Вместе с Сергеем Семаком и Александром Низеликом тренерский штаб «Уфы» на «Зенита» поменяла Мария Бурова. Первая в истории петербургского клуба женский тренер будет работать над физической подготовкой игроков, а также заниматься их восстановлением и реабилитацией после различных повреждений.

Мария начала свою тренерскую карьеру в московском «Локомотиве» еще в 2006 году, принявшись за работу тренером по физической подготовке во второй команде. Позже занималась с молодежью из Академии, а затем доросла и до главной команды железнодорожников. Бурова возглавила спортивно-реабилитационный центр на базе «Локомотива», где проработала 3 года. С появлением Сергея Семака в «Уфе», в феврале 2017-го Мария укрепила тренерский штаб уфимского клуба.

Сейчас Бурова находится на сборе «Зенита» в Австрии и плотно работает над восстановлением Александра Кокорина и Эмануэля Мамманы, получивших повреждение передней крестообразной связки колена с разницей в 3 дня. Оба игрока были прооперированы в римской клинике и там же проходили первые этапы своего восстановления. Теперь они работают под строгим надзором Буровой — игрокам запрещается даже лишний раз трогать мяч.

— Особенно им тяжело, когда проходит кто-то мимо и им передачку катит, — говорит Бурова в эфире «Зенит ТВ». — У меня сразу 100 отжиманий за касание мяча. Пока никто не касался.

Мария Бурова, Александр Кокорин, Эмануэль Маммана. Фото: скриншот канала «Зенита» на YouTube

По словам Буровой, реабилитация после травмы «крестов» — наиболее тяжелая среди всех травм. Полное восстановление футболистов проходит от 6 до 9 месяцев. Примерно на такие сроки рассчитывает и Бурова. Восстановление Мамманы и Кокорина идет по графику.

— В моей практике было огромное количество реабилитаций после повреждения передней крестообразной связки, и я не вспомню ни одной идентичной реабилитации, — продолжает Бурова. Программа восстановления Мамманы и Кокорина не сказать, что разительно отличается, но тем не менее я варьирую упражнения, количество повторений и интенсивность.

Подобные травмы сложны тем, что футболисты теряют психологическую уверенность в собственных ощущениях. Им начинает казаться — того, что было раньше, больше не будет.

— Когда ты не можешь какие-то простые движения сделать, о которых ты даже не задумывался, — говорит Бурова. — Тебе сложно начать ходить, тебе сложно бегать. Тебе кажется, что ты какой-то неполноценный. Начинаешь задумываться, а когда же это все вернется. А вернется ли.

Что мы узнали из первого матча «Зенита» Семака