Нападающий «Зенита» Владислав Трушкин — один из трех игроков, оставшихся в команде Жоана Плазы с прошлого сезона. На презентации клуба его даже назвали старожилом, хотя баскетболист проведет в Петербурге только второй сезон. Перед его стартом корреспондент Nevasport поговорил с Трушкиным о новой команде, сильных сторонах Плазы и несостоявшейся игре за сборную России.

— Вы сейчас сидите в новой форме лазурного цвета. Как она вам?

— Приятная. И цвет приятный. Дай Бог, чтобы она была для нас счастливой. Фирма такая, баскетбольная (Jordan — прим.ред.). Уже нельзя будет плохо играть. Оправданий не будет.

— В этом сезоне у вас почти новая банда. Не жалко было расставаться с теми, с кем наверняка уже успели сдружиться?

— Естественно, есть определенные расстройства от того, что ребята ушли. Особенно такие, как Женя Валиев, Серега Карасев, Вадик Панин… Мы с ними тесно и очень дружно общались. Но в нашем спорте есть такое явление — переходы. Обновление команды порой неизбежно. Зато в этом году пришли не менее классные ребята. Пока то, что было на сборах и сейчас на тренировках — очень позитивное настроение создает. В будущее смотрю с оптимизмом.

— «Зенит» покинули все иностранцы. Их тоже жалко?

— Да, конечно. Но я их не упомянул: иностранцы меняются почти каждый год — это состоявшееся практика. Наверное, есть только одна-две команды, где легионеры остаются на более чем два сезона. Наших иностранцев тоже жалко, что ушли. Например, Марко Симоновича. Или Коди-Миллера Макинтайра — человека общительного, который даже русский пытался учить.

— Кстати, почему именно в баскетболе иностранцы кочуют из клуба в клуб?

— Во-первых, годовые контракты. Если они себя проявляют, то получают лучшие условия от других команд. Это спорт — это жизнь. Многие иностранцы приезжают из американских колледжей. Соответственно, адаптируются к европейскому баскетболу. Где-то эта адаптация проходит хорошо, где-то она не получается. А то, что происходит смена игроков, это скорее даже виденье тренера.

— Вы сами могли покинуть клуб, но остались — один из немногих.

— Мне предложили контракт спустя недели три-четыре после окончания сезона. Очень рад, что остался в «Зените». Надеюсь в этом году мы выступим лучше, чем в прошлом.

— Вы уже прошли с новой командой подготовительный период. Она сильнее, чем в прошлом сезоне?

— Сложно сравнивать. Тогда мы начинали сезон с Василием Николаевичем. Было много травм. По ходу сезона проблемы продолжились. В середине сезона пришел новый тренер. Поменялось все — Карасев с Плазой абсолютно разные.

— Но тогда это была команда Еврокубка, а теперь — Евролиги.

— То, что я вижу сейчас — у нас универсальный такой состав. На каждой позиции по два, а то и три человека. С этой точки зрения состав получается намного глубже. Плюс пришли именитые игроки с большим опытом выступления в Евролиге. Кто-то отлично выступал в Еврокубке. Верю, что в этом году мы будем сильнее.

— Конкретно вы уже понимаете свою роль в этой команде?

— Пока не совсем. Предсезонка — такое время, когда состав команды устаканивается. Наигрываются комбинации. Игры покажут, как оно есть на самом деле. Предсезонка — это тренировка. А сезон — полномасштабные боевые действия. Когда ты можешь проверить себя и более-менее свою роль понимать.

— Конкуренция за место в составе в этом сезоне намного жестче.

— Каждый сезон она жесткая. Никто не хочет сидеть на скамейке. Но есть понимание того, что нас ждет Евролига. Это супер большая ответственность — не хочется быть командой, которая получила wild card и проигрывает всем подряд. Тренируемся мы усердно. Еще же нужно себя подготовить к очень длинному сезону с постоянными перелетами. Очень много факторов. Мы только помогаем друг другу становится сильнее.

— Разница между Евролигой и Единой лигой ВТБ в настрое будет?

— Нет, мы все профессионалы и понимаем: Евролига — это классно, но всегда есть наш домашний чемпионат, в котором нужно выступить успешно. Лучше, чем в прошлом сезоне. Будем решать задачи в Единой лиге ВТБ и делить турниры точно не станем. Каждый матч важен. Тем более, по факту, если посмотреть — их не так много. Всего 24 игры в турнире ВТБ. Любая осечка может очень дорого стоить потом в плей-офф.

View this post on Instagram

«До свидания мой любимый город, я почти попал в хроники твои» @zenitbasket и @fansector_bczenit, спасибо большое за этот классный сезон, да мы не завоевали медалей и не смогли выиграть матч в серии с ЦСКА, но это был год преодоления! А ведь победа с украинского — ПЕРЕМОГА, главное — превозмочь себя! Зенит обязательно будет в Зените! Спасибо за новых друзей @kirill_kiryan @loshadka_at @msaksenova @petrakov.maxim @designervsha @marybrry @n__kolosok #ТрешкиТрушки #ВпередЗенит #ВпередЗаПитер #Питер #Баскетбол #StayTrue #basketball #Кабриолет #ЧПХ

A post shared by Vlad Trushkin (@vlajko11) on

— Это была первая предсезонка, которую вы прошли с Жоаном Плазой. Его называют сильным специалистом. В чем сила?

— Безусловно, Плаза — сильный специалист. Он доказал это работой в «Уникахе» и «Реале».

Очень строгий наставник, который требует соблюдения определенных правил. Представим офисную модель — он начальник, а мы подчиненные. Естественно, мы перенимаем какие-то черты. Он заставляет везде играть жестче. Не позволять себе на площадке какие-то вольности. Это, безусловно, дисциплинирует. Когда ты собран, то какие-то игровые моменты получаются лучше.

Но нельзя не отметить другую его сторону. На каждом видеоразборе соперника или нашей игры, как он нам и говорит, он воспринимает нас в качестве тренеров. Не как игроков: типа, вы, ребята, слушайте, а я буду говорить, что делать. Нет, он всегда спрашивает после игр наше мнение. Если мы что-нибудь можем сказать по сопернику, он всегда открыт.

Это же тоже расширяет кругозор. Бывает тренер, который говорит: здесь ты идешь низом, там верхом, тут заступ. Все. Плаза же объясняет — объясняет, почему так. И ты уже смотришь на игру шире. Стараешься понять, что это делается для того, чтобы в каком-то моменте у соперника не было преимущества. Это очень интересно. Круто смотреть немножко шире, чем глазами игрока.

— Василий Карасев первые несколько секунд тайм-аута ругал команду, если она действовала неудачно. Как ведет себя Плаза?

— Каждый тайм-аут — это маленькая жизнь, пит-стоп. В Формуле-1 меняют шины. В баскетболе нечто похожее. Бывают тайм-ауты, где он просто спокойно объясняет — продолжаем давить нашу линию, играем так же. А бывает, он может где-то повысить голос, акцентируя внимание на деталях. На нюансах — ставьте лучше заслоны, смотрите пас вниз, в трехсекундную зону. Такого, чтобы на нас кричать — мы плохие, этого нет. Все по делу.

Мне кажется, это уже современный подход. Нет смысла тратить из 60 секунд тайм-аута первые 10 секунд на то, что ты плохой. Тот момент уже прошел — нужно акцентировать внимание на том, чтобы такого больше не повторялось. Каждый это запомнил. И двигаемся дальше.

— На внешний взгляд, в прошлом сезоне вы улучшили свой трехочковый бросок. С чем это связано?

— На самом деле, если посмотреть два последних мои сезона, в «Зените» и в УНИКСе, то процент плюс-минус один. Единственный момент — это большая благодарность партнерам. Они выводят меня на бросок, когда есть и время, и место. Когда тебе вовремя дают передачу, когда ты один — тебе остается только бросить, не думая.

Второе — как и все в нашей команде, я остаюсь после тренировок. К тому же, тренер расписывает нам дополнительную работу. Все в совокупности это приносит результат. Дай Бог, все будет только лучше.

— На предсезонке вы были чуть ли не главным снайпером в команде с самым стабильным броском из-за дуги.

— Это знаете как бывает: иногда хорошо попадается. Сложно прогнозировать. В одной игре ты забьешь четыре из шести, и это будет постоянно. А в какой-то игре держат периметр, значит у нас больше возможности играть пик-энд-роллы, действовать внизу под кольцом. Это непрогнозируемая вещь. Но если я буду свободен, я обязательно брошу, ведь я знаю, что в следующий раз мне партнеры тоже дадут мяч.

— Со своим стабильным броском вы наверняка помогли бы сборной. Почему не сложилось?

— Во-первых, я был вызван в сборную. Единственное, не успел до конца восстановится. Сборы начинались 23 июля, а мне нужна была еще неделя — до 1 августа, чтобы не было рецидива. Опасное время было. В сборную я приехал. Но мне сказали: если ты не готов сейчас, мы не готовы ждать. Вопросов нет. Плюс, не стоит забывать, что на моей позиции есть и Курбанов, и Карасев.

— А вы воспринимаете себя больше как легкого форварда, не четвертого номера?

— Я играю третьего. Но готов сыграть любого — лишь бы приносить пользу команде. Тем более, в сборной России — это как мечта. К сожалению, этим летом за место в составе побороться не получилось. Было немножко грустно, что не попал. Болели за ребят. Расстроились, когда они потеряли шансы на выход в четвертьфинал. Думаю, это было им вполне по силам.