Победа на командном ATP Cup, сенсационный прорыв в полуфинал Australian Open, престижный титул в Дубае — первый квартал 2021 года сложился для Аслана Карацева сверхуспешно. Говоря о стремительном прогрессе, ныне 28-я ракетка мира постоянно упоминает своего тренера Егора Яцыка, без которого ошеломительный прорыв был бы невозможен. Накануне отбытия Карацева на грунтовый турнир в Монте-Карло Nevasport поближе познакомился с 28-летним белорусским специалистом, чью работу оценили в Федерации тенниса России, предложив наставнику войти в штаб олимпийской сборной.

— Для начала расскажите, как вы стали тренером.

— Выбора не было — пришлось закончить карьеру и попытаться найти себя в чем-то другом.

— Вы закончили из-за бесперспективности?

— Из-за финансового положения. Перестало хватать средств на участие в турнирах, оплату тренера. Мне тогда было 21. Продолжал дальше выступать, но это было уже не столь профессионально — играл больше для себя.

— Вы играли в паре с Асланом Карацевым. Как нашли друг друга?

— Мы знакомы еще с юниоров. В 2018 году он обратился ко мне по поводу тренерства. Сказал: «Давай попробуем». Я до этого полтора года работал с Николозом Басилашвили. Был достаточно неплохой результат: начинали с места в пятой сотне и дошли до топ-150 рейтинга ATP. Аслан все это видел.

— С кем еще занимались?

— Где-то три месяца работал с Ярославом Шило. Он тогда закрыл треть своих очков в парном разряде и прошел «квал» на турнире ATP. Наверное, единственный раз, когда он это сделал.

Николоз Басилашвили, Егор Яцык и Аслан Карацев. Фото: личный архив тренера

— Вы с Асланом ровесники. Это мешает или, наоборот, помогает в отношениях по линии «тренер — игрок»?

— Ха, я на год старше! Почему это должно мешать? Каждый выполняет свою работу: я — как тренер, он — как спортсмен. К тому же маленькая разница в возрасте облегчает общение. Все нормально.

— Субординация соблюдается?

— Естественно. Без этого не наладилось бы взаимопонимание. Аслан мне полностью доверяет в построении тренировочного процесса.

— Ваш штаб теперь расширяется?

— Год назад мы взяли португальского тренера по физподготовке. Его зовут Луиш. Но работаем мы в основном по видеосвязи. К сожалению, это не то, чего хотелось бы. Во-первых, проблема в пандемии. Во-вторых, у него был шестилетний контракт с федерацией тенниса Катара в Дохе. Недавно соглашение истекло, но Луиш все равно не может ездить с нами — остается только заниматься удаленно. Еще думаем пригласить в команду физиотерапевта. Решаем вопрос.

— В чем особенность Карацева? Какие достоинства и недостатки у него выделите?

— Если говорить о сильных сторонах, то Аслан — мощный парень, неплохо чувствует мяч. Можно лепить с него игрока высокого уровня. Слабые стороны не буду называть.

— Расскажите, в чем суть вашей работы с Асланом. Вы для него больше как психолог, или над техническими компонентами тоже работаете?

— Хороший вопрос. Слышал, что меня преподносят больше как психолога. Согласен, это немаловажный компонент. Но поймите: если дать теннисисту, который стоит где-то пятисотым в рейтинге, даже если он до этого был двухсотым, лучшего психолога в мире, то не факт, что он заиграет. Необходима повседневная работа во всех аспектах — физическом, техническом, тактическом. Работа шла изо дня в день, мы прибавляли по всем направлениям. Взять ту же технику. Два-три года назад у Аслана очевидно хромала подача.

Андрей Рублев и Аслан Карацев. Фото: АТР

— Соперников изучаете детально или отталкиваетесь от игры Карацева?

— У Аслана такой теннис, когда он больше отталкивается от своей игры. В то же время кого-то и изучаем — непосредственно перед матчем. Это уже моя обязанность. Но стараюсь не перегружать информацией. Аслан должен уметь сам навязывать свои условия на корте — независимо от уровня соперника.

— Что такого волшебного в вашей методике? Есть какие-то секретные фишки?

 Ничего волшебного в методике нет. Просто надо работать и все.

— Тогда почему прежние тренеры не могли реализовать потенциал Карацева?

— Это вы у него спросите. Мое мнение: он недостаточно работал для того, чтобы выйти на высокий уровень. Плюс не хватало собранности.

— Ленился?

— Ну да, была такая черта, которую необходимо преодолеть. На определенном отрезке времени, когда у тебя хорошее настроение и чувствуешь прилив сил, можно хорошенько потрудиться. Но теннис же не состоит из одного отрезка. Ты не можешь две недели вкалывать, а потом отдыхать. Нужно целенаправленно работать на протяжении круглого года, не обращая внимания на болячки и забывая о бытовых проблемах. Мы постарались это закрыть.

— Можете описать ваш стандартный тренировочный день?

— Стандарта нет, потому что все меняется: покрытие корта, страны, климат… Сейчас, например, начинается грунтовый сезон. Аслан прилетел из Майами в Москву. Первые дни были тяжелыми из-за разницы часовых поясов. К смене покрытия тоже нужно привыкнуть. Поначалу делали акцент на ударах с места, без движения. Потом уже стали бегать. В целом ничего особенно — все банально и просто. В среду Аслан вылетает в Монте-Карло.

— Предполагали ли вы, что начало сезона окажется настолько успешным?

— Нет, конечно. Все получилось очень удачно — больше, чем мы ожидали.

— Какую задачу ставили, например, на Australian Open?

— Пройти квалификацию. Потом уже шли от матча к матчу. Конкретной цели дойти до полуфинала не было.

Фото из личного архива Егора Яцыка

— Правильно ли я понимаю, что большую часть подготовки к выступлениям вы проводите в Минске?

— Да, занимаемся на городской базе тенниса. Там нам помогают. В частности, директор центра олимпийского резерва Семен Айзикович Каган предоставляет все условия. Он делает все, чтобы мы чувствовали себя комфортно. Причем бесплатно, за что мы ему очень благодарны.

— Честно говоря, с трудом верится в то, что, занимаясь в Минске, можно добиться такого подъема по рейтинговой лестнице ATP.

— Тяжело, но, как видите, получилось.

— Что вообще скажете о теннисной инфраструктуре в Беларуси?

— В Минске все хорошо. Единственная проблема — погода. А так в стране есть все для тренировок: корты, тренажерные залы. И игроки тоже есть.

— У вас с Асланом случаются ссоры?

— Недопонимание бывает, но стараемся это быстро улаживать. Можем ли мы накричать друг друга? Ха, только я на него могу повысить голос, я же тренер. Но, повторюсь, у нас все нормально в отношениях. Сейчас, когда появился серьезный результат, даже полегче в этом плане. Он стал больше верить в меня — как и я в него.

— Топ-10 рейтинга для Карацева — фантастика или реальность?

— Считаю, все реально. Но нужно проделать приличный объем работы. Будут меняться покрытия, соперники станут жестче на него настраиваться.

— Какое покрытие считаете наиболее удобным для Аслана?

— Не знаю. Отыграем полностью сезон на этом уровне — сравним результаты и сделаем выводы. Но могу сказать, что в прошлом году он неплохо выглядел на грунтовых «челленджерах» — выиграл два подряд турнира и сыграл три финала в течение пары недель.

— Что для вас ценнее: выход в полуфинал Australian Open или титул в Дубае?

— Оба достижения ценны. Но по эмоциям и деньгам, конечно, полуфинал Открытого чемпионата Австралии (Смеется).

Аслан Карацев. Фото: АТР

— На «Мастерсе» в Майами Карацев вылетел в 1/16 финала, проиграв в двух сетах американцу Себастьяну Корде. Причины?

— Если честно, не могу понять. Возможно, подустал или начал себя беречь. Меня не было на месте — не получилось открыть визу, и я смотрел матч по «телеку». Игра вышла не самой выразительной. Думаю, все же сказалась усталость. Аслан играет нон-стоп, иногда приходится проходить квалификацию, все в напряжении… Не так просто держать марку.

— Визу вы не открыли, но времени зря не теряли. В Москве вы встречались с руководством Федерации тенниса России. О чем разговаривали, к чему пришли?

— Хотят меня поставить тренером олимпийской сборной России, который будет следить за парными комбинациями. Обсуждали, как лучше провести подготовку. Нюансов много. Нужно сделать сбор, организовать команду и перелет, чтобы в условиях пандемии все прошло безопасно. По чуть-чуть начинаем двигаться в этом направлении.

— С кем видите Карацева в паре на Олимпиаде?

— Тяжелый вопрос. На сегодня ответа нет. Нужно пробовать играть со всеми. У меня есть определенные мысли, но не буду их выносить на публику. Все обсуждается внутри команды.

— Вы в своей карьере не могли похвастать такими успехами. Не завидуете Аслану?

— Нисколько. Я же играю вместе с ним и разделяю успех. Если вспоминать детские амбиции, то, конечно, хотелось поиграть на хорошем уровне. Да  и сейчас иногда хочется — еще не совсем старый. Но чтобы завидовать Аслану — такого точно нет. Наоборот, только радуюсь за него.

— Есть мнение, что сильные тренеры чаще получаются из посредственных спортсменов, которые ничего не добились как игроки. Например, Жозе Моуринью в футболе, Майк Бэбкок в хоккее… Как насчет Егора Яцыка в теннисе?

— Моуринью мне нравится как тренер. Но, считаю, пока рано ставить Егора Яцыка в один ряд с такими специалистами.

— Нет опасений, что Аслан подхватит звездную болезнь, опять начнет лениться и упадет в рейтинге так же быстро, как взлетел?

— Сделаем все, чтобы этого не случилось. Да и какая звездная болезнь? Мы еще ничего такого не выиграли. Все только начинается.

Фото из личного архива Егора Яцыка