Вице-президент ВФЛА и президент петербургской федерации легкой атлетики Юлия Тарасенко в интервью Nevasport рассказала, в чем причины очередного отказа в восстановлении федерации, почему она понимает прыгунью в высоту Марию Ласицкене и когда организация войдет в состав IAAF.

Членство Всероссийской федерации легкой атлетики приостановлено в IAAF с 2015 года, причина — многочисленные допинговые нарушения со стороны спортсменов и тренеров, а также врачей сборной России. 9 июня ВФЛА отказали в десятый раз, после чего Мария Ласицкене заявила, что руководству ВФЛА, а также допинговым тренерам необходимо покинуть свои посты, чтобы спасти российскую легкую атлетику.

— Ожидали, что все будет не так. Думали, что все-таки будет восстановление, потому что все критерии выполнены. В конце апреля нам подтвердили, что получены пробы из московской лаборатории и осталась только оплата долга, который затем был оплачен. Но оказались еще какие-то критерии.

 Есть какие-то причины, раз федерацию не восстановили?

— Я так понимаю, есть причины, но раньше они не были критериями. Сейчас уже стоит разговор о перепроверке проб из московской лаборатории и разбирательствах по тренерам, которые отстранены.

— Может, главная причина в этих тренерах, которые продолжают работать со спортсменами?

— Доказательств, что они работают со спортсменами, нет. Более того, сейчас ВФЛА обратилась в прокуратуру с расследованием данного инцидента. Наоборот, были доказательства того, что эти тренеры не работают со спортсменами, были предоставлены справки об их увольнении. Здесь надо разбираться с этой ситуацией, но это расследование должны проводить более компетентные органы. Было проведено журналистское расследование со стороны европейских СМИ, которые где-то видели этих тренеров. Надо понимать, эти тренеры там были как частные лица, потому что в учреждениях они не числятся.

— У Марии Ласицкене в этой ситуации претензии именно к нашей федерации. Разделяете ее позицию?

— Как я могу разделять ее позицию, если я отношусь к федерации?

— Есть ли вина федерации в том, что происходит?

— Начнем с того, что виноваты все, потому что проблемы изначально начались из-за дисквалификаций спортсменов. Нельзя разделять отдельно спортсменов и федерацию. Надо вырабатывать единую линию поведения и единое мировоззрение по отношению к допингу. Федерация ничего не решит без тренеров и спортсменов. Это большая работа, которую федерация делает на протяжении трех лет, и проблемы были гораздо раньше в нашей стране. Сейчас мы это расхлебываем. Эти дорожные карты, которые нам выставили более, чем с 200 критериями, конечно, это все выполнялось.

Понятно, что чистые спортсмены здесь не виноваты, должна быть персональная ответственность, а не коллективная. Недовольство Ласицкене понятно, конечно, хочется выступать под флагом России. Сейчас нужно понимать, что дальше делать, что от нас хотят. Мое мнение, что мы уже близки к восстановлению, осталось, наверное, совсем немного.

— Успеем к Олимпиаде в Токио?

— С Олимпиадой в Токио я бы это не смешивала, это разные вещи. IAAF занимается восстановлением России, Олимпиада — это все-таки МОК. До нее еще далеко. Мы надеялись, что примем участие в чемпионате мира, но уже не успеем. Пока состояние непонимания, что делать. Это шок, может быть, обида.