Александр Кокорин, Павел Мамаев и иже с ними совсем скоро предстанут перед судом, который определит, а точнее, начнет определять их дальнейшую судьбу. Nevasport тем временем напоминает, как все начиналось.

Утро 8 октября, два футболиста, которых все вы хорошо знаете, совершают, как позже станет понятно, непростительную ошибку: лупасят чиновника Дениса Пака и водителя Виталия Соловчука. Первого — в кафе «Кофемания», второго — на парковке у одного из злачных мест Москвы.

Уже вечером того же дня в отношении футболистов было возбуждено уголовное дело по статье «Побои». Интернет такую новость воспринял как Армагеддон или, на худой конец, революцию. Новостей о Кокорине и Мамаеве разного рода и качества было больше, чем о чем-либо другом. Ночью 9 октября на всех спортивных порталах было опубликовано видео из кофейни, где футболисты напали на Дениса Пака. А с утра вся страна уже любовалась кадрами, где Мамаев по всей парковке бегал за водителем телеведущей «Первого канала».

На допрос футболисты не явились, а «Зенит» тем временем даже изъял из продажи футболки с фамилией Кокорина. Потом, правда, вернул. Спортивные чиновники в один голос утверждали, что обоим футболистам дорога в футбол закрыта. Об этом оговорил и Павел Колобков, и Сергей Прядкин.

Днем 10 октября полиция возбудила уголовное дело в отношении игроков по статье «Хулиганство», а МВД объявило, что если футболисты не явятся в отдел к 18 часам, то их объявят в розыск. Мамаев приехал вовремя, а вот Кокорин опоздал, и чуть было не стал разыскиваемым.

Уже вечером того же дня футболистов поместили в изолятор, а мы услышали два главных тезиса, определившие дальнейшую судьбу ребят на следующие полгода минимум. Начальник пресс-службы ГУ МВД по Москве Юрий Титов заявил, что нет разницы, кем работает нарушитель — футболист он, хоккеист, спортсмен, продавец. «Вор должен сидеть в тюрьме», — заявил Титов. Принципиальность в силе до сих пор. Как и принципиальность водителя, который, по его словам, прощать футболистов не собирается «ни за какие коврижки» и пойдет до конца.

Александр Кокорин и Павел Мамаев. Фото: инстаграм Кокорина

На следующий день задержали младшего брата Александра Кокорина, 19-летнего Кирилла. Тот как раз подоспел к избранию меры пресечения, которой в итоге стало заключение под стражу до 8 декабря. После такой неутешительной новости клубы футболистов начали суетиться. Но если «Зенит» решил все-таки дождаться завершения расследования, то «Краснодар» рубанул с плеча и захотел разорвать контракт с Мамаевым, подав запрос в палату по разрешению споров. Однако РФС это дело отложила, потому что без присутствия самого игрока такие вопросы не решаются.

12 октября суд арестовал еще одного причастного к дебошам, футболиста ЛФЛ Александра Протасовицкого — так вся честная компания оказалась за решеткой в надежде выбраться до Нового года.

Спустя три дня адвокаты футболистов начали работать, а не только ходить по шоу на федеральных каналах. Защита Мамаева в лице Игоря Бушманова попросила суд прекратить уголовное дело о хулиганстве и обратно переквалифицировать его в статью «Побои». Тут же заключение под стражу обжаловал адвокат Кокорина Олег Попов. На фоне этого весело выглядит новость о том, что Владимир Путин наградил Дениса Пака медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» второй степени, а гендиректора ФГУП «НАМИ» Сергея Гайсина — орденом Александра Невского. Но это, конечно, не за то, что чиновники получили от футболистов, а за проект президентского кортежа.

Во время очной ставки футболисты принесли извинения потерпевшим, но это ничем не помогло. Было подано прошение о переводе под домашний арест, которое суд отклонил. Возможно, причина тому – работа 18 следователей — многовато для стандартного дела о драке.

В конце октября пошли разговоры о возможной игре Кокорина и Мамаева за сборную СИЗО. В итоге матч в «Бутырке» провел только Мамаев, а Кокорину это сделать не позволили контракт с «Зенитом» и больное колено. Тем временем главный тренер сине-бело-голубых Сергей Семак тоже не остается в стороне. Он рассказал, что ему жаль игроков, но он сами виноваты. Семак также отметил, что ждет Кокорина в составе «Зенита».

Павел Мамаев. Фото: Instagram

Перед заседанием 8 декабря «Краснодар» представил суду положительную характеристику на Мамаева, а «Зенит» и «Локомотив» — на Кокорина. Но это не помогло – арест игроков продлили еще на два месяца, до 8 февраля. К этому моменту мнение общественности переменилось, и большинство поддерживало футболистов. Об этом свидетельствуют не только настроения в интернете, но и сборы, которые организовывались в Петербурге в поддержку Кокорина, и о времени и месте которых становилось известно из инстаграма футболиста.

Конец года у игроков выдался непростым. К статье «Хулиганство» следствие добавило статью «Умышленное причинение легкого вреда здоровью, совершенное из хулиганских побуждений», что подразумевает до двух лет лишения свободы.

Встретив Новый год в СИЗО, Кокорин вляпался в очередную неприятную ситуацию – это удалось ему даже в заключении. Отвечая на одно из писем, как позже оказалось, от журналистки, игрок назвал народ стадом баранов, которое повторяет то, что ему говорят. Адвокат Андрей Ромашов футболиста оправдывал, как мог, но осадок остался.

Но оттенило все глупые выходки Кокорина его слабое здоровье – у Александра обнаружились серьезные проблемы с коленом, судя по которым, продление заключения в СИЗО могло привести к инвалидности. Так, по крайней мере, говорил адвокат. Следствие не согласно и ходатайствует о продлении ареста игроков еще на два месяца, до 8 апреля, с чем суд и соглашается. Очередная апелляция делу не помогла, да никто уже и не рассчитывал.

Адвокат Кокорина Ромашов пошел дальше и подал жалобу в Европейский суд по правам человека, но первое обращение не было принято из-за формальных неточностей, поэтому он планирует предпринять вторую попытку.

Шансы Кокорина и Мамаева освободиться уже в ближайшее время есть. Игроки могут получить условный срок, и тогда выйдут на свободу. Есть менее радужный вариант: они получат небольшой срок, например, год, но освободятся через три месяца, так как в СИЗО день считается за полтора дня общей колонии.