2 июня – день памяти выдающегося спортивного комментатора, заслуженного мастера спорта по теннису Николая Николаевича Озерова (1922–1997), который ушел из жизни 21 год назад. О своем товарище по спорту вспоминает ленинградская теннисистка Наталья Борисовна Ветошникова, которая играла с Николаем Озеровым на всесоюзных соревнованиях еще до войны.

Чемпионка страны по теннису 1936 г. Наталья Ветошникова. Фото: Михаил Борисов

Я познакомилась с Николаем Николаевичем Озеровым, тогда еще просто Колей, в тридцать седьмом году. Тогда в Москву в июле приехал бывший чемпион мира на грунте, пятнадцатикратный победитель турниров Большого шлема финалист Олимпиады 1924 г. француз Анри Коше. По этому поводу в Москве был организован Всесоюзный теннисный сбор, в котором приняли участие лучшие теннисисты и тренеры страны, а также «подающая надежды молодежь». Таковой были признаны и мы с Колей. Сразу после окончания сбора начались соревнования на первенство СССР среди мальчиков и девочек. Колю увезли на юг родители, и он в этих соревнованиях не участвовал.

У мальчиков победителем тогда стал Свет Придворов, сын Ефима Придворова, более известного как поэт Демьян Бедный. А у девочек Наталья Ветошникова.

Потом мы часто встречались с Колей на соревнованиях. Москвичи ездили в Ленинград, ленинградцы ездили в Москву. Тогда детские соревнования проводились без разделения на подгруппы, и соревновались ребята от 12-13 лет чуть ли не до 18.

В 1938 году первенство СССР среди мальчиков и девочек не проводилось, а в 1939 году чемпионат и первенство Союза проводились в Ленинграде на динамовских кортах. В тот год Коля стал победителем во всех разрядах. Он выиграл и в одиночном разряде, и в паре, играя с Евгением Перепелкиным, и в миксте с Верой Филипповой.

В финале микста ленинградская пара Наталья Ветошникова – Сергей Винтергальтер играла против москвичей Веры Филипповой и Николая Озерова. Играли мы на второй площадке. Рядом, на первом корте, проходил финал мужской пары среди взрослых. На трибунах полно народу. Первый сет мы проиграли, второй выиграли. И как раз в это время закончилась встреча на первом корте. Главный судья соревнований Павел Иванович Ломиковский принимает решение проводить на первом корте награждение победителей, а нас, играющих, перевести на третий корт.

Мы играем, а я слышу: «Первое место и звание чемпионки СССР среди девушек завоевала Наталья Ветошникова. Она награждается…» А я не могу даже выйти за жетоном и грамотой, потому что продолжаю играть! Потом доносится: «Первое место и звание чемпионок СССР среди девушек в парном разряде завоевали Вера Буланцова и Наталья Ветошникова. Они награждаются…» И снова я не могу выйти на награждение!

Мне так обидно, слезы текут, я даже не вижу мяч и площадку!

И тут Коля Озеров умудрился задеть ракеткой нос партнерше Верочке Филипповой. У нее кровь течет из носа, она играет, держа платок, который стал весь красным. Мне стало так жалко ее, и слезы у меня вообще ручьем полились. В общем, третий решающий сет мы с Сережей Винтергальтером проиграли.

Когда я после встречи, вся зареванная, бежала в раздевалку, меня остановила одна теннисистка:
– Ну что ты плачешь? Тебе мало двух первых мест?

Ей было невдомек, что совсем не проигрыш меня так расстроил… Ведь и 2-ое место почётное, призовое.
Этот эпизод остался самым неприятным во всей моей теннисной жизни.

В следующий раз мы встретились с Колей уже в 1944 году, когда на сборы в Тбилиси были вызваны ведущие игроки из Москвы, Ленинграда, Киева… Сборы проводились в апреле-мае, а уже 20 марта ленинградские игроки выехали из Ленинграда – добираться пришлось довольно долго. Первенство Союза вновь начали проводить уже в 1944 году. В 1945 году в Тбилиси снова был организован сбор для лучших игроков – и тоже в апреле-мае. Мы, ленинградцы, переживали из-за того, что когда война окончилась, мы встретили это событие на сборах, а не дома. Было очень обидно.

Молодые советские теннисисты. Фото: из архива Н.Б. Ветошниковой

После окончания войны мы с Колей довольно часто виделись. Он выиграл открытое первенство Ленинграда в 1946 году и предложил мне играть с ним микст, и мы с ним стали чемпионами Москвы в 1946 году. Но больше мы с ним в паре не играли, я с партнерами играла против него.

Коля Озеров был выдающимся игроком. Думаю, что если бы он играл сейчас, он бы и сегодня добился бы очень многого.

В жизни он выглядел довольно неуклюже, с тяжелой мешковатой походкой, а на корте волшебно преображался. Реакция у него была потрясающая. Он очень умно играл, знал, как и куда сыграть, а не просто откидывал мяч как попало. Против него было тяжело играть. Когда он играл против женщин, он не силовую подачу делал, а запускал крученую, и предсказать, куда отскочит мяч было невозможно. Он прекрасно играл у сетки. Благодаря очень умной игре, прекрасному выбору позиции он доставал такие мячи, которые более стройный человек не достал бы. Прекрасной парой был теннисный дуэт Николай Озеров – Зденек Зигмунд. Как печально, что этот замечательный теннисист погиб вместе со своими товарищами по хоккейной команде ВВС в авиакатастрофе в январе 1950 года…

Очень жаль, что в пятидесятые-семидесятые годы теннис по телевизору практически не показывали и поэтому мы так и не смогли услышать теннисный комментарий Озерова. Мне нравились его комментарии футбольных и хоккейных матчей, это всегда было и компетентно, и очень эмоционально. Ведь он

учился у знаменитого Синявского.

Николай Озеров был чрезвычайно артистичен. Я видела его в знаменитом спектакле «Синяя птица», он был очень органичен в роли Хлеба, и комплекция была такова, что ему уже не надо было делать накладок для утолщения фигуры…

Моя личная символическая сборная отечественных спортивных комментаторов всех времен выглядит так: Вадим Синявский – Николай Озеров – Виктор Набутов – Владимир Маслачеко – Котэ Махарадзе.
Времена, стиль телевизионной работы в последние десятилетия сильно изменились, но у меня нет никаких сомнений, что Николай Николаевич мог бы успешно работать и сейчас – благодаря артистизму и эрудиции, прекрасному пониманию и знанию спорта.

Последний раз мы говорили с ним по телефону в конце восьмидесятых, он приезжал в Ленинград вести какое-то мероприятие. В Ленинграде его очень любили – он часто приезжал сюда и по телевизионным делам, и сниматься на «Ленфильме». Коля позвонил, пригласил меня в БКЗ «Октябрьский», где проходил какой-то концерт или торжественный вечер, который он вел, но я тогда не смогла выбраться, а больше нам встретиться не довелось.

Все материалы раздела «Блоги»