В Баку 20 сентября стартовал чемпионат мира по дзюдо, который продлится до 27 сентября.

В составе сборной команды России из восемнадцати спортсменов четверо – представители Санкт-Петербурга, занимающиеся у Заслуженного тренера России Михаила Рахлина («Клуб Дзюдо Турбостроитель»). Это – олимпийский чемпион, призёр прошлого чемпионата мира Хасан Халмурзаев (81 кг), призёр двух чемпионатов Европы, победитель трёх турниров «Гран-при» Хусен Халмурзаев (90 кг), обладательница бронзовых медалей личного и командного чемпионатов Европы Анастасия Конкина (57 кг) и четырехкратная чемпионка России, бронзовый призёр командного чемпионата Европы-2018 Алена Прокопенко (70 кг).

Накануне чемпионата президент "Клуба Дзюдо Турбостроитель" Михаил Рахлин рассказал о невидимой миру повседневной работе, которая приводит спортсменов и тренеров к чемпионату миру, о своих взглядах на спортивную политику в нашей стране, о своем профессиональном и человеческом кредо.


— Как вы относитесь к недавно высказанной идее провести Олимпийские игры 2032 или 2036 года и Европейские игры 2023 года в Петербурге?

— Любые грандиозные спортивные проекты на территории России, и в частности Петербурга, можно только приветствовать. Во-первых, это способствует сплочению, объединению людей в нашей стране, дает колоссальный эмоциональный заряд. Во-вторых, и Олимпийские игры в Сочи, и недавний чемпионат мира по футболу показали, что мы умеем великолепно проводить крупнейшие спортивные форумы, лучше всех в мире, это касается и организации, и безопасности, и шоу, и культурной составляющей. Спорт на мировой геополитической карте занимает очень важное место, и мы должны проявлять себя в этой сфере, тем более сейчас, когда нам всячески мешают – по разным причинам, и во многом – от зависти. Крупнейшие спортивные соревнования дают толчок развитию инфраструктуры, строятся гостиницы, спортивные сооружения, обновляется городское хозяйство. Любой крупное спортивное мероприятие – это еще важнейшее культурное и социальное событие. Встречаются люди разных стран, разных культур. Это помогает понять друг друга. Я говорю сейчас очевидные вещи, но ведь это и вправду так. Поэтому, повторюсь, идею проведения и Олимпийских игр, и Европейских игр в Петербурге я могу только приветствовать.

— У вас нет опасения, что крупнейшие спортивные объекты, отремонтированные и построенные для Игр, станут со временем «чемоданом без ручки»: нести невозможно, выбросить жалко, – как это случилось в Греции, в Бразилии, в ЮАР, где стадионы пустуют, разрушаются, зарастают травой?

— Вы знаете, что в Сочи спортсооружения используются эффективно, стадионы после чемпионата мира, насколько знаю, тоже не пустуют. Я часто бываю в Казани, где прошла Универсиада в 2013 году, и своими глазами вижу, что там все спортивные объекты и территория вокруг них по полной программе используются. Дворец единоборств в столице Татарстана работает на 100 %, и самое главное, что акцент в заполняемости сделан не на том, чтобы там спортсмены были – хотя это тоже важно, но, чтобы возникали поколения тех, кто будет учить спортсменов и воспитывать тренерские кадры, а площадка для этого уже есть.

Не покупать готовых тренеров за границей, которые поработают здесь и уедут, оставив выжженную землю в чистом поле, а воспитывать своих тренеров, специалистов, спортивных управленцев, которые будут работать в своей стране, в своем городе. Это гораздо выгоднее в перспективе.


В Петербурге, если он получит права на проведение Игр, буду освежаться старые объекты или создаваться новые. И я считаю, что как раз те, кто потом будет использовать эти объекты, должны быть привлечены к работам по их проектированию и строительству с нулевого цикла. А не так, как часто практикуется: проектируют одни, строят другие, эксплуатируют вовсе третьи, которые поправляют ошибки первых и вторых. Скажем, ведутся работы в зале, где будут проходить соревнования по дзюдо – к ним должны быть привлечены и Федерация дзюдо России, и Федерация дзюдо Санкт-Петербурга. Если в работах будут участвовать люди, заинтересованные в использовании этих зданий – не в финансовом плане, а прежде всего в профессиональном, эффективность и работ, и дальнейшей работы этих сооружений будет намного выше.  

– Ваше отношение к тому, что футболисты сборной, даже не выйдя в полуфинал чемпионата мира, получили звания заслуженных мастеров спорта?

– Я не очень осведомлен об отечественном футболе в последнее время. Интерес пропал из-за засилья иностранных тренеров и спортсменов-легионеров. Слежу только за результатами национальной сборной. У меня вызывает большое уважение фигура Станислава Черчесова, который создал команду и все дни чемпионата вел себя в высшей степени достойно, не срывался, не искал виноватых, поддерживал своих игроков, но никого не перехваливал. Он успешно представил нашу страну, а ребята ему соответствовали.

Что же касается того, что ребята получили это звание, то здесь я не согласен. Представители других видов спорта порой становятся на олимпиадах четвертыми, проигрывая сотые доли секунды, тысячные доли балла, сотню граммов – и не получают ЗМС, хотя по результатам, по своему отношению к делу, по настрою они этого достойны уж никак не меньше футболистов. Произошедшее мне кажется/видится некорректным. Да, футболисты наши достигли многого, прыгнули выше головы, доставили много положительных эмоций всей стране, но едва ли стоило это отмечать именно так. Наверное, существует другие способы поощрить их, это действительно большой успех, будем справедливы. Я отношусь к этому решению Министерства спорта без ревности и обиды, но мне кажется, что в таких вещах нужно быть объективным и принципиальным до конца. Началось всё это с «Зенита», игроки которого получили звание заслуженных за Кубок УЕФА, а тренер Дик Адвокаат стал почетным гражданином города. При всем уважении к его достижениям, многие в высшей степени достойные люди: спортсмены и их наставники, гораздо больше связанные с Петербургом и Ленинградом, внесшие колоссальный вклад в его спортивную историю, до сих пор этих званий не получили.

– С кем вы сейчас больше работаете как тренер – с мужчинами или женщинами?

– И с теми, и с другими. Вот сейчас мы готовимся к чемпионату страны – у нас на сборах примерно равное количество спортсменов и спортсменок.

Заслуженный тренер России Михаил Рахлин и его воспитанники после победы на юношеских соревнованиях. Фото: из архива "Клуба Дзюдо Турбостроитель"

– В чем особенности работы с женщинами-борцами?

– Особых секретов здесь нет. Помимо знания теории и методики спортивной тренировки, физиологии и психологии есть два момента, о которых должен помнить тренер. Первое: ты должен понимать, что ты, тренер, для спортсменов, а не они для тебя. Ты более умный, более знающий, более компетентный, и нужно помнить об этом, как бы они себя ни вели, какие бы споры и конфликты между вами ни возникали. И второе: дисциплина и строгость со стороны тренера очень важны, но спортсменов, и парней, и девчонок, надо просто любить, и не стесняться говорить им об этом. Даже если ты говоришь им что-то не очень приятное, они должны понимать, что это идет от сердца. Разница, может, только в том, что ребятам жесткие замечания можно делать при всех, а девчонкам лучше – один на один, без свидетелей. 

– Мужчины тренируют дзюдоисток, это обычная практика. Бывает ли так, что в дзюдо женщина тренирует мужчин?

– Ставить технику и прививать любовь к дзюдо подросткам тренер-женщина может прекрасно. Работающие у нас Светлана Гусева, Екатерина Буравцева и Татьяна Иванова тренируют и мальчиков, и девочек, доводя своих воспитанников до уровня кандидатов в мастера спорта. Мне кажется, что до этой стадии ребят могут доводить тренеры как мужчины, так и женщины. Но в нашем виде спорта, когда речь идет о профессиональном уровне и высоких достижениях, у спортсменов-мужчин тренером должен быть мужчина, а дзюдоисток могут тренировать и те, и другие. Есть редкие исключения, в том числе в нашей стране, но они только подтверждают общее правило.  

Сам я в последнее время занимаюсь не только тренерской деятельностью, уделяя достаточно много времени также и подготовке тренерских кадров. Мы ведь растем, развиваемся. Так, в начале сентября этого года мы открыли школу дзюдо «Турбо СКА». Это совместный проект хоккейного клуба СКА и «Клуба Дзюдо Турбостроитель». Школа функционирует на базе спортивного комплекса «Хоккейный город» на Проспекте Большевиков. Кроме того, открыт филиал дзюдо в общеобразовательной школе № 146 на улице Замшина. Мы вкладываемся – эмоционально, организационно, финансово. Воспитываем новых тренеров. Только в этом году мы выпускаем сразу шесть новых специалистов. Это тоже требует времени, сил и несколько других компетенций и навыков, чем привычная тренерская работа и для меня это не менее важно.

Два года назад мы запустили новый для Петербурга проект – Лигу дзюдо «Аврора», который весьма успешно набирает популярность. Так, в завершившемся сезоне 2017/2018 мы провели 16 соревнований, в которых приняло участие более 100 клубов и 7000 участников со всей страны и из-за рубежа.

Все это — работа на перспективу, инвестиция в будущее, которая должна дать свой положительный эффект через несколько лет.

Все материалы рубрики "Дзюдо".