Баскетбольный агент Станислав Рыжов рассказал о карьере в НБА Сергея Карасева.

О выборе клуба

Некорректно говорить о выборе клуба, ведь нельзя отменить систему драфта НБА. Она устоялось десятилетиями, это закон, я не могу выбирать клуб. Да, есть определенная агентская работа, но если мы говорим конкретно о драфте, то человек, заявляющий, что он может выбирать клуб — мягко говоря, неправ. Выбор клуба был у Мозгова, который не выбран был на драфте, соответственно, права на него не принадлежали никому. Или как сейчас, например, у Десятникова: его не выбрали, права на него никому не принадлежат и теперь у нас полная свобода — нет ограничений по зарплате, по году, когда мы туда пойдем. Это выбор.

О влиянии агентов

 Агенты здесь если и влияют, то, как правило, значительно меньше, чем об этом говорят. Все мы можем очень легко выступать экспертом, но мне больше нравится развенчивать мифы о суперагентах. Самые громкие обмены игроков происходили бывало и без предупреждения их агентов.

О том, почему не заиграл

Самое ключевое, что можно сказать повлияло на него — это первое лето, когда его выбрал «Кливленд». В то лето он играл на Универсиаде, помогал отцу. В итоге он пропустил летнюю лигу, а летняя лига для новичка — непосредственно то место, где тебе дают возможность делать все что ты хочешь, смотрят все что ты можешь и прощают ошибки. Там ты условно зарабатываешь какой-то авторитет. Когда выбранный на драфте человек приезжает в тренировочный лагерь своей команды в тот же срок, что и, например, Леброн Джеймс или Кобе Брайант, ожидать, что клуб будет сильно доверять, сложно. Да, конечно, непросто было объяснить тому же «Кливленду», почему Сергей не приезжает. Но вот мы, русские, чуть больше внимания уделяем семье.