Артемий Панарин, нападающий «Коламбуса» и сборной России:

Куч не обиделся. Многие, я так понял, посчитали, что какие-то проблемы у нас начались. Приняли наш разговор при рукопожатии за конфликт. Но не делайте из мухи слона. Они проиграли. Он был расстроен — не хотел мне руку жать. До этого я ему говорил, чтобы костюм заказывал в сборную.

Сейчас у нас очень удобный распорядок — есть дни до игры. Счастье. В сезоне игры были каждые два дня. Поспать толком не получалось. После игр же спишь плохо. В восемь просыпаешься, а в два ложишься. Тревожный сон. И только перед игрой уже более-менее нормально спишь. А сейчас есть дни хорошо поспать. Восстановиться.

По поводу Кубка Стэнли — еще очень далеко загадывать. Хорошо, что прошли первый раунд. Крутой соперник был. Мы закалились командой. Уверенность огромная теперь.

С кем играть в следующем раунде — без разницы. «Бостон» или «Торонто» — обе команды сильные. Для меня они одинаковы. Заруба сильная будет.

Что думаю о драке Овечкина? Ничего не думаю. Подрались — игровой момент. Хороший конец для одного, плохой для другого.

Сейчас отращиваю волосы. Когда стригусь — лишь матню убираю. Друг меня спрашивает: Ты когда в Америке приходишь в парикмахерскую, говоришь, что «модельную» будешь делать?» У нас в детстве две стрижки было — «модельная» и «под горшок». Однажды пришел в парикмахерскую, лет восемь мне было. «Мне под горшок», — говорю. «Это «под теннис» называется. С тех пор не стригусь.

Чтобы я изменил в КХЛ? Мне кажется, с площадками нужно что-то делать. Они большие, ворота далеко, шайба где-то в углах. Когда после России приезжаешь в НХЛ, сразу думаешь, что у тебя много моментов. Площадка больше — от синей линии не забить. В НХЛ же от синей линии ворота кажутся близко. Когда на чемпионат мира приезжаешь, в меньшинстве не знаешь, как шайбу забрать — зона то здоровая, не дотянуться. В НХЛ как-то компактнее.

Я занимаюсь благотворительностью. У нас в России принято, если помогают, то не афиширует. Стараются быть скромнее. Я же, напротив, считаю, что нужно больше это освещать. Не потому, чтобы тебе сказали, какой ты молодец, а чтобы быть примером для молодых. Чтобы спортсмены тоже делились деньгами. Еще нужно спортсменов понять, что мы такие же люди. Просто у нас есть деньги, потому что конкретно наш спорт — высокооплачиваемый. Призываю всех высокооплачиваемых спортсменов заниматься благотворительностью.