Сборная России по биатлону завершила сезон с оценкой «удовлетворительно», потеряв максимальную квоту у женщин, побив ряд антирекордов и устроив войну с тренером на самом важном старте — чемпионате мира. Планка опускается всё ниже, и если год назад команда могла похвастаться хотя бы золотой медалью Александра Логинова, то сейчас и потерю квоты не считают трагедией.

Такое мнение высказал не кто иной, как сам Виктор Майгуров — глава Союза биатлонистов России. Он не сомневается, что в следующем году женская команда вернется в топ-5 Кубка наций и вновь получит максимальное представительство на Кубке мира. К этому результату команду должен будет привести тот же специалист, что работал в этом сезоне — Михаил Шашилов. У мужчин старшим тренером останется Юрий Каминский, а главенствовать над всеми по-прежнему будет Валерий Польховский.

Валерий Польховский. Фото: СБР

Сложно оспорить решение о продолжении сотрудничества с Шашиловым и Каминским: да, результатов нет, но не было их и годом ранее, когда командами руководили Виталий Норицын и Сергей Белозеров. Постоянная чехарда с тренерами напрямую влияла на отсутствие результата: спортсмены жалуются, что не успевают приспособиться к одной системе подготовке, как ей на смену приходит другая; привыкают к одному специалисту, как уже пора устанавливать контакт с другим. Коней, как известно, на переправе не меняют, поэтому в олимпийский сезон лучше войти с теми же тренерами, которые за год успели хорошо изучить команду.

Как бы странно это ни звучало, вина Шашилова и Каминского в провале практически минимальна: их бросили в команду, которой, по факту, не было — каждый сам за себя, на своей волне и со своими взглядами на подготовку. Пришедшему из лыж Каминскому требовалось время на адаптацию в новом для себя спорте — к этому было готово и руководство, и болельщики. Но был ли готов сам Каминский к тому, что не сможет собрать спортсменов вместе? Один тренировался с лыжниками, второй совершал походы с отцом, третий и вовсе скрывал свой план подготовки. В полное распоряжение Каминский получил только Эдуарда Латыпова и за год успел слепить из него лидера — да, сыроватого и пока недостаточно опытного, но в нынешнем положении и за это стоит сказать спасибо.

Эдуард Латыпов. Фото: СБР

Гораздо больше вопросов вызывает кандидатура Польховского. Во-первых, нужен ли вообще сборной России главный тренер, во-вторых, должен ли занимать этот пост человек, которого до Майгурова не хотели подпускать к команде из-за допингового прошлого?

Споры о том, оставлять ли эту должность, возникли еще в прошлом году, когда командой руководил Анатолий Хованцев. Так до сих пор и не ясно, какую роль выполнял он, а затем и пришедший на его место Польховский. Тогдашний глава СБР Владимир Драчев рассматривал вариант упразднения должности, но сам сложил полномочия и провести реформу не успел, а Майгуров выбранный курс не поддержал и нашел местечко для Польховского.

Валерий Польховский. Фото: СБР

По сути, главный тренер — это и не тренер вовсе; по крайней мере, в тренировочном процессе он не участвует. Это подтвердил сам Польховский на чемпионате мира, когда переложил всю ответственность на старших тренеров. Тогда у него состоялся следующий диалог с журналистом «СЭ»:

— Вы как-то контролировали планы подготовки к чемпионату мира или это было целиком на старших тренерах?

— На старших тренерах, они составили план, я только высказал свои пожелания. Прислушались к ним или нет — сложно сказать. Я сам был в это время на чемпионате Европы и не мог здесь ничего контролировать.

При этом вина за провальный чемпионат мира во многом ложится именно на него: Польховский заставил всю команду поселиться в Поклюке на большой высоте, откуда спортсменам пришлось буквально сбегать за собственный счет. Ни Каминский, ни Шашилов права голоса не имели: их просьбы о проведении сбора в Италии остались без внимания. Биатлонисты, обезумевшие от пребывания на высоте, умоляли спустить их вниз и даже обращались к врачу сборной, но и медиков Польховский слушать не стал.

После турнира одно за другим посыпались мнения, что должность главного тренера действительно пора упразднять. Тем более, что подобный подход практиковался и ранее: в 2012-м году от должности отказались за ненадобностью. Точный список обязанностей Польховского неизвестен, но в общем его работа сводится осуществлению взаимодействия между командами и, судя по всему, принятию глобальных решений вроде выбора мест подготовки. К тренерской деятельности это отношения не имеет: он, скорее, главный менеджер команды, а не её наставник.

Получается, система субординации в сборной лишена всякой логики: за результат спрашивают с тренеров, которые в своих решениях вынуждены подчиняться менеджеру, даже не присутствующему при подготовке к главным стартам. В европейских командах функции, возложенные у нас на главного тренера, берет на себя спортивный директор: такой подход более оправдан, поскольку специалисты, занимающиеся непосредственно с атлетами, не связаны по рукам и ногам, как в нашем случае. Возможно, после катастрофического сезона Польховский и сам захочет распрощаться с командой, сославшись на слабое здоровье — он попал в больницу еще на чемпионате мира и до сих пор продолжает лечение. В таком случае желательно вообще никого не брать на его место, предоставив своду действий старшим тренером мужской и женской сборных.