На Олимпийских играх в Токио российские фехтовальщицы произвели настоящий фурор, как в командном, так и в личном турнире, и собрали целый урожай из золотых и серебряных медалей. Но за каждой победой великого спортсмена помимо его собственных усилий стоит тяжелая работа тренерского штаба. И победы российских фехтовальщиц на проходящих в Токио Олимпийских играх тому подтверждение.

О командном золоте рапиристок, личной бронзе Ларисы Коробейниковой, сильнейших юниорах и собственном спортивном пути «Невскому спорту» рассказал один из тренеров женской сборной России по фехтованию Артем Седов.

— Как вы начинали свой путь к фехтованию, кто вас привел и почему именно фехтование, а не, скажем, более традиционные для парней виды спорта типа хоккея или футбола?
— На фехтование я пришёл в 6 лет, меня привели родители, так как мы только переехали, и рядом с домом оказалась именно секция фехтования. Хотя до прихода сюда я успел полтора года позаниматься большим теннисом, но не сложилось, как видите.

— У всех видов спорта есть свои подводные камни и сложности. С какими столкнулись вы как фехтовальщик?
— Мне сразу понравился этот вид спорта, поэтому не могу даже сказать, что у меня возникали какие-то трудности или сложности. Я занимался в секции с удовольствием.

— Вы дважды в спортивной карьере участвовали в отборе на Олимпийские игры. В 2012 году во время очередного отбора на Олимпиаду вы были единственным из российских спортсменов, кто выиграл этап кубка мира, но в олимпийскую команду вас так и не взяли. Почему?
— Да, я действительно выиграл этап кубка мира в Германии в 2012 году, но мне все равно не хватило рейтинговых очков для попадания на Олимпиаду в составе команды, потому что я достаточно сильно провалил начало сезона.

— В 2015 году вы завершили карьеру. Какие мысли были у вас в тот момент?
— Да, все так. В 2015 году я решил закончить спортивную карьеру, так как в какой-то момент перестал попадать в команду. Последний мой чемпионат мира был в 2013 году, а ездить на сборы просто так, спарринг-партнером мне не хотелось. Поэтому я принял решение закончить.

— Чем вы хотели заниматься или наоборот находились на распутье?
— С 2010 года я тренировал детей в своей родной спортивной школе «Комета» в промежутках между сборами, набирался опыта. После окончания карьеры я продолжил этим заниматься, но, к сожалению, молодые тренеры, которые только приходят в профессию, получают очень маленькие деньги. Мне пришлось искать еще варианты для подработки в других местах параллельно с этим.

Мои друзья детства, которые также занимались фехтованием, но закончили значительно раньше меня, к этому времени уже имели свою компанию по продаже металла. Я решил попробовать себя в этой сфере. Конечно, мне создали особенные условия: прикрепили менеджера для обучения, хорошо платили, если мне что-то удавалось продавать. На то они и друзья!

Параллельно пару раз в год я улетал в Америку в клубы и там оттачивал мастерство преподавания фехтования детям. Так что по сути я и не бросал заниматься своим любимым делом.

Артем Седов. Фото: личный архив тренера

— А как пришли к мысли вернуться к тренерской деятельности?
— Вернуться в большой спорт мне помог наш главный тренер Ильгар Яшарович Мамедов, который пригласил меня работать в сборную. Не знаю, почему он остановил свой выбор на мне, я ведь даже жил в Санкт-Петербурге, а не в Москве. Но, сказать честно, я ему очень признателен, и надеюсь, что он рад, что попал в точку с моим выбором.

— Вы подготовили лично чемпионов мира среди юниоров Захара Козлова и Александру Сундучкову. Не каждый тренер может похвастаться такими достижениями в первые годы работы. Как вам это удалось?
— Да, я считаю, что я приложил руку к достижениям ребят на юниорском чемпионате мира, но с Захаром Козловым мы работали в тандеме с моим тренером Александром Владимировичем Прессом. Думаю, наша совместная с ним работа привела к успеху Захара.

А у Саши Сундучковой был свой первый тренер Евгений Исаакович Рафальсон. С ней мне удалось поработать уже в последние годы, так что здесь ее успех также плод нашей общей работы.

Артем Седов. Фото: личный архив тренера

— Вы работали с Ларисой Коробейниковой и Аделиной Загидуллиной. Лариса пришла к вам после годичного отсутствия. И они смогли завоевать золотые медали на чемпионате мира 2019. Это ваш личный успех как тренера или больше заслуга спортсменок?
— Аделина Загидуллина была моей первой ученицей в сборной, Лариса перешла ко мне немного позже. Чемпионат мира мы с девчонками выиграли в предолимпийский 2019 год, поэтому было чёткое понимание и ожидание высоких результатов от Олимпиады в Токио. Затем в мире случилась пандемия, и Олимпийские игры перенесли еще на год.

По поводу успеха, да, я думаю, что внёс большой личный вклад в работу с девочками. Хотя я работал с лучшими представительницами нашего российского фехтования, а это уже половина успеха!

— В Токио наши фехтовальщицы просто разрывали подиум! Лариса Коробейникова взяла первую личную медаль. Затем в командном состязании взяли золото… Вклад всех участниц большой, но вы как тренер Ларисы и Аделины выделяете их среди всех или у вас это не принято?
— Олимпиада в Токио сложился для нас очень удачно! Естественно, выделять кого-то в команде некорректно. В данном случае можно совершенно спокойно сказать, что фехтовать в команде с сильнейшей рапиристкой мира – Инной Дериглазовой, стоит дорогого. А девочки молодцы, что ее поддержали.

Российские рапиристки завоевали золото Олимпийских игр

— Кстати, в полуфинале Аделину заменили на Марту Мартьянову. С чем связано было решение?
— Аделина много нервничала, у нее не получалось раскрыться до конца. А с США в полуфинале была очень напряженная встреча, поэтому тренерский штаб принял решение о замене.

— В целом полуфинал был, наверное, сложнее для вас, чем финал с француженками? Или такие сравнения неуместны?
— Судя по счёту, полуфинал был тяжелее, но могу точно сказать, что финалы легкими не бывают. Наши девушки к финалу были более спокойны и сконцентрированы, практически не допускали ошибок. Плюс еще эта ситуация с Мартой, которая сильно подвернула ногу в финале. По правилам мы не могли ее менять. Ей пришлось доигрывать поединок до конца с травмой, что всех сплотило в тот момент еще больше. Девочки видели, как Марте тяжело и как она борется. Естественно, после такого настрой на победу стал просто сумасшедшим. Настоящая команда!

— Как отпраздновали золотую медаль Олимпиады? Есть ли какая-то традиция у спортсменов отмечать особым способом олимпийские награды?
— Отпраздновали очень скромно на самом деле, по-простому даже. Выпили с командой бутылку шампанского и легли спать, чтобы не мешать другим спортсменам в олимпийской деревне.

— Кстати про празднование. Кто из команды первый предложил идею использовать в качестве лозунга цитату Омара Хайяма?
— Хороший вопрос! Если честно, пропустил момент, когда девушки нашли это приветствие, но очень долго смеялся, когда первый раз услышал.

Рапиристки ОКР — американкам: Кто понял жизнь, тот не спешит

— Многие олимпийцы жаловались на погодные условия в Токио, особенно те, кто выступали на открытых кортах (например, теннисисты). Вам было на что жаловаться?
— У нас в зале была отличная температура, грех жаловаться.

— А как насчет бытовых условий? Много шуму перед Олимпиадой навели антисекс-кровати…
— Условия… очень спартанские: маленькие комнатки, картонные кровати, но вроде как крепкие, потому что вроде никто их не ломал.

— Сейчас вы вернулись в Россию. Чем планируете заниматься дальше?
— В планах немного отдохнуть и снова приниматься за работу. В Питере меня ждут вчерашние чемпионы мира по юниорам – Козлов и Сундучкова, будем делать из них завтрашних «взрослых»!