Тридцать лет назад – с 17 сентября по 2 октября 1988 года в Сеуле проводились  XXIV Летние Олимпийские игры – последние, в которых принимал участие Советский Союз, и они для советской команды оказались чрезвычайно успешными: триумфальные выступления пловцов, велосипедистов, фехтовальщиков, «золото» футболистов…

Впрочем, выступление советских боксеров было признано неудачным: одна золотая (Вячеслав Яновский), одна серебряная (Нурмагомед Шанавазов) и две бронзовые медали (Тимофей Скрябин и Александр Мирошниченко). Учитывая отсутствие кубинцев, которые не поехали в Южную Корею по причинам политическим, выступить наши и вправду могли лучше. После Олимпиады старший тренер Артем Лавров был отправлен в отставку.

Справедливости ради следует сказать, что было смягчающее обстоятельство – судейские казусы, которыми вообще был отмечен боксерский турнир Олимпиады-1988.

Достаточно вспомнить «ограбление века», когда в финале с корейским боксером Пак Си Хуном Рой Джонс-младший проиграл, по мнению боковых арбитров, со счетом 2:3.

Один из тех, кому, по мнению знатоков, тоже не повезло с судейством – Александр Артемьев, единственный ленинградец в составе той сборной. Были шансы поехать в Сеул у ленинградского тяжеловеса Вячеслава Яковлева, который, по мнению его тренера Александра Зимина, чрезвычайно успешно выступал в том олимпийском цикле, в частности, выиграв у легендарного Теофило Стивенсона и будущего победителя Олимпиады в Сеуле канадца Леннокса Льюиса, но руководство сборной предпочло ему казахстанца Александра Мирошниченко.

В четвертьфинале в бою с болгарином Александром Христовым Александру Артемьеву после долгой паузы с вынесением судейского решения с тем же роковым счетом 3:2 было присуждено поражение.

Тогда ЕАБА – европейскую ассоциацию любительского бокса возглавлял болгарин Эмил Жечев. Болгары взяли на той олимпиаде одно золото (Ивайло Маринов, 48 кг) и одно серебро (Александр Христов). С Христовым была еще история в предварительных боях. В одной шестнадцатой против него стоял кореец Буан Йонг Ил. Кореец проиграл 4:1 – проиграл по делу, он все время бодался, получил предупреждение за опасное движение головой и вообще боксировал грязно. Корейские секунданты после объявления победителя рефери из Новой Зеландии чуть не разорвали, тот вообще сразу после этого, рассказывают, срочно улетел домой. А Буан Йонг Ил после боя остался на ринге и долго не уходил оттуда. Давление на судей, на организаторов на той Олимпиаде было колоссальное – причем с разных сторон.

Александр Артемьев:

Александр Артемьев. Фото: спортивная федерация бокса СПб

«Я боксировал в категории 54 кг – в той же, в которой в том году выиграл Союз. Мне было бы комфортнее, конечно, выступать в 57, но мне сразу дали понять, что там место зарезервировано за армянином Мехаком Казаряном, и это не обсуждается, даже если я буду на порядок сильнее. Пришлось гонять вес, и это было довольно тяжело, от обезвоживания кожа на пятке лопнула.

После боя с Христовым двукратный олимпийский чемпион Борис Лагутин скажет мне: «Я в 1964 году провел три боя и стал чемпионом Олимпиады, а ты провел четыре – и даже не получил медаль. Участников было очень много, 441 человек из сотни с лишним стран, боксировали двух рингах, впервые в истории Олимпийских игр. Насмотревшись на всё это столпотвоорение, на следующей Олимпиаде уже ввели предварительный отбор».


Геннадий Машьянов, тренер Александра Артемьева:

Геннадий Машьянов, заслуженный тренер СССР. Фото: youtube

«Я приехал на Олимпиаду как специалист АИБА, так же, как и Борис Лагутин, но секундировать своего ученика мог, никто мне не препятствовал. В первом бою Саше в углу ринга помогал Владимир Шин и Юрий Цхай, я приехал, когда Саша первый круг уже прошел, потом его секундировал я. Бой тот помню очень хорошо. Саша сначала отдали победу 3:2. Но члены жюри имели право в случае равного боя вынести собственное решениt. Мнения членов жюри разделилось – 1:1. И тогда одного бокового судью заставили переписать записку в пользу Христова, и таким образом болгарин прошел в следующий круг. После этого ввели электронное судейство».     

Кирилл Набутов, комментатор турнира по боксу Олимпиады-1988:

Кирилл Набутов. Фото: из архива Кирилла Набутова


«Наши боксеры ехали на Олимпиаду, сильно надеясь как минимум на две золотые медали, мне об этом говорил Артем Лавров – тем более в отсутствие кубинцев. Очень рассчитывали на Александра Артемьева и Александра Мирошниченко. Но никто не предполагал, что все так обернется с судейством. Помимо Эмиля Жечева сильно влиятелен был генеральный секретарь АИБА Карл-Хайнц Вер, гэдээровец, вроде люди из соцлагеря, но никаких бонусов нашим это не добавило. На турнире всем заправлял один южнокорейский «авторитетный бизнесмен», судьи получали видеомагнитофоны в подарки, подмазывали вообще сильно со всех сторон. Пострадал наш полутяж Нурмагомед Шановазов, который в финале, на мой взгляд, как минимум не проиграл американцу Эндрю Мэйнарду, но американцы из-за всей этой истории с Роем Джонсом были в ярости, и в этой ситуации дать бой не в их сторону не рискнул бы никто».  

Благодарим журнал «Спорт № 1» и Спортивную Федерацию бокса за помощь в подготовке публикации.

Все материалы рубрики «Бокс».