Новый сезон в биатлоне ещё не успел начаться, а СБР уже стал участником конфликта — на этот раз с Евгением Гараничевым. Второй номер мужской сборной России отказался подписывать контракт с организацией, понимая, что это грозит недопуском к соревнованиям.

Новость о Гараничеве воспринялась болельщиками с понятным скепсисом — репутация биатлониста в очередной раз сыграла против него. Гараничев, обычно пребывающий, что называется, на своей волне, любит опаздывать на старты, бегать лишние круги и приседать на стрельбище. Отказ подписывать соглашение с СБР хочется добавить в список чудачеств спортсмена, однако, может быть, на этот раз дело отнюдь не в упрямстве. Возникни такая ситуация с тем же Логиновым, тревогу забили бы моментально: никому бы не пришло в голову искать проблему в спортсмене, а не в контракте.

Евгений Гараничев. Фото: СБР

Несмотря на то, что тренер Гараничева Максим Кугаевский заверил, что никакого конфликта нет и контракт будет подписан на следующем сборе, можно полагать, что ситуацию он слегка приукрашивает. Как известно, ему вообще свойственно защищать Гараничева, даже когда тот неправ. Зато Драчёв, Нуждов и Голиков в один голос твердят, что спортсмен видел контракт, а подписывать не стал просто потому, что не хочет.

Так с чем же может быть связано столь странное решение? Текст контракта появился в общем доступе: никаких криминальных пунктов в нём нет — обычное типовое соглашение. Не понравиться спортсмену может запрет на размещение рекламных и спонсорских логотипов на экипировке и оружии, однако Гараничев и без того не особо активен в медийном плане: он не ведет даже страницы в социальных сетях. Вряд ли он решил отказаться от соглашения по этой причине.

Есть в контракте пункты, требующие, чтобы спортсмен слушался тренеров, руководство и прочих вышестоящих лиц — положение, казалось бы, стандартное, но при этом дающее СБР широкое поле для вольностей. Что если Гараничев просто в курсе происходящего внутри организации и не хочет быть участником очередной неприятной истории, возникновение которой уже не удивит поклонников российского биатлона?

Предусмотрен и пункт о запрете на употребление допинга, а также требование, чтобы спортсмен выполнял указания медицинского штаба. В нынешних реалиях это может трактоваться следующим образом: не принимать запрещённые вещества без ведома федерации, но и не препятствовать медицинским манипуляциям, проводимым врачами команды. В том, что еще один допинговый скандал с участием СБР когда-нибудь возникнет, сомнений практически нет. Можно ли считать, что происходящее сейчас — это первый, пусть и негромкий, звоночек? Утверждать — нельзя, полагать — можно.

Евгений Гараничев и Максим Кугаевский. Фото: СБР

К тому же, на защиту биатлониста встал скандально известный Александр Тихонов, утверждающий, что контракт не только составлен бестолково, но и был изменён. Договор также предусматривает наличие приложений, которые широкой общественности не показали.

Более того, Гараничев, хоть и считается вторым номером команды, особой ценности для СБР уже не представляет. Спортсмену 31 год, его карьера близится к завершению, а крупных побед от него не ждут уже давно. Если понадобится прикрыть кого-то, как, скорее всего, ранее был вынужден сделать Логинов, Гараничев окажется первым кандидатом. Его потеря станет для сборной практически безболезненной: в личных гонках он нечастый гость даже «в цветах», в эстафетах на него и вовсе не рассчитывают.

Если Гараничев действительно осознаёт, что какой-то из вариантов развития событий возможен, то лишиться соревнований сейчас — не худшая участь. Лучше закончить карьеру с репутацией чудака, чем повесить на себя клеймо допингиста. Тем более бронзовая медаль индивидуальной гонки в Сочи уже обеспечила ему олимпийскую стипендию, которую он не потеряет, даже если перестанет выступать.

Если же всё гораздо проще и речь действительно идёт лишь об очередном фокусе от Гараничева, то контракт, скорее всего, будет подписан в ближайшее время, а эта история пополнит сборник перлов от Евгения.