Ровно тридцать лет назад отечественная национальная сборная по футболу добилась своего последнего громкого успеха. Команда СССР завоевала серебряные медали чемпионата Европы. О руководителе той команды Валерии Лобановском вспоминает Геннадий Орлов. 

Почему среди всех великих тренеров нашего футбола я выделяю именно Лобановского? А, скажем не Аркадьева, не Бескова и не Маслова, о величии которых в тренерском деле тоже можно было говорить без всякого преувеличения? Просто определяющим в футболе во все времена был Результат. А именно под руководством Валерия Васильевича Лобановского команда “Динамо” (Киев) и сборная СССР добились удивительных для нашего футбола успехов во второй половине семидесятых и в восьмидесятые годы ХХ века. Кубок обладателей кубков и Суперкубок, завоеванные киевлянами в 1875-м, “серебро” сборной СССР на Евро-1988 и потрясающий старт нашей национальной команды на чемпионате мира – 1986, когда судейские ошибки в матче 1/8 финала против Бельгии не позволили нашей команде добиться результата, который был бы под стать качеству ее игры, – все эти яркие эпизоды в истории нашего футбола связаны именно с именем Лобановского. Так сложилась судьба, что мне довелось встречаться с этим человеком на самых разных этапах его жизненного пути и при самых разных обстоятельствах…

Валерий Лобановский в 1980-е годы. Фото: официальный сайт РФС

1961 год… Киев… Весна, ставшая одним из самых ярких воспоминаний в моей жизни. Киев тогда был красив, особенно как раз в конце весны и начале лета. Только-только отцвели знаменитые здешние каштаны, все благоухало, магазины были переполнены едой, а в угловом гастрономе неподалеку от стадиона продавалось сало чуть ли не двадцати сортов (думаю, что такого разнообразия в Киеве нет и сейчас) Весна была не только на улице, но и в душах людей – все великолепие Киева, его восхитительного Крещатика было просто до краев наполнено жизнью. Ведь тот год был особым и в жизни всей страны – совсем незадолго до этого Юрий Гагарин полетел в космос, наступили времена хрущевской оттепели, в обществе чувствовалась атмосфера какого-то подъема… Для меня – тогда 17-летнего – все было интересно и происходило какое-то открытие мира.

Вышел “Звездный билет” Василия Аксенова в журнале “Юность”, и мы зачитывались этим произведением, зарождались какие-то первые романтические чувства. И, конечно, футбол. А для Киева футбол – это почти синоним слова “Динамо”! Надо сказать, что именно в 1961 году в Киеве был настоящий футбольный бум. В том составе “Динамо” каждый футболист был не только яркой личностью на поле и вне его, а просто каким-то небожителем с точки зрения всего города. В чемпионате СССР киевские шли тогда не первом месте, обходя совершенно фантастическую команду, какой было тогда московское “Торпедо”. Телевиденье в те времена еще было черно-белым, но игра автозаводцев даже на экране, несмотря на это, смотрелась как-то ярко, красочно. Сочно. Но киевским динамовцам весной удалось опередить “Торпедо”, и каждого нового матча в Киеве ждали как главного события в жизни города. Украинская столица жила Игрой.

Собственно, именно с футболом был связан и мой приезд в Киев. Жил я тогда в городе Сумы и играл за юношескую команду местного “Авангарда”. В столице же республика шла Спартакиада учащихся Украины, в рамках которой мы играли матч с дублем киевского “Динамо” – и меня поставили центральным нападающим. Игра проходила на Республиканском стадионе, который тогда (еще до реконструкции) вмещал тысяч 50 и был заполнен, наверное, на две трети. Так получилось, что минуте на 20-й я ударил по воротам метров с двадцати пяти и попал прямо под перекладину. Этот гол оказался решающим, и мы выиграли – 1 : 0… Когда я после игры в раздевалке только-только вышел из душа, то в комнату зашел министр просвещения Украины: “Где тут тот хлопчик, что из Сум?”. Потрепал по голове, похвалил…

Помню, что именно тогда я впервые осознал значение футбола в нашей жизни – когда министр может терпеливо ждать какого-то мальца, пока он голый прикрывшись только полотенцем, не выйдет из душа. Но это так, к слову.

А итогом же этой встречи сказался тот факт, что меня в составе сборной Украины оставили в Киеве готовиться к спартакиаде школьников СССР, которая должна была состояться в Баку. Тренировалась наша сборная на стадионе “Динамо” и именно там-то и состоялась моя первая встреча с Валерием Лобановским.
Всей командой мы приехали смотреть матч дублирующего состава киевского “Динамо” и заняли места на трибунах. И вдруг – просто физически мы почувствовали, как все замерло и затихло. Ждали приезда игроков основного состава! Их приезд на стадион сам по себе являлся событием – стайки мальчишек бежали впереди с криками: “Едут, едут!”. Даже сейчас, хотя и прошло больше сорока лет, я помню то ощущение счастья, которое дарил футбол даже не как сама по себе игра, а как истинный и настоящий образ жизни. И вот они появляются – один за одним: Макаров, Турянчик, Сабо, Биба, Сучков, Щегольков… Но меня как нападающего больше всего волновали форварды – Базилевич, Серебренников, Каневский. Кстати незадолго до этого журнал “Огонек” поместил на обложке фотографии Каневского с какой-то девушкой – потрясающей красоты снимок, который залистывал до дыр весь Киев. Шли они все в одинаковых рубашках цвета медного купороса, и среди них Лобановский – рыжеватый, который сразу выделялся каким-то совершенно особым взглядом.

Игрок сборной СССР Валерий Лобановский. Фото: официальный сайт РФС

Что говорить, для Киева это действительно были небожители! Всех интересовало, а как они живут, кто их жены… Помню, как меня поразило, когда я узнал, что Лобановский учится в Политехническом институте. Все футболисты тогда учились в институте физкультуры, буквально единицы – в гуманитарных вузах. А Лобановский – в Политехническом! И я поневоле стал присматриваться к нему повнимательнее. Внешне он смотрелся каким-то чуть долговязым, даже, возможно, с немного коротковатыми ногами, но бежал при этом очень быстро. У Лобановского был довольно своеобразный мелкий шаг, а это для футбола очень важно – уметь быстро перемещаться с мячом коротким шагом. Его фирменным элементом – это даже не назовешь финтом – было умение проталкивать мяч мимо защитника. Лобановский так здорово чувствовал положение ног защитника и перемещение на них веса тела, что, двигаясь на высокой скорости вдоль бровки, мог запросто проталкивать мяч рядом с ногой соперника.

Ну и, конечно, другое фирменное блюдо мастера – угловые, которые подавал Лобановский. Это было действительно почти произведение искусства для тех, кто любит и понимает футбол. Он обычно направлял свой мяч в район дальней штанги, где он с поразительной вероятностью “находил” своего игрока. Надо сказать, что именно киевское “Динамо” со времен тренерства Вячеслава Соловьева начало уделять огромное внимание этому элементу игры. “В штрафной соперника при угловом должен быть квадратно-гнездовой посев”, – наставлял своих футболистов тренер, то есть каждый квадрат территории в чужой штрафной должен быть закрыт кем-то из игроков. Причем делали они это не статично, а на скорости врываясь на “свои” позиции. Даже сейчас в начале ХХl века можно увидеть, как нападающие профессиональных команд при розыгрыше углового стоят в штрафной и рассчитывают забить мяч из статичного положения. А вот в киевском “Динамо” образца далекого 1961 года каждый маневр игрока при подаче мяча с Лобановским с угла поля был рассчитан едва ли не с научной точностью. Это-то и делало это “стандартные положения” столь эффективными.

Валерий Лобановский. 1990-е годы. Фото: официальный сайт РФС

Еще очень запомнилось тогда, что в “Динамо” все игроки старались делать передачи “щечкой” или, тогда говорили, “шпаном”. А Лобановский при каждой возможности старался отдавать мяч внешней стороны стопы. Даже при ведении мяча он старался контролировать его внешней стороной, не говоря уже о передачах и подкрутках, которые и породили со временем знаменитый “сухой лист” (хотя изобретателем его считается бразилец Диди). Видимо, аналитический ум игрока вкупе с его техническими знаниями (пригодился-таки Лобановскому Политех!) и позволял ему рассчитывать углы нанесения ударов по мячу.

Позволю себе маленькое отступление. Футбол – это все-таки, в первую очередь, работа с мячом. Работа, по которой и можно отличить настоящего Мастера от подмастерья и звезду от того, кто только считает себя ею. А основывается все на элементарной уверенности футболиста в себе – уверенности, которая приходит с осознанием того, что ты можешь совершить то или иное техническое действие всегда – на любом стадионе, при любой аудитории и против любого соперника. Тогда с трибун и говоря: “Да у них же свой стиль, своя игра!”. Но для достижения этого уровня нужно работать не две и не четыре часа в день, а возможно, все десять.

Работа эта может быть абсолютно разной, но никогда нельзя забывать, что сегодняшний футбол – это не просто игра, а профессия. Для того же, чтобы стать настоящим профессионалом в своем деле, почти всегда приходиться от чего-то отказываться, чем-то жертвовать. Мне кажется, что очень многие люди, и футболисты в том числе, психологически побаиваются того, чтобы стать фанатами своего дела! Возможно, это беда всей нашей страны, которая как раз и заключается в том, что в людях практически уничтожено профессиональное отношение к своему делу. У нас есть пекари-профессионалы? Столяры-краснодеревщики? Единицы в лучшем случае! Зато ремесленников – миллионы. Уверен, что Лобановский понимал все это и стремился к профессионализму своем отношении к делу уже в шестидесятые годы минувшего столетия. А впоследствии все это еще более ярко проявилось в его тренерской деятельности.

Игрок киевского «Динамо» Валерий Лобановский — крайний справа. Фото:  группа «ВКонтакте» «Валерий Васильевич Лобановский»

Болельщики всегда называли его “Лобан”, пока со временем это не сменилось уважительным “Васильич”. Но даже будучи игроком, он уже явился непререкаемым авторитетом. Хотя упоминавший уже Вячеслав Соловьев гораздо позже рассказывал мне про него: “У нас в команде чуть ли не каждый день были собрания по поводу поведения Лобановского. Он был не согласен ни с чем. И при этом был таким упрямым. Я понимал, что часто он бывал прав, но это же просто невозможно – он спорил буквально по каждому пустяку! И не уступал ни на йоту!” Возможно, именно поэтому, когда тренером киевлян стал Виктор Маслов, то он поторопился расстаться с Лобановским как с игроком своей команды…

Следующий раз наши пути с Лобановским пересеклись в 1967 году, когда я уже был игроком команды “Динамо” (Ленинград), а он в составе донецкого “Шахтера” приехал на невские берега на матч Кубка СССР как раз против “Динамо”. Лобановский был личностью такого масштаба, что на стадион специально ради него пришли Иосиф Бродский и Анатолий Найман, которые оба очень любили футбол и были моими друзьями. Любопытно, кстати, что Бродский к тому момент уже отсидел срок за так называемое “тунеядство”, один из немногих в стране ходил в неблагосклонно воспринимаемых властью джинсах – словом, фигура по тем временам одиозная.

А на игры “Динамо” тогда ходили преимущественно руководители городского КГБ, да милиции! Право, уж и не знаю как они отнеслись к присутствию поэта и будущего лауреата Нобелевской премии на тогдашнем стадионе имени Ленина (ныне – “Петровский”). Не знаю – потому что в тот вечер сам был на поле и играл против Лобановского.

В том матче я и почувствовал на себе, что это такое – Лобановский-футболист. Мы оба играли в полузащите, но поскольку оба – на левом фланге, то непосредственно в единоборства вступали редко. Тем не менее впечатление было настолько сильным, что я понял – мне лично, увы, до такого уровня мастерства не дотянуться никогда. В том матче Лобановский забил гол, сделал голевую передачу и вывел “Шахтер” в следующую стадию Кубка СССР.
Больше играть против Мастера мне не пришлось…