Главным событием этапа Гран-при в Сильверстоуне должен был стать спринт, который проводился впервые в истории «королевских гонок». Однако о плюсах и минусах нового формата спорили недолго: лидеры сезона Льюис Хэмилтон и Макс Ферстаппен устроили на трассе такие разборки, что они оказались интереснее всех нововведений.

Выиграв спринт, Макс получил право стартовать первым в воскресенье. Хэмилтон старт проиграл, но отпускать принципиального соперника вперед не захотел и ринулся в атаку. Он протиснулся в поворот «Копс» — один из самых быстрых во всем чемпионате, задел своим передним колесом заднее колесо Ферстаппена и отправил того в отбойники. Авария выглядела настолько жуткой, что на несколько секунд зрителей охватил ужас — жив ли вообще Макс, машина которого превратилась в кучу обломков. Страшно представить, что в этот момент переживала команда, наблюдая за инцидентом из боксов. Все выдохнули с облегчением, когда Макс самостоятельно выбрался из болида.

Последовавшая за аварией пауза пошла Хэмилтону на пользу: он успел починить болид и к рестарту был готов продолжить борьбу — уже без главного конкурента. Судьи, внимательно изучившие инцидент, оштрафовали британца на 10 секунд. Много это или мало? У каждого свое мнение. «Быки» остались в ярости от того, насколько лояльное наказание последовало за аварию, которая могла стоить Ферстаппену жизни. «Мерседес» и лично Тото Вольф, наоборот, обвинили во всем Макса и посетовали на несправедливый штраф.

Когда гонка возобновилась, лидерские позиции захватил пилот «Феррари» Шарль Леклер. Однако Льюису не потребовалось много времени, чтобы сократить свое отставание всего до трех секунд. Штрафное время буквально растаяло, и британец с разрешения команды опередил своего напарника Валттери Боттаса. За несколько кругов до финиша он обошел и Леклера, а потом отправился праздновать победу перед домашними трибунами.

Хэмилтон решил отметить успех с размахом: гордо проехал круг до возвращения в боксы с флагом, а потом с тем же флагом бегал по полю, приветствуя болельщиков. Ферстаппен наблюдал за происходящим с больничной койки, куда был доставлен сразу после аварии. К счастью, все обошлось, и Макс отделался лишь синяками и небольшим шоком. И хотя такой вылет запросто мог завершиться трагедией, радость Льюиса это вовсе не омрачило. Сам Макс моментально отреагировал на бурное празднование в исполнении соперника:

«Рад, что я в порядке. Очень расстроен тем, что меня выбили вот так. Выписанное наказание никак нам не помогло. Справедливость не восторжествовала после опасного манёвра, который допустил Льюис на трассе. Я был в больнице и видел празднования — это неуважение и неспортивное поведение, но мы двигаемся дальше», — написал он в «Твиттере».

Реакция Хэмилтона последовала незамедлительно: британец уверен, что не сделал ничего такого, что требовало бы извинений. Напротив, он считает виновником эпизода Ферстаппена — тот, мол, не оставил ему пространства в повороте.

«Исходя из моего нынешнего понимания, я не думаю, что нахожусь в том положении, чтобы за что-то извиняться», — заявил Льюис.

От преимущества Ферстаппена в личном зачете пилотов практически не осталось следа: теперь оно составляет всего восемь баллов, что теоретически можно отыграть всего за одну гонку. Выбив соперника с трассы, Хэмилтон убил интригу в гонке, но вернул напряжение в чемпионат. Однако гнев болельщиков вызвал не сам маневр на трассе, а последующее поведение пилота. Льюис и так является далеко не самым любимым публикой гонщиком, а после этой аварии на него вылилась реальная волна хейта.

На защиту семикратного чемпиона встало руководство Формулы-1: оно объявило о массовой кампании против расизма, направленного на Хэмилтона после случившегося. Теперь все комментарии, которые в Ф1 сочтут расистскими, будут направляться в вышестоящие инстанции. Руководство намерено «исключить из автоспорта тех людей, которые наносят вред работе по разнообразию, инклюзивности», и считают, что эти люди должны понести ответственность в соответствии с законом.

Интересно, что никаких подобных мер Формула-1 не вводила, когда болельщики и пилоты повсеместно хейтили россиянина Никиту Мазепина. Несколько раз он помешал соперникам на трассе, но ни один из моментов не был сравним с аварией Ферстаппена. Ни разу действия Мазепина не стали реальной угрозой для чьей-либо жизни, однако за неопытность молодого пилота не пнул только ленивый. Сам Никита лишь разводит руками: почему-то новичков и звёзд чемпионата судят по разным меркам.

«Об этом не говорят на брифингах для гонщиков или на каких-либо других встречах с участием пилотов. Я просто думаю, что Формула-1 — это очень двуличный мир, где звёздных гонщиков критикуют гораздо меньше, а другие пилоты за аналогичные действия подвергаются куда более серьёзным взысканиям», — говорил Никита всего две недели назад.

Гран-при в Сильверстоуне лишь доказал, что российский пилот оказался прав в своей оценке.