5 июля одному из самых известных отечественных тренеров по боксу петербуржцу Александру Зимину исполнилось 70 лет. Юбилей тренер встречает в превосходной форме: спортсмены Университета им. П.Ф. Лесгафта заняли первое командное место на Универсиаде РФ, завоевав три золотые медали. В интервью «Невскому спорту» титулованный наставник рассказал о своем профессиональном кредо и особенностях работы с самыми известными воспитанниками.

Александр Васильевич Зимин (род. 1948, Брянск) – заслуженный тренер РСФСР, профессор кафедры теории и методики бокса  НГУ им. П.Ф. Лесгафта, главный тренер сборных Ленинграда и Санкт-Петербурга. Тренировал российских боксеров-профессионалов Юрия Арбачакова, Орзубека Назарова, Вячеслава Яновского и Вячеслава Яковлева, Николая Валуева, Александра Поветкина.

«Невский спорт»: Вы много работали как с любителями, так и с профессионалами. В чем принципиальная разница?

Александр Зимин: Ответ очевиден: профессионалы боксируют шесть, восемь, десять, а в титульных боях и все двенадцать раундов, в то время как любители – только три. Чем ближе к «про», тем ближе собственно к боксу. Потому что профессиональный бокс предъявляет серьезные требования и к общефизической, и к специальной физической, и к технической подготовке.

Когда работаешь с профессионалами, нужно особое внимание уделять выносливости – общей, чтобы выдерживать такие тренировочные нагрузки, и специальной – чтобы быть в порядке в бою. В любительском боксе ты можешь быть небьющим, но все равно выигрывать за счет большего количества точно нанесенных ударов. Небьющий профессионал – это нонсенс, такого не бывает. Когда мы с ребятами, перешедшими в профи, оказались в Японии, то сразу стали работать над техникой удара – ведь нужно не просто руки выбрасывать, а вкладываться в удар всей массой. Для профессионалов имеет значение не столько количество ударов, сколько их точность и сила. Не хочу никого обижать, но в плане общефизической подготовки многие из тех, кто приехал со мною в Японию в 1990 году, были «плюшевыми». Посмотрите на телосложение профи – оно идеальное не от того, что они специально бодибилдингом занимаются, а потому что у них всё в порядке с ОФП. В Японию приехали чемпионы мира, Европы и даже Олимпийских игр, как Слава Яновский, про чемпионаты Союза и не говорю, и, тем не менее, первые спарринги с мексиканцами мы проиграли начисто. А спустя несколько недель при повторной встрече уже мы их вынесли – только благодаря работе над телом.

Главный тренер сборной команды Петербурга Александр Зимин. Фото: предоставлены Спортивной Федерацией бокса Санкт-Петербурга

Любительский турнир – это три-пять поединков (если доходишь до финала), с разными противниками за короткий срок. С кем будешь боксировать, наверняка знать не можешь, на соревнованиях всякое случается, и самые сильные вылетают в первом же бою, снимаются и т. д. А в профессиональном боксе ты заранее, порой за несколько месяцев, знаешь противника, к бою с которым готовишься целенаправленно. Тебе нужно полностью выложиться в этот вечер и не нужно думать, как сберечь силы для боя послезавтра. Это опять же накладывает отпечаток на подготовку. Работа с профессионалами более индивидуальна. Любителей ты ведь тренируешь в группе. Хотя и раньше индивидуальный подход к подготовке любителей был ощутим. Возьмите Лагутина, Попенченко, Шаткова, Степашкина, Григорьева – у каждого был свой почерк, это же не просто так, а от индивидуальной работы с каждым спортсменом.

«Невский спорт»: Среди ваших учеников Александр Поветкин, Вячеслав Яковлев, Николай Валуев, Денис Лебедев, Денис Бахтов. В чем особенности работы с тяжеловесами?

Александр Зимин: Маленьких боксеров больше, конкуренция в их весах жестче, на пути к титулу они проводят больше боев. Тяжеловесам в этом смысле легче. Отчасти поэтому их спортивный век дольше – несмотря на то, что удары тяжелее. Понятно, что когда спортсмену уже за тридцать, реакция и скорость снижаются, но супертяж может компенсировать это силой и опытом. Вспомните Формэна или Холифилда. Но при этом у больших людей уязвимы связки, суставы, сухожилия, позвоночник.

Когда я начал работать с Николаем Валуевым, у него были проблемы с коленями, но вскоре он уже на тренировки без наколенников выходил. Мы заменили бег по асфальту ходьбой по песку на пляже, по лесу, по слою сухой хвои. Постепенно приближались к беговой работе, но не перегружали коленные суставы. Технический и тактический арсенал у тяжеловесов, как правило, не очень разнообразен, тут всегда есть куда расти. Так, я однажды был секундантом Николая, когда он только начинал боксировать по профи. Его соперник весил гораздо меньше Валуева и был очень подвижным. Валуев, как заведенный, бил одиночными короткими прямыми или «двоечку» левой-правой, технично, аккуратно, чисто, но однообразно, и никак не мог перестроиться. Противник легко к этому приспособился, и Коля стал очевидно проигрывать. Я тогда подсказал ему: «Коля, он уже знает, что будешь бить прямыми. Возьми да врежь ему без всякой техники по большой амплитуде». Николай два раза махнул от души, как во дворе, попал, и бой остановили.

Главный тренер сборной команды Петербурга Александр Зимин и боксер Николай Валуев. Фото: предоставлены Спортивной Федерацией бокса Санкт-Петербурга

Но единых рецептов работы с тяжеловесами нет, есть ситуации. К каждому требуется индивидуальный подход. Вячеслав Яковлев, Николай Валуев, Александр Поветкин, Денис Лебедев – да, все они представители тяжелых весовых категорий, но я же не могу работать со всеми одинаково. Желаемый результат достижим только в том случае, если я подойду к каждому из них индивидуально. Мне нужно знать характер боксера, его привычки, сильные и слабые стороны и т. д.

«Невский спорт»: Вы специализируетесь на тяжах уже больше тридцати лет…

Александр Зимин: Собственно, моя работа в сборной СССР и была главным образом работой с тяжеловесами. Когда абсолютным чемпионом СССР стал Вячеслав Яковлев, я был привлечен к работе в ней и являлся тренером сборной страны в течение десяти лет. В бригаде тренеров сборной СССР каждый тренер отвечал за какое-то направление, я как раз отвечал за тяжей. Причем не только сугубо как тренер, но и как аналитик. Старший тренер сборной Артём Александрович Лавров, ныне покойный, к сожалению, мог в любой момент попросить меня подготовить ему справочку по любому тяжеловесу мира, и от меня ожидался исчерпывающий подробный информативный ответ: как человек бьет, как защищается, какие у него слабые стороны, чего от него ждать в концовке и т. д. Если бы я молчал как двоечник на экзамене, со мной бы распрощались мгновенно. Спрашивали в сборной команде Советского Союза и со спортсменов, и с тренеров, и с обслуживающего персонала очень жестко, невзирая на заслуги и статус.

«Невский спорт»: Вы можете привести пример?

Александр Зимин: Я помню, как мне, совсем еще молодому тренеру, сказали, что мой ученик Слава Яковлев, к тому времени уже чемпион Союза, при всех его достоинствах физически не очень готов, и если мы не подтянем физические кондиции, сборная с ним распрощается. Через три месяца он сдал все нормативы и по бегу, и по другим дисциплинам. Убрал несколько явно лишних килограммов, стал гораздо более быстрым, подвижным. Слава никогда не был по-настоящему бьющим боксером, панчером, что, кстати, помешало его карьере в профи, но в любителях он обыгрывал всех за счет чутья, реакции, быстроты, тактической грамотности.

«Невский спорт»: Чего, на ваш взгляд, не хватило Вячеславу Яковлеву, чтобы стать олимпийским чемпионом?

Александр Зимин: Ему просто не повезло. В 1984 году в Лос-Анджелес, как и все советские спортсмены, он не поехал по соображениям политическим. В 1988 году в Сеул должен был ехать он, но в итоге взяли – уж не знаю, почему – Александра Мирошниченко, у которого Слава выиграл в финале Игр доброй воли в 1986 году. В олимпийском цикле 1984–1988 Яковлев вообще выиграл все, что только можно, проиграл только великому Теофило Стивенсону в полуфинале чемпионата мира в Рино, а за год до этого, кстати, – победил его на Чемпионате дружественных армий. Взял Кубок мира в 1985 году, выиграв, между прочим, у Леннокса Льюиса, будущего олимпийского чемпиона. В том же году был признан лучшим тяжеловесом мира. Мирошниченко в Корее стал третьим, Льюис первым. Слава выигрывал и у того, и у другого.

Главный тренер сборной команды Петербурга Александр Зимин. Фото: предоставлены Спортивной Федерацией бокса Санкт-Петербурга

«Невский спорт»: Как, на ваш взгляд, после всех поражений и околодопинговых скандалов у Александра Поветкина, с которым вы столько работали, есть будущее в боксе?

Александр Зимин: Конечно. У него превосходные физические данные, он трудяга, способен терпеть. Саша умеет и любит работать над собой. Он замечательный человек, у него по-настоящему мужской характер. Александр очень трудолюбив, но, на мой взгляд, слишком внушаем, слишком доверяет посторонним непрошеным советам, которые не всегда бывают дельными. Потенциал у Александра Поветкина действительно далеко не исчерпан, надо только его реализовать.

Благодарим Спортивную Федерацию бокса Санкт-Петербурга за помощь в подготовке материала