Цензура есть, но ее как бы нет. Для Федерации хоккея с мячом России даже такое высказывание неактуально. Для этой организации цензура однозначно есть. Федерация внесла поправки в регламент, и теперь согласно этому самому регламенту любые высказывания СМИ в адрес федерации, клубов или судей будут подвергаться жесткой цензуре.

Как сообщается в документе, СМИ не допускается комментировать, обсуждать и негативно высказываться о судействе матчей чемпионата, о должностных и официальных лицах федерации и клубов, а также об участниках чемпионата и турнире в целом, а также провоцировать к таким высказываниям, комментариям или обсуждениям. Более того, если представители СМИ не следуют регламенту, они лишаются аккредитации и допуска к освещению чемпионата.

Все это звучит и выглядит отвратительно, но это просто результат того, что происходит уже долгое время. Много лет футболисты отлынивают от пресс-конференций, пресс-подходов, убегают от журналистов в микст-зоне. Неудачный матч — к представителям СМИ никто не выходит. Спортсменов критикуют — они обижаются и игнорируют прессу. Стоит вспомнить хотя бы древнюю и нелепую ситуацию, когда полузащитник «Рубина» Александр Рязанцев не остановился перед журналистом, потому что «извините, пирожки». Через несколько лет Артем Дзюба затаил обиду на журналистов (тогда он не был тем Великим Дзюбой), и на просьбу о разговоре отвечал тем же, хоть и не ел никакой пирожок. Это тоже цензура, игроки подвергают цензуре сами себя, делают хуже прессу и себя в глазах болельщиков.

Зато сейчас Артем Дзюба, четвертьфиналист чемпионата мира и чемпион России, ходит по Ургантам, ютуб-каналам и печатным СМИ, раздает интервью и вспоминает, как его обижали болельщики. Зато забывает, как он некрасиво относился к представителям СМИ, хотя в его неважной игре и ссылке в дубль «Зенита» были виноваты точно не журналисты.

Не хочется каждый раз кивать в сторону запада, но в очередной раз придется это сделать, потому что именно в США отношение к журналистам у спортсменов не формальное. Вот Здено Хара сломал челюсть, не факт, что он еще сыграет в финале Кубка Стэнли. В то же время словак отвечал на вопросы журналистов после игры — писал ответы на листочке. Настроение у него наверняка было не лучшее, но он профи и знает, что каждый должен делать свою работу, а его заключается не только в том, чтобы играть, а еще и в том, чтобы общаться с представителями СМИ.

Или же взять Дмитрия Губерниева. Нет никого более осведомленного в российских биатлоне и лыжах. При этом комментатор не только сыпет сухими фактами и аналитикой, но и делает шоу, каждый его репортаж — это весело. Однако половина фанатов этих видов спорта Губерниева ненавидит, а руководство ФЛГР, в частности, Елена Вяльбе, мечтает, чтобы он сконцентрировался только на биатлоне. Наши спортивные функционеры считают, что спорт должен быть скучным и консервативным, Губерниев показывает обратное. Поэтому Вяльбе и ей подобные — те еще цензоры. Ведь пока она хочет кого-то отстранить, убрать от репортажей, где здесь свобода?