Прошедший сезон оказался серьезным вызовом в карьере Джоана Плазы. Испанский специалист принял «Зенит» в середине сезона, за короткий срок сумев преобразовать игру команды, а в плей-офф и вовсе сверкнул: выбил из Единой Лиги ВТБ крепкий «Локомотив-Кубань» и серьезно напряг лучший клуб Европы ЦСКА. В беседе с журналистами, в которой участвовал корреспондент Nevasport, Плаза подвел итоги сезона и рассказал о будущем петербургского клуба.

— Джоан, вы были невероятно близки к победе над ЦСКА в двух матчах из трех. По сути, игру решили блок-шоты на последних секундах, которые ставили вашим игрокам баскетболисты ЦСКА. Отматывая назад, все ли было сделано правильно в этих концовках?

— Каждый тренер внутри себя немного параноик. Когда ты пересматриваешь что-то, всегда думаешь, что можно что-то улучшить или переиграть. Но хороший тренер отличается уверенностью в решениях, которые принимает. Конечно, я уже пересмотрел все эпизоды, и мы обсуждали их с тренерским штабом.

Если говорить об игре в Москве, Гаэль Мекель до этого забил похожий бросок, но его накрыли в моменте с проходом. Да, можно задаться вопросом, почему играл Гаэль, но не Арманд или Коди. Но мы не можем оценивать ситуацию в отдельности от другой. Если Мекель забивает предыдущий бросок, мы не можем его менять на следующую атаку. В совокупности все это складывается в картину.

А после броска Мекеля был бросок Карасева, который является нашим лучшим снайпером. Если бы мне перед игрой сообщили, что в концовке все будет решать бросок Карасева, я бы согласился — пусть так оно и будет. Сергей промахнулся, но даже Стеф Карри промахивается. Любой может промахнуться. Ты делаешь выводы, но должен быть уверен в своих решениях.

— А что вы сказали Евгению Валиеву, которого накрыли в последней атаке домашнего матча?

— Если говорить об игроках, то они счастливчики, потому что у тренера на скамейке нет винтовки или револьвера — из чего он мог бы застрелить игрока за определенные решения или ошибки. Даже не говорю конкретно про Валиева. Мне приходится воздействовать на игроков словесно.

Если говорить о Валиеве, то за этот сезон он дал нам очень многое. Возможно, без каких-либо вещей, которые он сделал для команды, не было бы этой концовки. Валиев показывает очень хорошую игру, но я уверен, что он может прибавить еще. Он об этом знает — процентов 30 к своему нынешнему состоянию. Главное, что у него есть желание, сердце и он предан клубу.

Если говорить о конкретном эпизоде, то некоторые решения нужно принимать в одну секунду. Что было в голове у Жени? Возможно, он помнил, как закончилась вторая игра. О том блок-шоте, который поставили Мекелю. Где-то подсознательно он искал более сложные решения для этого броска, чтобы его уже не могли накрыть.

Но он делал все верно. Он принял правильное решение. Да, не забил. Уверен, что он плохо спал следующую ночь. Ему еще много дней будет помнится этот момент. Но ведь каждый из нас может вспомнить эпизод, когда он не был хорош. Женя с этим справится. Главное, чтобы он продолжал развиваться. Повторюсь, я благодарен ему — он сделал очень многое для команды.

— Уточните один момент. Валиев выше Клайберна, почему он не понес забивать этот эпизод сверху?

— Надо понимать, что плей-офф отличается от «регулярки». Не только по напряженности, но и по количеству игр. Это была концовка третьей игры с ЦСКА. За 2 дня до этого был матч в Москве, где Валиев играл очень много, поскольку не было Рейнольдса. Женя много играл и в Питере. Это были последние секунды, когда у тебя накапливается колоссальная усталость. Евгений не просто стоял под кольцом и вышел свежим на этот бросок.

На словах кажется, что любой игрок может вколотить мяч сверху — это самое простое решение. Но когда ты проводишь очень тяжелый матч, много отрабатываешь на обоих кольцах, в этот момент накапливается усталость. Ты не можешь просто взять, подпрыгнуть и забить сверху. У тебя уже устали ноги, и ты считаешь, что проще забить по-другому. Со стороны кажется — да: сверху забить проще. Но уверен, в той ситуации, учитывая все обстоятельства, он сделал абсолютно правильный выбор.

— В домашнем матче во второй четверти вышел Андрей Десятников и набрал шесть очков. После этого он сел на скамейку и больше не появлялся — даже в тот момент, когда пятый фол получил другой центровой Пушков. Почему Андрей не заслуживает более значимой роли?

— Десятников проделал большую работу за то время, которое находился на паркете. Но нужно понимать, что у него была серьезная травма — он пропустил четыре месяца, не работая в команде. Всегда очень сложно восстанавливаться, набирать игровой тонус по ходу сезона.

Потом, объясню одну вещь. Десятников набрал свои очки. Но его сложно использовать в таких матчах, как с ЦСКА. С его ростом непросто действовать против маленьких составов. В Европе почти во всех командах нет высоких пятых номеров — все большие парни уезжают в НБА. Даже в ЦСКА: Хантер, Хайнц — они ниже семи футов. Андрею иногда сложно защищаться — он набирает фолы, где-то допускает ошибки из-за этой разницы в росте. Не всегда она идет на пользу: он набирает очки впереди, но испытывает проблемы в защите.

То, что он не выходил, связано только с этим. У меня не было к нему претензий. Он может играть. Он заслуживает играть. Но именно в таких матчах тот же Валиев в защите будет эффективнее. Это было мое решение.

— Насколько тяжело играть в лиге, где можно бороться только за второе место, учитывая доминирование ЦСКА?

— Это вызов для меня. В Испании тоже была ситуация, когда один клуб доминировал. В будущем мы, а также «Локомотив», УНИКС, «Химки» сделаем все, чтобы победить ЦСКА. Но пока этот клуб сильнее, чем все остальные команды лиги. Надо понимать, что лига развивается, она очень молода. Мы все должны работать: и лига, и клубы по отдельности, чтобы все подтягивались к уровню ЦСКА. Думаю, что если работать напряженно, то придет тот момент, когда ты сможешь свергнуть ЦСКА с первого места.

Конечно, для Единой Лиги ВТБ как конкурентоспособного турнира было бы полезно, чтобы чемпион поменялся. Даже в Греции есть несколько команд, которые выигрывают титул. В Испании чемпион меняется. Не всегда хорошо, что выигрывает одна и та же команда.

— А как быть с административным ресурсом, который есть у ЦСКА?

— Всегда все зависит от тебя — от того, что ты делаешь. Конечно, если в одной лиге есть команда, у которой бюджет 30 миллионов, а у других 8 миллионов — в этом есть разница. Но в любом случае, мы должны работать на максимуме. Нужно делать все, что от нас зависит, и не смотреть по сторонам. Если мы будем верить в свою идею, в свой план, если мы сможем сохранять костяк состава, переходить из сезона в сезон, улучшая свой клуб, то в определенный момент мы сможем добиться успеха. Мы играли с ЦСКА: мы уступаем им по бюджету и составу, но смогли нивелировать эту разницу в классе и в денежном ресурсе. Надо продолжать работать.

— «Зенит» в одну калитку проиграл «Локомотиву-Кубани» в одной из последних игр «регулярки», но при этом выбил клуб из Краснодара в плей-офф. Как это можно объяснить?

— Безусловно, игры в «регулярке» отличаются от плей-офф. Именно в плей-офф все команды показывают свое реальное лицо. Не было такого, что мы пытались заманить «Локомотив», чтобы они подумали, что мы слабее, чем мы есть. Мы играли в полную силу. Но мы проиграли: не заслужили победу в той игре.

Более того, мы прекрасно помнили самый первый матч в Краснодаре, в котором мы крупно уступили более 30 очков. Было желание поквитаться уже в регулярном сезоне. Но тогда не получилось. Возможно, к плей-офф игроки психологически подошли немного по-другому. Меньше было шуток, расслабленности, больше концентрации. Немаловажный факт, что в полном составе мы собрались лишь в последней игре регулярного чемпионата. У нас все травмы закончились именно в плей-офф. Всегда говорил, что мы будем развиваться шаг за шагом. И что мы будем лучше именно в плей-офф. Так и получилось.

— Можно ли сказать, что следующий сезон будет для вас проще — вы сможете пройти полноценную предсезонку с «Зенитом»?

— Когда мы только обсуждали с руководством мой приход, я говорил, что будет очень сложно возглавить команду по ходу сезона. Я делал это всего раз в карьере. Да, это был успешный опыт, но он был около 20 лет назад. Конечно, когда приходишь в середине, то не надеешься на что-то невозможное. Понимаешь, что не перевернешь все по мановению волшебной палочки.

Я приходил, чтобы выстраивать свою философию. Доносить до игроков, что я от них жду. Если говорить о будущем, то следующий сезон будет для меня легче. Я знаю лигу, знаю клуб. Смогу провести предсезонку. Если мы соберем ту команду, которую я хочу видеть для решения больших задач, конечно, мы будем лучше. Но я не могу сказать, что мы точно будем выше в «регулярке» или выиграем Еврокубок. Мы до сих пор находимся на пятом место в лиге по бюджету и где-то 21-22-е во всей Европе. Мы хотим этого, будет ставить самые высокие цели. Мы должны выстраивать команду так, чтобы она могла решать задачи независимо от силы соперника. То, как мы играли в плей-офф.

— Какие позиции «Зенита» требовали усиления по ходу сезона?

— Когда ты приходишь в команду по ходу сезона, ты можешь хотеть поменять все вокруг себя. Но ты должен подстраиваться под реалии города, команды, руководства, а не они под тебя. Я пришел сюда понять, что мы можем изменить, чтобы улучшить нашу игру и команду в будущем. Главное, нам нужно понять, что нам нужен баланс. Если говорить о прошедшем сезоне, то я пришел в команду уже со многими изменениями. Игроки приходили из-за травм, нужно было искать нового разыгрывающего, поскольку ушел Дженнингс. Я не мог сказать — давайте перетасуем весь состав. Я должен был использовать тех, кто был.

То, что происходило с нами — что-то невероятное: столько человек отсутствовали долгое время и не могли участвовать в тренировочном процессе. Где-то это пошло нам на пользу. Например, когда не мог играть Рейнольдс, наши ребята смогли играть и за себя, и за того парня.

Не возьмусь сейчас назвать позиции или фамилии игроков, но в следующем сезоне главное соблюдать баланс — мы не можем взять всех русских в заднюю линию, а всех больших иностранцев. Нам важно понимать, что в каждой линии нужны сильные игроки. Мы должны знать реалии лиги — есть лимит на легионеров. Нам нужны качественные русские игроки, которые у нас есть в составе. Без этого равновесия мы не можем быть конкурентны.

— У большинства игроков заканчиваются контракты. Насколько сильно изменится команда, сохранится ли костяк?

— Мы сейчас находимся в той стадии общения с моими помощниками и руководством, когда как раз определяемся с тем, что будет в следующем сезоне. Май и июнь — это ключевое время для создания команды на будущий сезон. Именно сейчас должны приниматься все главные решения.

Конечно, многие игроки доказали мне, что могут остаться в команде и продолжать играть в «Зените». Какая-то часть ребят точно останется с нами. Не назову сейчас точное количество. Не все зависит от моего желания: я могу захотеть, чтобы игрок остался, но он захочет лучшую зарплату или более длинный срок контракта. Мы должны учитывать все условия. Наши цели — верхние места в Единой Лиги ВТБ. Стремимся к лидерству и в Еврокубке. Под это мы должны собирать состав. Я хочу сохранить костяк. Но на данный момент мы находимся в стадии обсуждения того, кто останется, а кто уйдет. Представление у меня имеется.

— Вы разминулись с Брендоном Дженнингсом — контракт с ним был уже расторнут, когда вы пришли. Хотели бы поработать с таким игроком?

— Сейчас нельзя говорить, что если бы я был в команде, когда был Брендон, все было бы по-другому. Все это будут спекуляциями. Когда ты приглашаешь себе звездного игрока, то ожидаешь, что он будет приносить тебе пользу. Набирать условно по 40 очков каждую игру, приносить победы. Но я придерживаюсь мнения, что лучше нам взять четверых игроков, которые будут набирать по десять очков, чем того, кто будет приносить сорок.

Мы должны искать баланс. Стремиться к стабильности. Нельзя постоянно перетряхивать состав. Костяк должен быть. Сложно сказать сейчас, может быть, если бы я работал в начале сезона, Дженнингс находился бы в команде еще меньше. Мы бы с ним поссорились и он бы уехал еще раньше. Сложно судить, как могла бы развиваться ситуация, будь он в команде.

Когда ты приглашаешь игрока, то должен понимать специфику страны, где находишься. Игроки, которые приходят сюда, должны понимать, что такое русский баскетбол, европейский баскетбол. Американцы очень долго приспосабливаются, нужно понимать все риски и оценивать факторы.

Дженнингс

Брендон Дженнингс. Фото: БК «Зенит».

— Поняли ли вы психическое состояние Марко Симоновича, которое отделяет его точное дальнее попадание от промаха?

— Я не хотел бы лезть в дела, которые не касались меня напрямую — рассуждать, что было с Симоновичем до меня. Но скажу, что Марко — игрок с огромной харизмой. Такой игрок нужен твоей команде на 100%. Возможно, даже как тренер. Он имеет огромную роль не только на паркете, но и в раздевалке. Это тот человек, который может вести за собой. Который имеет огромный опыт.

Если мы говорим о его бросках — то это у него в крови. Совершать сумасшедшие броски, забивать их. Это то, что он умеет. То, что течет по его венам. Если мы говорим о его игре, посмотрите второй матч с ЦСКА в Москве. Считалось, что если Марко не забивает, то и не дорабатывает сзади. Однако в Москве он набрал не так много очков, но в обороне сражался как лев и забрал несколько важных подборов. Принес огромную пользу под своим кольцом.

— Останется ли Симонович на следующий сезон?

— Останется он или нет — зависит от многих факторов: от зарплаты, от состава, который будет в команде. Даже если он продолжит карьеру в другом клубе, это зависит от других факторов, не игровых. Но надо понимать, что если Марко не останется — это не потому, что он плохой игрок.

— Одна из проблем «Зенита» — травмы игроков. Как быть?

— Еще до того, как я пришел, руководство было обеспокоено травмами. Это плохой звонок — что случаются одни и те же травмы. Клубы вместе с лигой должны работать в том направлении, чтобы сделать единую систему: чтобы залы были похожи у всех команд. Когда ты работаешь в одном зале, потом переходишь в другой, возникают сложности. Игроки — главный актив лиги. Ясно, что мы зависимо от многих факторов. Но мы должны делать все, чтобы сохранять здоровье наших игроков. Именно от этого будет выглядеть баскетбол.

Джоан Плаза. Фото: Nevasport

— Вы написали две книги на испанском и литовском языках. Хотели ли бы, чтобы ваши книги вышли в России?

— Я не писатель — лишь складываю несколько слов вместе, получается что-то неплохое. У меня есть две книги, которые написал — они были раскуплены полностью. В России пока что у меня нет достаточно связей, чтобы их издать. Если честно, я хотел бы, чтобы люди меня читали — только так можно понять настоящего Плазу, прочитав мои мысли. Я хотел бы, чтобы знали настоящего меня. Некоторые вещи обо мне из прошлого. Возможно, в России эта книга также была бы раскуплена.

— Удается ли вам учить русский язык?

— Я знаю несколько слов, но часть из них не могу произнести, поскольку они не являются приличными. Когда я пришел сюда, то говорил о том, что готов просыпаться в 7 утра и работать с преподавателем. Но к сожалению, я пришел в середине сезона. Мы должны были решать другие задачи. Все мысли были сконцентрированы на этом. Я еще вернусь к изучению языка. Пока я могу сказать простые вещи: «привет», «пока» и несколько ругательств. Но в будущем буду знать больше.

— Удалось ли поздравить с чемпионством ваших соотечественников, который работают в футбольном «Зените» — Хавьера Рибальту и Исаака Серрано?

— Я поздравил спортивного директора Хавьера Рибальту и тренера Исаака Серрано. Встретился с ними. Надеюсь, что в один прекрасный день они смогут поздравить меня. Если говорить о «Зените», я видел несколько матчей команды — это впечатляет. Футбольный клуб проделывает большую работу.

— Вы из Барселоны, но тренировали мадридский «Реал». Каково это?

— Действительно, я был первым тренером из Каталонии, который тренировал мадридскую команду. Я прекрасно чувствовал себя в Барселоне. Но иногда приходят такие моменты, когда нужно закинуть сумку на плечо и получить возможность открыть для себя другой город или регион. Думаю, что петербуржцам тоже будет полезно поработать в Москве или Краснодаре.

— Каковы ваши пристрастия в футболе?

— Моя жена более страстный поклонник футбола, чем я. У меня дома нет флагов какого-то клуба, я не могу выбрать какую-то отдельную команду. Обычно я полностью концентрируюсь на баскетболе и не могу много говорить о футболе.