10 ноября исполнилось 74 года заслуженному тренеру РСФСР, председателю тренерского совета Спортивной федерации бокса Санкт-Петербурга Олегу Петровичу Кузьмину.

Этот год для Олега Петровича юбилейный — ровно 50 лет назад началась его творческая деятельность, за время которой он подготовил множество мастеров спорта, призеров первенств Советского Союза и России, чемпиона Европы среди юниоров Олега Сергеева и многих других замечательных спортсменов.

Юбилей — 75 лет со дня основания — в этом году празднует и Добровольное спортивное общество "Трудовые резервы", с которым связана вся спортивная жизнь Олега Петровича — и как действующего боксера, и как тренера.

Портал "Невский спорт" сердечно поздравляет Олега Петровича, желает ему здоровья, удачи и новых побед!


Заслуженный тренер РСФСР Олег Кузьмин — о родном обществе "Трудовые резервы":

Добровольное спортивное общество «Трудовые резервы», с которым связана вся моя жизнь, было создано ещё во время войны, в 1943 г. У ребят, учившихся в системе профессионально-технического образования, снова закипела спортивная жизнь. Это был очень хороший способ отвлечь ребят от военного быта, помочь им забыть о тяжелых и страшных вещах, помочь вернуться в мирную жизнь, дать цель… Спорт был способом восстановления, реабилитации, как сказали бы медики, целого поколения. И, как оказалось, способом действенным и очень успешным. К тому же ребят худо-бедно, но кормили, одевали, давали рабочую специальность…

Бокс был в «Трудовых резервах» был всегда в почёте. Достаточно сказать, что руководитель Центрального совета Добровольного спортивного общества «Трудовые резервы» Николай Александрович Никифоров-Денисов одновременно занимал посты Председателя Федерации бокса СССР, был президентом АИБА и ЕАБА (соответственно, Всемирная и Европейская ассоциации любительского бокса).

Воспитанники «Трудовых резервов»: Владимир Енгибарян, Станислав Степашкин, Дан Позняк, Борис Кузнецов, — стали олимпийскими чемпионами.

После войны нужно было готовить преподавателей, в том числе преподавателей физического воспитания, квалифицированных тренеров, которых не хватало и в школах, и в ремесленных училищах. Для этого Ленинградский техникум физической культуры и спорта (ЛТФКиС) и был создан в 1945 году. Располагался техникум сначала под Москвой, в Малаховке. Потом было принято решение перевести его в Ленинград, где его разместили в зданиях Александро-Невской лавры. Это была настоящая педагогическая и спортивная кузница кадров. Среди выпускников ЛТФКиС олимпийские чемпионы по борьбе, тяжелой атлетике, стрельбе, огромное количество чемпионов Европы, СССР и России. Работали в Техникуме превосходные в свое время боксёры чемпионы СССР Гурий Гаврилов, Юрий Коноплев, Герман Лободин, Иван Соболев, Валентин Скотников.

Впоследствии они дали путёвку в профессиональную жизнь таким замечательным тренерам, как Игорь Уткин (воспитавший двукратного олимпийского чемпиона Олега Саитова), Владимир Кушнир, Владимир Труфанов, Юрий Родионов, Геннадий Машьянов… И это я перечислил только тех, кого знал и знаю лично.

Многие ребята из тех, кто учился со мною, родились ещё до войны. Многие пришли учиться после армии, даже без среднего образования – у кого-то шесть классов, у кого-то семь. В основном приезжали из дальней глухой провинции. Для них при Техникуме были организованы подготовительные занятия.

На первом и втором курсе мы жили по двадцать человек в одной комнате. Только на третьем получили привилегированное положение – стали жить по четыре человека в комнате.

Моими тренерами в техникуме физкультуры стали Юрий Владимирович Баканов и Валентин Михайлович Скотников.

Ю. В. Баканов – типичный питерский интеллигент, выросший в Ленинграде, сдержанный, неизменно вежливый, писал стихи… Уроженец Москвы В. М. Скотников – энергичный, темпераментный, влюблённый в бокс. Призёр чемпионата СССР, мастер спорта. Когда он выступал на соревнованиях, его называли «боец ни шагу назад». Так же самоотверженно он относился и к тренерской деятельности; как рассказывал Ю. В. Баканов, на педсоветах, когда Валентин Михайлович защищал своих ребят, что-то натворивших (неважно, были они правы или нет), доходило до крика. Играл на гитаре, одинаково здорово исполняя и частушки, и романсы, и романсы, и песни Петра Лещенко:

Дуня, давай блинов с огня,
Дуня, целуй сильней меня,
Твой поцелуй разгонит мигом сплин,
Твой поцелуй горяч, как свежий блин…

Как вспоминал его ученик Андрей Руденко, победитель первенств СССР и Европы среди юниоров, Валентин Михайлович «журил по-свойски, но мог и придавить. На отдыхе наш Скотников – балагур и гитарист, на тренировке – черт неугомонный. Всем давал жару, и сам в мыле».

Валентин Михайлович прекрасно ставил технику своим ребятам. Школа у его бойцов всегда была отличная.
На соревнованиях обычно Скотников секундировал ребят, Баканов – судил. Это был отличный тренерский дуэт, они хорошо дополняли друг друга.

В техникуме, как и во всех учебных заведениях профтехобразования, нас одевали и кормили – фактически мы были на полном государственном обеспечении, что для многих ребят было просто спасением. В Лавре, в здании бывшей бурсы, мы и жили, и тренировались. Оттуда можно было неделями не выходить. Учась в техникуме, я выиграл ряд городских соревнований, выступал на первенстве Центрального совета «Трудовых резервов». В техникуме была хорошая база, хорошая команда.

У нас были прекрасные преподаватели — как по специальности, так и по общеобразовательным предметам. Мастера своего дела, настоящие подвижники, они прививали нам ленинградскую культуру. Преподаватель литературы Анатолий Иванович Морозов, скажем, не ставил зачёт по литературе, если ты не принесешь билет из Публичной библиотеки или не расскажешь, где находится Волково кладбище, кто там похоронен. Чтобы получить зачет, нужно было хотя бы прийти туда, походить по Литераторским мосткам…

Выдавали билеты в театр. По крайней мере, примерно раз в месяц мы могли ходить на спектакли в БДТ, Пушкинский театр, на концерты в ДК милиции… Так я даже попал на концерт Марлен Дитрих. Тогда я плохо понимал, кто это, но впечатление было настолько сильным, что помню об этом концерте до сих пор. Тот, кто хотел развиваться, впитывать в себя культуру, тот в техникуме это делал.

Я был средний боксер, у меня не получилось выполнить норматив мастера спорта, хотя я и мастеров бил, и тех, кто ими впоследствии стал. В 1964 году я окончил техникум, меня призвали в армию, служил я в Училище железнодорожных войск и военных сообщений имени М. В. Фрунзе. Это был военный вуз с богатыми спортивными традициями, не случайно его закончил превосходный боксер, а позже знаменитый тренер Михаил Рушанский, а много позже — Геннадий Хлобыстин, тоже замечательный боксер, нвне успешный тренер.

Я выигрывал чемпионат Ленинградского гарнизона, боксировал за Спортивный клуб армии (СКА) на городских соревнованиях…

В декабре 1967 года я демобилизовался, а в январе 1968 года уже начал работать тренером в «Трудовых резервах». В том же году я поступил на заочное отделение факультета физического воспитания в Педагогический институт им. А. И. Герцена, который закончил в 1973 году.

Тренерский хлеб вообще нелегкий, а начинающему тренеру особенно тяжело. Когда я начинал, мне положили зарплату 88 рублей – минимальную, поскольку не было опыта работы и высшего образования. Группы были в разных концах города.

Сначала я работал в двух ПТУ: в училище № 25 у Кировского завода и в училище № 32 в районе Ржевка-Пороховые. Кроме того, вел группу в зале «Трудовых резервов» на Конюшенной площади. Это был один из боксерских центров города, большой, светлый, прекрасно оборудованный, с рингом, со всеми снарядами, высокие потолки. Общество «Трудовые резервы» было основано в 1943 году, а уже в 44 был открыт зал на Конюшенной – знаменитая «Конюшня», как мы её называли.

Основателем бокса в ленинградских «Трудовых резервах» был Георгий Иванович Шевалдышев, заслуженный мастер спорта и впоследствии заслуженный тренер СССР. После снятия блокады Георгий Иванович открыл зал во Дворце пионеров, и тут же его пригласили восстанавливать зал на Конюшенной. Бокс там был еще до войны, там тренировались водители – в том же квартале был таксопарк. На Конюшенной, кстати, в тридцатых начал заниматься боксом Николай Николаевич Кужин. Николай Николаевич шофером не был и, как он сам мне рассказывал, ходил туда под фамилией Ильин – так звали его приятеля, работавшего таксистом. Когда этот невинный обман вскрылся, Николай Кужин уже неплохо боксировал, ему позволили тренироваться и дальше, он стал выступать на соревнованиях – но уже под своим именем. Спортивный комплекс на Конюшенный был огромным для того времени, там даже был концертный зал, в котором, говорят, выступала Клавдия Шульженко.
Георгий Иванович снова превратил зал на Конюшенной в центр ленинградского бокса. Старший тренер питерских «Трудовых резервов», он был не только умелым и авторитетным спортивным организатором, но и превосходным тренером – одним из лучших в городе: воспитал чемпионов страны Ивана Соболева, Владимира Стольникова – тот вообще пять раз стал чемпионом СССР – это было фантастическое достижение. Много лет был руководителем Федерации бокса Ленинграда, председателем тренерского совета. Я застал его, когда он уже начал отходить от активной деятельности, больше работал с юношами, но авторитет его был по-прежнему непререкаем.

Рассказывали, что когда тренерских советах шёл очень горячий спор, иногда доходивший до ругани, Георгий Иванович внимательно выслушивал все стороны, в конце тренерского совета брал слово, расставлял всё по полочкам, и после этого все дискуссии прекращались.

Помню, Владимир Стольников на каких-то соревнованиях тяжело делал вес – оставалось буквально сто граммов, и вес встал: и плевал, и в туалет бегал каждые пять минут – ничего. Георгий Иванович сказал ему: «Володя, даю тебе волшебную таблетку, я её купил за границей. Проглоти её, запей маленьким глотком воды – и вес будет». Стольников сделал, как ему велели – и правда, вес был сделан.

После этого Стольников на каждых соревнованиях приставал к Шевалдышему: «Георгий Иванович, дайте ту таблетку». А это был обычный пирамидон – авторитет Шевалдышева, как видим, был настолько велик, что он силой внушения мог заставить боксёра согнать лишнее, когда уже ничто не помогало…

Когда в 1974 году мы хоронили Георгия Ивановича, Иван Соболев, потерявший во время блокады родителей, сказал над гробом: «Прощай, отец родной».

Работал в «Трудовых» врачом Виктор Николаевич Шилягин – первый ленинградский чемпион Советского Союза по боксу. Интеллигентнейший человек, прошедший войну военным хирургом, он очень заботился о здоровье боксеров. 

Вообще тогда в ленинградских «Трудовых» работала целая плеяда интереснейших личностей. Скажем, Владимир Иванович Пуссеп, начинавший заниматься боксом у самого Эрнеста Лусталло, чемпион СССР 1926 года, чемпион Ленинграда в двадцатые-тридцатые годы, судья всесоюзной категории, часто ездивший с нами на соревнования, рассказывал совершенно умопомрачительные истории. Так, от него я узнал о чемпионе страны 1940 года ленинградце Олеге Загоруйченко, который осенью сорок первого попал в плен к немцам. Контуженного во время высадки морского десанта, его подобрали в воде. В лагере военнопленных его опознал один из немецких офицеров, перед войной возглавлявший немецкую спортивную делегацию, приехавшую в Москву. Загоруйченко привезли в занятую немцами Одессу, он там организовал боксерский клуб, проводил соревнования. Ушел с немецкими войсками в Бухарест, где погиб при невыясненных обстоятельствах.

Кто-то говорил, что Загоруйченко стал немецким шпионом еще до войны (он учился в Высшем военно-морском училище имени М. В. Фрунзе), кто-то утверждал, что, наоборот, он был советским разведчиком, и в Одессе он координировал работу подпольщиков… В общем, темная история, подробностей которой до сих пор никто не знает. Говорят, что ленинградские журналисты в шестидесятые годы хотели раскопать эту историю, но в Одесском КГБ их не допустили к архивам.

Во второй половине пятидесятых в Ленинграде была футбольная команда «Трудовые резервы». Сейчас мало кто помнит эту команду, несмотря на то, что в ней играл, а потом и тренировал её Герман Семёнович Зонин – впоследствии знаменитый футбольный тренер. Но вот врача футбольных «Трудовых резервов»» помнят, наверное, все люди, так или иначе связанные со спортом в послевоенные десятилетия. Его звали Марк Абрамович Борисковский – или пан Марек, как любил обращаться к нему мой тренер Ю. В. Баканов. Маленький, худой, совершенно неспортивной внешности, похожий на Вуди Аллена, он был, пожалуй, самым известным спортивным врачом в Ленинграде. Марк Абрамович работал «Трудовых резервах» со дня основания общества. Родившийся в 1915 году, он прошел Великую отечественную войну, служил хирургом в госпитале блокадного Ленинграда…
Был награжден двумя орденами Красной звезды, орденном Отечественной войны и восемнадцатью (!) медалями.
Может быть, из-за своего военного прошлого к травмам боксеров он относился с нескрываемым скепсисом, лечить тех, кто обращался к нему за помощью, страшно не любил. Когда, скажем, кто-то приходил к нему с жалобами: дескать, там болит, здесь болит, обычным ответом была его недовольная скороговорка: «Не знаю, что тут может болеть. Всё в порядке, иди».

У него были две самых больших спортивных любви: художественная гимнастика и бокс. Он придумал бочку-парилку, своеобразную мини-баню, когда тело целиком находится в этой самой бочке, снаружи только голова. Сейчас такой мини-баней никого не удивишь, а тогда это было новым словом  в спортивной медицине. Толчком к изобретению этой самой бочки послужило сотрудничество с замечательным ленинградским боксером пятидесятых Владимиром Стольниковым – тот обычно интенсивно и в больших объемах гонял вес перед соревнованиями, и Марк Абрамович контролировал его состояние.

Несмотря на то, что лечить чужие травмы Марк Абрамович не любил, специалист он был первоклассный. И в том числе как массажист. К нему обращались, прознав про его способности, не только спортсмены, но и артисты балета. В частности, он здорово помогал артистам балета Бориса Эйфмана.

Пан Марек совершенно был равнодушен к своему внешнему облику: ему было всё равно, как он одет, сколь долго он носит брюки или пиджак. Всё своё свободное время – и деньги, разумеется, — он тратил на антиквариат. Его дом и дача выглядели совершеннейшими филиалами Эрмитажа. Не будет преувеличением, думаю, сказать, что это был один из самых известных (в своем кругу, естественно) коллекционеров и антикваров Ленинграда.
Марк Абрамович был хорошим другом. Весёлый, шумный, иногда обидчивый, он вечно оказывался предметом наших шуток и розыгрышей. Любил коньяк. Не видел одним глазом. Каждую весну брал неделю отпуска – говорил, что для него это самое счастливое время: когда сидишь рядом с дачей, на солнышке, мимо ходят люди, периодически спрашивают: «Хозяин, дачу сдаешь?» И Марк Абрамович с каким-то особенным удовольствием отвечает: нет.

«Конюшенная» в 60-80-е годы была поистине центром спортивной жизни профтехобразования, где было представлено несколько видов спорта: борьба, бокс, спортивная и художественная гимнастика, акробатика, настольный теннис… Там же трудились методисты и административные работники «Трудовых резервов». В этом зале, как я уже говорил, выросли в классных боксеров неоднократные чемпионы страны Владимир Стольников и Иван Соболев, который, уже будучи большим спортсменом, мог встать в пару и с юношей, и с начинающим боксером – добрейший человек, он никому не отказывал. Юноши начинали тренироваться в четыре, взрослые – в шесть, и некоторые, я видел, специально задерживались после своей тренировки, чтобы постоять в паре с самим Соболевым. На Конюшенной кипела жизнь, тренировались лучшие спортсмены города. Регулярно проводились «Открытые ринги», соревнования на призы городского и областного советов «Трудовых резервов». На Конюшенную к последней тренировке, которая начиналась в восемь вечера, приезжали заниматься даже из Тосно и Гатчины!

Конечно, мне, начинающему тренеру, было тяжело, особенно на первых порах. Но я чувствовал поддержку коллег и в первую очередь главного тренера Ленинградского совета «Трудовых резервов» Альберта Фомича Лавриновича, у которого научился очень многому и которого вообще считаю своим главным наставником в тренерском деле. В этом году ему исполлнилось бы 100 лет…

А.Ф. Лавринович (слева) и О.П. Кузьмин. Фото: из архива О.П. Кузьмина

Когда в 1978 году Альберт Фомич переехал в Москву, я стал главным тренером городского общества «Трудовые резервы» и был им до 1995 года, до моего отъезда на Сейшельские острова.

Хотя говорить о том, что я был тренером "Трудовых" до 1995 года — не совсем точно. В 1992 году общество "Трудовые резервы" было ликвидировано и на его базе создано общество "Юность России".

Я считаю, что было неправильное решение. Понятно, что поменялось в нашей стране многое, но с названием "Трудовые резервы" были связаны замечательные и даже поистине героические страницы нашей спортивной истории.

Многих ребят, особенно после войны, общество направило на верный путь, спасло от влияния улицы, "Трудовые" давали ребятам одежду, еду, профессию. Как можно было про это забыть, сделать вид, что этого не было?
И то, что в 2018 году общество "Трудовые резервы" в нашей стране было возрождено — это правильно, это здорово, это красиво, это дает силы и надежду на новые победы, в том числе и на ринге.