Пока в биатлоне кипели страсти, связанные с отказывающимся извиняться за употребление допинга Александром Логиновым, лыжники спокойно выигрывали медали и расписывались во всеобщем уважении. Но потом умиротворённую лыжную общественность всколыхнул австриец Йоханнес Дюрр — спортсмен, попавшийся на том же препарате, что и Логинов.

Дюрр вдруг взялся из ниоткуда в олимпийском сезоне перед Сочи-2014. Он блеснул в гонке преследования на «Тур де Ски» и сенсационно стал третьим в общем зачёте многодневки. Дюрр очень хотел выиграть Олимпиаду и начал с достойного восьмого места в скиатлоне. Профильные гонки австрийца разделяли две недели, и он вернулся домой, чтобы подготовиться к коньковому марафону — тому самому, который выиграл Александр Легков. Но в день возвращения сказка закончилась — Дюрр узнал, что одна из его недавних допинг-проб дала положительный результат на эритропоэтин.

Он отбыл положенную двухлетнюю дисквалификацию и решил возвращаться на трассы, но федерация лыжных видов спорта Австрии протестовала: после скандала с лыжным допингом начала нулевых в этой стране очень строго относятся к приёму запрещённых препаратов. Дюрра не хотели видеть на лыжне и сперва не позволяли активировать FIS-код, без которого легально выйти на старт невозможно. О финансировании речи также не шло — спортсмен даже открыл краудфантинг, чтобы оплатить себе возвращение.

Получалось довольно плохо, а возможность выступить на домашнем чемпионате мира 2019 года в Зеефельде манила. И тогда Дюрр сделал единственно верное в этой ситуации — заговорил. Немецкий телеканал ARD (тот самый, на котором выходили документальные фильмы о допинге в России) снял об истории Дюрра полнометражный ролик «Жажда золота», где он рассказал много интересного.

Австриец не просто принимал эритропоэтин — он манипулировал со своей кровью, а кровяной допинг запрещён ещё с двадцатого века. Встречи с таинственными покровителями, которые помогали осуществлять обман, в основном, проходили на территории Германии — в частности, был назван Мюнхен. Мюнхенская прокуратура была в шоке — как так, чтобы на законопослушной немецкой территории потворствовали самому злостному допингу?!

Йоханнес Дюр. Фото: википедия

В Мюнхене открыли дело по поводу использования кровяного допинга на территории страны, а Йоханнес Дюрр проходит в качестве свидетеля. Дело может не прийти к своему итогу из-за пятилетней давности нарушения, но тенденция напрягает — Дюрр сдавал допинг-пробы в течение нескольких месяцев, и только во время Сочи допинг-контроль узрел в его анализах запрещённый эритропоэтин. Сколько ещё подобных случаев могло быть пропущено?

А ещё Дюрр обмолвился об астме — ему советовали симулировать это заболевание, чтобы получить терапевтическое исключение. Тогда новоиспечённый астматик получил бы доступ к запрещённым препаратам и получил возможность для искусственного расширения лёгких. Так значит, норвежцы всё же врут насчёт того, что противоастматические средства помогают лишь реальным астматикам и не дают никакого превосходства на трассе? Болельщикам давно всё ясно, но тактичая европейско-американская общественность не может не верить честной Норвегии.

Вдобавок федерация лыжных видов спорта Норвегии рассказала о легальном употреблении гормонов двумя лыжницами — их лечили независимо друг от друга. Конечно же, совершенно случайно этими лыжницами оказались две самые перспективные норвежские юниорки, в эти дни блистающие на юниорском чемпионате мира.

Допинг ищут в России, но после фильма Зеппельта о Дюрре ВАДА пора обратить пристальное внимание на другие страны. В Германии подпольно действуют специалисты по кровяному допингу, а в Австрии радостно пользуются их услугами. В Норвегии больных астмой планируют сменить гормональными страдальцами. Президент СБР Владимир Драчёв сказал всё чётко: в России спортом занимаются здоровые, а в других странах спортсменов делают из больных, пользуясь их диагнозами.