СКА уступил-таки ЦСКА место в финале Кубка Гагарина, подтвердив предсерийные ожидания от финала Запада. Петербуржцы были чуть хуже своих московских одноклубников, проиграв в решающей седьмой игре в Москве со счетом 1:3. Nevasport объясняет, чего же не хватило СКА, чтобы все же пройти ЦСКА.

Неудача в первом матче

Серия СКА-ЦСКА получилось очень равной. Многое решила игра на домашнем льду, где каждый из соперников побеждал при своих трибунах, которые давали команде нужные ментальные импульсы — уверенность и самообладание. Важнейший момент — самый первый матч серии. Домашний для ЦСКА, который москвичи решили в свою пользу, хотя по игре явно уступали питерцам.

СКА открыл счет в той встрече, имел моменты, чотбы развить свое преимущество и забрать первый матч. Вместо этого команда Воробьева пропустила после глупой ошибки Коскиранты и Якупова. В дальнейшем ЦСКА забил еще, а СКА, создав множество моментов у ворот Сорокина, перестал забивать правильные с точки зрения судейства голы.

ЦСКА открыл счет в серии, хотя в той игре заслуживал поражения. Забери матч от 28 марта СКА, решающая игра в серии прошла бы в Ледовом в прошлое воскресенье. СКА, как мы знаем, одержал в ней победу, а значит, не сравнял бы счет, а завершил серию. Но сослагательного наклонения история не подразумевает.

Витиеватость игры

Игра СКА устроена намного сложнее, чем у ЦСКА. Илья Воробьев предпочитает, чтобы армейцы переигрывали соперника в комбинационном стиле, возя шайбу в чужой зоне с множеством передач. ЦСКА сконструирован проще: там все нацелено на отбор, а нападение сразу идет на ворота, куда шайбу можно проткнуть любым способом. В критические моменты, которым несомненно является седьмая игра плей-офф, побеждает более простая игра, которая разрушает комбинационный стиль.

Поздний Дацюк

Лидер СКА Павел Дацюк пропустил первые пять встреч серии с ЦСКА, приняв участие лишь в двух заключительных играх. Появление ветерана в составе в шестом матче сразу показало, насколько же СКА не хватало его усилий. В шестом матче СКА победил, а в седьмом Дацюк был одним из тех, у кого хоть что-то получалось в чужой зоне. Умение волшебника протиснуться сквозь тела и клюшки соперника, заложить вираж в сторону, в которую, на первый взгляд, уйти нельзя, — такой вот магии не хватило СКА во всех неудачных матчах серии.

Кураж Сорокина

Илья Сорокин – из тех вратарей, которые могут встать на пути любой команды. Сорокин умеет вызывать у себя кураж в важнейшие моменты игры. Во всех московских матчах Сорокин был непробиваемой стеной, не позволив СКА забросить более одной шайбы. Оборона ЦСКА и без того является сложным уровнем для преодоления, а когда на последнем рубеже стоит такой вратарь, забить москвичам кажется просто невозможно.

Отсутствие единства в коллективе

При всем уважении к системе, которая выстроена в СКА – с тренерами, каждый из которых отвечает за отдельный аспект, и с большим набором квалифицированных хоккеистов, в нужный момент СКА не смог явить единства. Это ощущалось даже на трибуне, где президент Тимченко в седьмом матче сидел рядом с Шойгу, а вице-президент Ротенберг находился где-то в другом месте.

Ментального единства наверняка не было и в тренерском штабе – Кудашов, Гатиятуллин и Воробьев хоть и не были персонажами из басни Крылова, но полной сплоченности не имели. Например, об этом говорил их «body language» после побед, когда они не обнимались, а просто пожимали друг-другу руки или отбивали пять.

Кроме того, некоторые игроки наверняка не понимали, почему пропускают отдельные матчи. Особенно это касается Прохоркина и Кузьменко. Прохоркин сел на лавку, после того как вытащил для СКА две игры в Ледовом, а Кузьменко сыграл лишь в одном матче серии, хотя его талант жаждал показать себя против команды, которая его воспитала.