Прошедший в Осаке командный чемпионат мира в очередной раз напомнил о субъективности фигурного катания. Задуматься об этом заставили оценки американского спортсмена Джейсона Брауна — любимчика судей и счастливого обладателя фанатов по всему миру.

Личность Брауна стоит особняком в современном мужском катании: американец считается одним из лучших спортсменов и всегда присутствует на топовых турнирах, не владея при этом четверными прыжками. Его контент сводится к тройным и является чуть сложнее женского (а в сравнении с россиянками, владеющими трикселем, даже легче).

На команднике в Японии Браун шёл третьим после короткой программы, в которой прыгнул тройные флип и аксель, а так же каскад из тройных лутца и тулупа. Аналогичным контентом порадовала публику 14-летняя Камила Валиева на Кубке Первого канала.

Однако Брауну удалось оставить позади и бронзового призёра финала Гран-при Кевина Аймоза, и лидера сборной России Михаила Коляду, прыгнувших по каскаду с четверным в чистых прокатах. Евгений Семененко, безошибочно исполнивший два квада — сольный сальхов и тулуп в комбинации с тройным — и вовсе остался седьмым, проиграв Брауну ни много ни мало шесть баллов.

Чем обусловлено такое преимущество? Второй оценкой, которая выставляется за презентацию программы, скольжение и артистизм. Действительно, во владении коньком Брауну практически нет равных: на льду он чувствует себя как рыба в воде и объективно заслуживает более высоких баллов, чем многие соперники. Но судьи доводят это превосходство до абсурда, полностью обесценивая техническую составляющую прокатов конкурентов.

В произвольной программе Браун, давно критикуемый за слабый набор элементов, попытался спасти репутацию и зашел на четверной сальхов, но ожидаемо упал. Это не первая попытка американца исполнить квад: раньше он безуспешно боролся с тулупом, теперь решил попытать удачу с сальховом. Увы, на этот раз безрезультатно. После падения прокат Джейсона буквально рассыпался: он сделал бабочку на акселе и потерял третий каскад, который должен был содержать три прыжка. В итоге американец стал лишь восьмым, но вновь заполучил огромное преимущество в компонентах — почти 91 балл против 76 у Семененко, выступившего безошибочно.

Джейсон Браун. Фото: ISU

Турнир в Осаке стал далеко не первым, где Джейсону удалось обойти оппонентов, получив смешные баллы за технику. Полтора года назад на эту тему высказался Алексей Ягудин, за что подвергся резкой критике и едва не лишился комментаторской работы на Первом канале. Тогда экс-фигурист порадовался, что Браун не вышел в финал Гран-при, куда попадают шесть сильнейших представителей серии. Действительно, было бы несправедливо, если бы спортсмены, владеющие элементами ультра-си остались за бортом, а в в шестерку лучших вошел фигурист, которого способна перепрыгать практически любая представительница женской сборной России.

В тот раз Брауну нужно было стать четвертым на NHK Trophy — этого бы хватило, чтобы оказаться в финале. Однако в топ-6 его не впустил россиянин Сергей Воронов, выступивший лучше. Браун остался на пятом месте и в финал Гран-при не попал, чему несказанно обрадовался Ягудин.

«Спасибо огромнейшее Сергею Воронову за то, что мой «любимый» Джейсон Браун не попал в финал, иначе, это был бы позор», — написал тогда Алексей в «Инстаграме» и буквально взорвал фигурнокатательный мир своим высказыванием.

Понятно, что под позором он подразумевал не выступление Брауна, а судейские решения: арбитры относятся к американцу предвзято, награждая столь щедрыми баллами его одного. В России, например, тоже есть фигурист с феноменальными навыками скольжения — Артём Лежеев, не уступающий Брауну в сложности контента. Его владение коньком неоднократно вызывало бурный восторг Татьяны Тарасовой, но кто может представить Артёма в финале Гран-при?

Картина повторилась и на чемпионате мира в Стокгольме: там Браун был, конечно, не столь высоко, но и соперников приехало значительно больше, чем на командник. После короткой программы Джейсон шел седьмым, исполнив свой стандартный набор элементов, но недокрутив аксель на четверть. По базовой стоимости контента он проигрывал Семененко почти девять баллов, но с учетом надбавок в технике отстал лишь на четыре очка. Его протоколы пестрели четверкам и пятерками, в то время как российский дебютант получил от судей нули, единицы и двойки. В компонентах же превосходство американца достигло девяти баллов, что и позволило ему оказаться выше. Семененко исполнил свои привычные два квада, но на ситуацию это не повлияло.

В произвольной программе Браун худо-бедно исполнил четверной сальхов: пусть с недокрутом и на большой минус, но всё же приземлил. Затем он с трудом справился с акселем, небезупречно отпрыгал оставшиеся элементы и в итоге всё же проиграл Семененко несколько десятых. В технике он был слабее аж на десять баллов, в компонентах — сильнее на девять. Благодаря этому в итоговом протоколе расстановка мест оказалась в пользу американца: он стал седьмым, а Евгений — восьмым. К счастью, пятое место Михаила Коляды позволило россиянам завоевать третью путевку на Олимпиаду. Однако выступи Михаил чуть хуже, завышенные оценки Брауна оказались бы роковыми для российской команды.

Спорить о том, что должно преобладать в фигурном катании — общее впечатление или сложность контента — можно бесконечно, однако не стоит забывать: технический аспект играет большую роль даже в танцах на льду — самой требовательной в плане презентации дисциплине. И мужчины уж точно должны демонстрировать более сильные прокаты, чем девушки. Если на Олимпийских играх Браун хочет избежать шквала критики, ему нужно довести свой четверной сальхов до совершенства.