Несмотря на все разговоры о гипотетическом бое Хабиба Нурмагомедова и Флойда Мэйвезера, многие знатоки бокса утверждают, чсто вероятнее всего, спортивная карьера Флойда Мэйвезера завершена окончательно и возвращение на ринг невозможно.

Впрочем, итоги спортивного пути великого боксера подводились еще несколько лет назад, когда в США вышла книга американского журналиста Триса Диксона "Мистер Деньги. Флойд Мэйвезер". Не так давно она была издана в России. Приводим фрагмент из нее, касающийся наследия Флойда. Благодарим за разрешение издательство "Эксмо".

Бывший чемпион WBA в полутяжелом весе Эдди Мустафа Мухаммад, тренировавший бойцов из боксерского клуба Мейвезера, констатировал:

— Я никогда не видел, чтобы кто-либо тренировался так, как Флойд. Это правда, я на самом деле никогда не видел кого-либо, кто хотя бы близко походил на него.

Спортивный комментатор с телеканала «Sky Sports» Адам Смит говорил, что его любимые воспоминания о Флойде связаны с тем, как он трудился на тренировках.

— Специально следует выделить привилегию наблюдать за ним в спортзале, особенно в первые годы, когда рядом почти не было никого из СМИ, — вспоминал он. — Его тренировки со скакалкой были самыми эффектными из всего, что мне приходилось видеть. Его трудовая этика, его защита, его преданность делу — все это, вместе взятое, ставит его выше Роя Джонса, Джо Кальзаге, Оскара Де Ла Хойи, даже Бернарда Хопкинса и делает его спортсменом, чьи тренировки в зале были лучшими из всех, которые мне довелось видеть своими глазами.

Даже самые трудолюбивые профессионалы отдают дань уважения Мейвезеру за его трудовую этику.

Марвин Хаглер однажды заметил, что «трудно бывает выходить на пробежку, когда ты просыпаешься в шелковой пижаме, и, очевидно, собственные аналогии Флойда почти всегда были связаны с деньгами».

— Говорят, что я тренируюсь так, будто я нищий, будто я ни гроша еще не заработал, — объяснял он.

— Я вот что скажу, — поделился однажды с одним из интервьюеров Тодд Дюбоф из «Top Rank». — Мне довелось быть рядом со многими боксерами. Если вы хотите увидеть кого-то счастливее, чем кто-либо в жизни, соорудите ринг и поместите на нем Флойда. Он там чувствует себя как дома, и ему там уютнее, чем кому-либо. Безопаснее. На ринге он чувствует себя комфортно. Когда он попадает на ринг, происходит что-то невероятное. Он становится другим человеком.

Быть может, он чувствует себя в безопасности в окружении канатов, где против него выходит лишь один человек, выбрасывающий в него удары. Но даже на долю «собачьих конур» (так называют ринги для спарринг-тренировок в боксерском клубе Мейвезера) выпала опреде ленная часть конфликтных ситуаций. Флойд традиционно устраивал долгие раунды по спаррингу, но перед матч-реваншем с Маркосом Майданой канал «Showtime» показал в очередной части документального сериала «All Access» спарринг-сессию двух молодых боксеров, длившую ся тридцать одну минуту.

Английского боксера-любителя Донована Камерона засняли, как он боксировал с Шарифом Рахманом, легко справляясь с восемнадцатилетним сыном бывшего чемпиона-тяжеловеса Хасима Рахмана. Когда приехал брат Шарифа, Хасим-младший, он бросил вызов Камерону.

Их затянувшийся раунд был заснят, а потом частично показан в сериале «All Access». У Камерона не было сил продолжать бой дальше, но, как показывал сериал, Мейвезер и другие бешено подбадривали соперников и даже делали ставки на исход схватки. Оба Рахмана закончили тем, что подали иски против Мейвезера, «Mayweather Promotions» и «Showtime», обвиняя их в «избиении, вредоносном нападении, незаконном лишении свободы, халатности, клевете, несправедливом обогащении», а также в использовании их имен и упоминании их без разрешения.

На слушании Мейвезер рассказал комиссии — не под присягой, — что спарринг-сессии длиной в тридцать одну минуту, как было показано на канале «Showtime», на самом деле не было. Боксерам было разрешено делать перерывы. Он сказал также, что ставки на боксеров делались «понарошку».

— Если вы верите показаниям Флойда, то, значит, вы верите и в Санта-Клауса, — сказал Томас Хаузер…

Но именно такие шоу, как «All Access» и «24/7», бесспорно, подняли бренд Мейвезера на рекордную высоту. Переход в мейнстрим вместе с WWE и «Танцами со звездами» дал ему доступ к новым аудиториям и рынкам, а также вызвал тот огромный интерес, что, в свою очередь, помог создать культовый имидж, который можно наблюдать по сей день.

Миллионер в двадцать один год, рекордный список боев, из которых двадцать
шесть побед нокаутом. Он завоевал титулы чемпиона мира в пяти весовых
категориях, и, как полагают, контракт на 200 миллионов долларов с «Showtime» позволил ему заработать около 450 миллионов, включая колоссальный гонорар в 250 миллионов за бой с Пакьяо…

За свои последние четырнадцать схваток, показанных по платным кабельным каналам (PPV), Мейвезер в целом собрал рекордную сумму в 1,3 миллиарда долларов.
Разумеется, на каждый инь есть свой ян. За последние годы Мейвезер провел огромную благотворительную работу. Он пожертвовал сотни тысяч долларов, чтобы помочь нуждающимся семьям построить себе дома в районе Декейтер в Лас-Вегасе.

Для помощи людям, менее удачливым в жизни, был создан Фонд Флойда Мейвезера-младшего.

Как сообщается на его вебсайте, «он стремится расширить возможности альянсов общин, содействовать подготовке молодежных лидеров, повышать уровень здоровья и благополучия, укреплять семейные основы путем развития общин, предпринимательской деятельности и образования, преследуя цель создания полноценного сообщества».

Многие считают, что Мейвезер должен выделять крупные суммы благотворительным организациям, которые связаны с предотвращением домашнего насилия. Однако объем благотворительной деятельности Мейвезера стал подробно освещаться только после того, как об этом стали писать Мартин Роджерс и немногие другие.

— До самого недавнего времени отсутствие внимания со стороны СМИ к агрессивному поведению Флойда по отношению к женщинам просто шокировало, — говорил Хаузер.

— Я уважаю качество его мастерства и его преданность боксу, но я разочарован тем, как СМИ, и в частности НВО и «Showtime», попустительствовали ему на протяжении многих лет.

А в преддверии боя Мейвезер — Пакьяо и на НВО, и на «Showtime» вообще был установлен мораторий на обсуждение проблемы Мейвезера с женщинами. Ни слова ни на одном из каналов. Мне кажется, это было неправильно. У вас было две телесети, которые являются частью крупных медийных конгломератов. «Showtime» — часть империи CBS, в которую входят и каналы, демонстрирующие программу «60 минут» и все их замечательные шоу. НВО входит в империю Time Warner, у которой есть CNN и «Time magazine». И у каждой сети, особенно у НВО, имеется своя история журналистской честности. Поэтому я считаю, что НВО и «Showtime» могли бы лучше проявить себя, имея дело с Флойдом.

Роджерс не думает, что черная метка домашнего насилия сыграет против Мейвезера или же в слишком значи-ельной степени изменит его наследие, особенно потому, что он занялся своим ремеслом в такой области, которую уже давным-давно называют «районом красных фонарей в спорте».

— История бокса загажена теми, кто делал плохие вещи, — сказал он. — По своей прир оде бокс — жестокий вид спорта, но это совершенно не может быть оправданием. Должно ли это повлиять на то, каким запомнят Флойда как боксера? Возможно, нет. Должно ли это повлиять на то, каким его запомнят как спортсмена в более широком социальном смысле? Взгляните на Мухаммеда Али, значительную фигуру двадцатого века. Его наследие куда больше, чем то, что он делал на ринге. Поэтому такое наследие определенно должно быть частью главного.

Али не был идеален, но его помнят за отважную позицию против войны во Вьетнаме, и это — часть его наследия.

А действия Мейвезера против женщин и его обращение с людьми и всё, что он вытворял за пределами ринга вообще, заслуживает того, чтобы об этом помнили тоже, чтобы это было частью наследия? Не думаю, что он останется в памяти как великий посол спорта. И не думаю, что это его как-то волнует. Думаю, он давно принял решение, что о своей карьере судить будет он сам, а итоги в судейской карточке, что будет у него в руках, будут отражаться в долларах и, в несколько меньшей степени, числом побед. Но в основном — в долларах. И в этом смысле он был очень успешен.