Российская теннисистка Светлана Кузнецова провела занятие с детьми в Петербурге. Спонтанно организовала открытый мастер-класс, приуроченный к открытию новых теннисных кортов на Велотреке на Крестовском острове. Любой желающий мог записаться, прийти и в порядке очереди сыграть несколько розыгрышей с двукратной победительницей турниров Большого шлема. Корреспондент Nevasport побывал на мероприятии и задал прославленной теннисистке несколько вопросов.

— Это была полностью моя идея, — говорит Кузнецова. — Все было организовано очень спонтанно и даже банально. В этой спонтанности все получилось достаточно неплохо. Я просто позвонила маме: «Дай мне, пожалуйста, два корта, я хочу сделать мастер-класс». Моя пресс-команда обзвонила всех, кого считала нужным. Собрались и поиграли. Дети получили удовольствие. Я отработала два часа с огромным удовольствием. Только плюсы от этого — не все же нужно делать за финансы.

— Откуда пришли ребята?

— Это был полностью открытый мастер-класс. Все было публично. Запись шла в моем инстаграме. Я даже этого не касалась.

— Как вы оцениваете текущий уровень детей?

— Ребята есть очень неплохие, но, опять же, нужно тренироваться и соревноваться. Но отмечу, что они очень техничные. Очень хочу поблагодарить компанию, которая нас поддержала. Мы дали ребятам подарки — ни один не ушел без него. Один или два ребенка получат контракты на ракетку этой фирмы. Для ребенка это очень важно — поддержка и мотивация. В России очень мало, когда кто-то просто так решает важные организационные моменты.

— Как вам корты на Велотреке?

— Мне кажется, отличный стадион. Эти корты выбирала я. Папа мне потом жаловался, что не всем они подходят. Но я считаю, что для профессионалов это лучшее покрытие, которое только может быть. Это мероприятие приурочено к открытию этих кортов.

— На какой аспект тенниса нужно обратить внимание ребятам в этом возрасте?

— Тут возраст был от 7 до 15, а это совершенно разные возраста по своим задачам. До 10-12 лет нужно обязательно развивать технику и дисциплину. А дальше уже наращивать объем работы, тренировать концентрацию и правильную психологию.

— В чем заключается правильная психология?

— Нужны именно ментальные качества. Все играют очень здорово в теннис. А психологически мало кто устойчив. Мотивация нужна, но это не совсем психология. Нужны качества, когда ты играешь на корте и в решающий момент знаешь, что попадешь туда-то 10 раз из 10. Ведь когда у тебя нервы, ты трясешься, то как ты попадешь? Этими качествами, например, обладает Рафаэль Надаль.

— Можно ли стать топ-игроком, тренируясь в Петербурге?

— Пока что для этого условий нет. Но начинать свой путь точно можно. И я надеюсь со временем я помогу наладить все в Питере.

— Вы будете работать с детьми по окончании карьеры?

— Это наше будущее. Я не буду прямо каждый день стоять на корте, вести какие-то огромные клубы. Но заниматься в профессиональных клубах мне интересно.

— Что нужно, чтобы стать учеником Светланы Кузнецовой?

— Пока не знаю, что нужно. У меня сейчас ни одного нет. Может они не захотят со мной тренироваться (смеется).

— Вы не играете с сентября. Когда можно ждать вашего возвращения?

— Пока что не могу сказать точную дату. Я прохожу реабилитацию, как только буду готова — появлюсь на корте.

— Можно ли ожидать вас на турнире в Петербурге «Lady's Trophy»?

— Я про «Австралиан опен» ничего не могу сказать, а «Лэдис Трофи» — это еще так далеко. Если смогу, с удовольствием выступлю в Питере. Надеюсь, что мне дадут wild card.

— Когда-то вы говорили, что устали не столько от тенниса, сколько от стресса, связанного с ним. В чем он заключается?

— Постоянные переезды. Даже когда ездишь на турниры — это уже стресс. Когда я еду куда-то на отдых, такого стресса нет. Здесь ты расстраиваешься после проигрышей. Переживаешь, как сложится результат. В какой ты форме. Все ли сделано в подготовке. Эта усталость накапливается с возрастом.

— Но карьеру вы еще не заканчиваете?

— О завершении карьеры я не говорила.

— Чем занимаетесь сейчас, когда нет турниров?

— У меня очень много мероприятий в Москве. Посещения всяких ивентов. Много планов, но пока их озвучить не могу.

— В чем стимул продолжать карьеру, ведь вы уже выиграли 2 турнира Большого шлема?

— А у меня и не было стимула выигрывать два турнира Большого шлема. Я просто хотела играть. Я любила играть. Конечно, я мечтала его выиграть, но я прямо не грезила Большим шлемом. Никто не знает, может, мне еще раз покорится Большой шлем. Главное — любить свой вид спорта, если я буду любить и наслаждаться, я буду играть.

— Вы доходили до финала во всех четырех турнирах Большого шлема в одиночном и парном разряде. Какой из них самый любимый?

— Любимого среди них нет. Все очень нравятся.

— Есть ли в туре соперницы, которых хотелось бы обыграть — Шарапова или Уильямс, например?

— Да я всех обыгрывала.

— Вы по-прежнему живете на два города — Петербург и Москву?

— Да. Я вообще живу в самолете.

— В Москве лучше с теннисом, чем в Питере?

— Возможностей в Москве больше. Кортов больше. Дороже заниматься.

— Каким вы видите будущее тенниса в России?

— Я пока что не касалась глобально развития. Только сейчас погружаюсь. Мне как в будущем помощнику российского тенниса важно смотреть уровень детей. Узнавать их. Смотреть, где какие дети растут. Иметь их в виду. Потому что, может быть, я сделаю такие мастер-классы по другим городам. Буду представлять, где кто есть. Чтобы потом как-то связать в одно целое.

— То есть, вы видите себя директором теннисной Академии имени Светланы Кузнецовой?

— Я не зарекаюсь.