получит массу новых стадионов, благодаря которым резко взлетят результаты. А что в итоге? Даже если забыть истории Волгограда или Самары, где у арен сразу же после чемпионата мира начались проблемы в эксплуатации.

По большому счету у нас есть один топовый стадион с закрывающейся крышей. В честь нее даже аккаунт в Твиттере появился. Есть несколько приличных манежей в Сибири, и… на этом все. Нет смысла рассказывать о том, какие погодные условия в большинстве регионов нашей страны («три плохих месяца, остальное – зима»). И чтобы вырасти в приличного футболиста в Норильске, нужно быть Дмитрием Торбинским и еще в детстве переехать в академию «Спартака».

Вопросы эти касаются не только юношеского и молодежного футбола. Рыба, может, и гниет с головы, а здание строится с фундамента. Пока мы не наладим футбол в «низах», у сборной так и будут 0:5 от Сербии, а для клубов выход в первый раунд плей-офф Лиги чемпионов останется пределом мечтаний.