Анатолий Штейнбок, заслуженный тренер РСФСР:

Сережу Карасева часто сажают на скамейку в «Зените» после промахов. А почему?

Не всегда потому, что он промазал. Он мог промазать из выгоднейшего положения или в ситуации, когда под кольцом был, например, Десятников, который мог забить легкие два очка. А ты не забил.

Да еще и бросил в тот момент, когда не был обеспечен подбор. Никто тебя не подстраховывал, у тебя не было позиции и равновесия — ты бросал из замкнутого положения. Или другая ситуация — ты промазал и получил фол: из-за тебя нам пошли пробивать штрафные.

Вот и получается у тренера — ситуационный тренинг. Вы же идете куда-то — ваша любимая девушка говорит: пойдем в кино, посмотрим кино, там показывают то-то. А ты говоришь — а вдруг билетов нет. И вы уже проигрываете: есть билеты или нет. как вы поведете себя, чтобы не потерять ни девушку, ни время. «Да ну это кино — душно. Пойдем в кафе — смотри какая погода». Есть простейшая психология человека.

Дать ему больше переиграть — Сереже Карасеву, чтобы он больше забил, или наоборот — не зазнался. А там сидит на скамейке запасных еще 7 человек, которым тоже нужно дать какое-то игровое время. Тренер изнутри что-то видит, он изнутри это знает, как-то определяет.

Каждый раз подходит к ситуации индивидуально. Многое зависит от того, сколько стоит этот игрок, сколько клуб на него затратил, какие надежды, ожидания, возраст игрока. Например, взяли старого игрока, а он уже отыграл свое и не может.

А еще это зависит от того, насколько тренер знает, что игрок промазал и сейчас может снова промазать. Или вообще закрыться и перестать бросать. Будет только отдавать и бояться атаковать кольцо сам. Или наоборот: вот я промазал, так сейчас я быстро, пока меня не заменили, еще раз брошу. Нужно знать психологию игрока и в зависимости от этого принимать решение.

Тем более, Вася Карасев — у которого есть два мнения. Одно его, а другое неправильное.