В сентябре 2016 года уже ушедший из сборной России тренер Леонид Слуцкий выдал свою знаменитую фразу: «Россия — нефутбольная страна». Сейчас у многих осталась в памяти лишь формулировка, смысл же подзабылся. Сводился он к тому, что российские арены не заполняются. Тогда ЦСКА продал на свой новый стадион лишь 7 тысяч абонементов, что по мнению Слуцкого, неприемлемо для такого мегаполиса как Москва.

Из смысла Слуцкого можно вывести определение футбольной страны. Это страна, где футбол — это культ. Где на стадион ходят семьями, заполняют футбольные арены не только когда играются важные матчи, но и на обычных, рядовых играх. Как в Англии: где любой матч «Ливерпуля», «Челси» или «Арсенала» — это аншлаг на стадионе.

Тогда же Слуцкий бросил: «Эффект от домашнего чемпионата мира, боюсь, будет тоже краткосрочным». Сейчас мы видим, что эффект этот действительно есть. Огромное количество болельщиков, которые в повседневности футболом не интересуются, с огромным интересом следят за происходящим. Однако будут ли они это делать по окончании чемпионата мира? Когда условный «Урал» будет играть с условной «Уфой»? Изменил ли домашний чемпионат мира ментальность до такой степени, что страна заболела футболом? Что ее, наконец, можно назвать «футбольной страной»?

Вячеслав Колосков, президент РФС (1992-2005):

— По поводу того, что России стана нефутбольная — сказал один лишь Слуцкий. И что из этого нужно делать глобальный вывод? Да никто так не думает, кроме Слуцкого. Да и тот уже наверное передумал. Так что здесь довольно бессмысленный разговор. Критериев особых нет, поэтому нечего и обсуждать. Слуцкий сказал на эмоциях, что футбола нет. Ему тут же возразили, что футбольная — у нас столько-то команд, столько-то стадионов. Сейчас, тем более, чемпионат мира провели. Как только ФИФА или РФС четко определят, что такое футбольная страна, а что такое нефутбольная — конкретные критерии, тогда мы можем спокойно на эту тему говорить. У Слуцкого был критерий — проданные абонементы? Ну это лишь один из критериев. Есть критерий — массовость. Есть критерий — количество игроков, подготовленных каждым клубом в сборную команду. Есть критерий — количество профессиональных клубов. У меня есть понимание по этому поводу, но рассуждать на эту тему не хочу. Пускай это делают официальные лица, например, РФС.

Владимир Сафонов, спортивный психолог:

— Вот почему футбол такой популярный? С одной стороны — любой может пинать мяч. Ничего особенного для этого не надо. С другой стороны такое количество публики дает сопереживание. Да еще плечом в плечо. Если бы наши стадионы были бы на 500, ну на 5000 человек, как у баскетболистов, не было бы такого ажиотажа.

Отвечая на этот вопрос, почему-то подумалось: а где был наш президент на матчах сборной России? Почему его не было на стадионе, кроме самого первого матча? На днях я прочитал объяснение его пресс-секретаря: а президент не любит футбол — он любит хоккей. Поэтому его там нет. Первая моя мысль — идет противопоставление себя всей стране. Ведь вся страна сейчас следит за событиями на чемпионате мира. Тем не менее, если нашего президента нет на футболе с участием сборной России, можно ли назвать нашу страну футбольной? Каждый сам для себя ответит на этот вопрос — исходя из собственной картины мира.